§ 10. Демократическое государство Древних Афин

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

К концу VI в. до н. э. в Афинском полисе сложилась завершен­ная государственная организация, построенная на прямом участии основной массы полноправных и свободных граждан в реализации государственной власти. Строй афинской демократии (V-IV вв. до н. э.) был наиболее своеобразным достижением традиции всей ан­тичной государственности, спустя тысячелетия продолжая привле­кать к себе политическое внимание. Для самих Древних Афин это было время не только стабильного в целом государственного поряд­ка, но и особого экономического и культурного расцвета, активной внешней политики, когда Афины стали практически центром Сре­диземноморского мира.

Становление

демократической

системы

Принципы будущей демократической ; организации были заложены во второй, V половине VI в. до н. э. и в целом не < менялись до периода политического ^

упадка Афин в конце IV в. до н. э. Однако общая система институ- f

тов власти и управления выработалась не единовременно, а стала

итогом по меньшей мере двух этапов политических реформ.               , I

Первый этап (508 —462 гг. до н. э.) связан с реализацией поли- f тики, направленной на окончательное низвержение аристократиче­ского господства и традиций родового строя; начало ему положили' I реформы Клисфена, в 509 г. до н. э. ставшего лидером земледельче- | ского и ремесленного населения в политической борьбе.

В Афинах была создана новая территориальная о р -< ганизация, положенная в основу государственного строя. Все полноправное население (вне прежних фил и фратрий) было распи­сано на 100 демов (условных слобод). Каждый гражданин дол­жен был быть приписан к такому дему; собственно с занесения в список и начиналось право гражданства. Дем обладал самоуправле­нием: на собрании избирали демарха, а также кандидатов в Совет полиса и в архонты. Демы были объединены в 10 фил (но­вых); каждая фила имела свой храм и своих выборных лидеров, пользовалась правами самоуправления (собрание филы, исполни­тельная комиссия, представители в общеполисном управлении). По­мимо этого, вся Аттика была поделена наЗ тритии: Город, Бе­рег, Внутренняя земля. Филы и демы были приписаны к тритиям произвольно, иногда даже из разных концов полиса. Тритии не име­ли существенного значения и влияли только на организацию прита-нов. Старые роды оказались разобщены на разные филы и демы, и

 

сплочению знати и зависимости от них торгово-ремесленного насе­ления был положен конец.

Произошло упрочение выборной власти. Совет полиса (булэ) был увеличен до 500 членов, по 50 от каждой новой филы; установлен и возраст для избрания в него. Булэ стал не толь­ко общеполитическим, но и исполнительным органом: он делился на 10 секций, каждая из которых занималась срочными решениями в , положенную ей десятую часть выборного года. В 501 г. до н. э. булэ шервые принес присягу в том, что будет придерживаться в своей деятельности законов. Роль булэ несколько ограничивалась народ-яым собранием, которое отныне должно было собираться раз в деся-ую часть года для избрания магистратов, решения вопросов оборо-яы, лишения прав гражданства. Однако все вопросы выносились на эрание лишь с одобрения Совета полиса. К этому же времени от-яосится появление коллегии 10 стратегов (по одному от |эилы), которым вручалась военная и исполнительная власть, ранее тринадлежавшая архонтам.

Сформировался новый политический статус гражданина. Права афинского гражданина стали неразрывны с особыми правами на получение земли: в 506 г. до н. э. упрочена была система клерухий (первая клерухия устроена в 570-560 гг.), когда по решению народного собрания семьям выделяли землю в новозавоеванных областях, главным образом в Малой Азии. Граж­дане получили право изгнать любого из своего числа, чья деятель­ность будет оценена опасной для блага полиса: в 506 г. до н. э. вве­дена практика остракизма, особого голосования об изгнании того, чья деятельность вызывала осуждение большинства. С 501 г. до н. э. утвердился порядок обязательной военной службы граждан безотносительно к их имущественному цензу.

Второй этап (462-412 гг. до н. э) знаменовался дальнейшим про­движением народовластия (после попыток олигархии в 496 г. до н. э. в связи с нашествием персов взять власть в свои руки), созда­нием правовых начал деятельности новых институтов на основе раз­граничения полномочий; конкретные преобразования были главным образом плодом реформ лидеров афинского демоса Перикла и Эфи-альта, видных ораторов и военачальников.

Произошла демократизация органов власти и управления. Последний оплот аристократии, практически со­крушен был ареопаг как орган власти; ему сохранены были только управление и суд по религиозным делам. С 457 г. до н. э. должности архонтов были открыты впредь и для низшего цензового слоя — зевгитов. Чтобы предоставить реальную возможность небогатым гражданам участвовать в деятельности властных и судебных инсти­тутов, была установлена плата за исполнение гражданских обязан­ностей (членам гэлиэи — по 3, членам Совета — по 5 оболов, ар­хонтам — по 4 обола в день, пританам — по 1 драхме в день).

 

106

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

1'АЗДЕЛ II

 

107

 

 

 

Народовластие конституировалось в правовом отношении. Между органами непосредственной и выборной демок­ратии произошло перераспределение полномочий, причем общее со­брание граждан стало рассматриваться как более важный поли­тический институт. Собрание-экклезия закрепило за собой главным образом законодательные полномочия, булэ и магистраты — испол­нительные. И собрание, и булэ, и должностные лица практически не имели теперь судебной власти, она осуществлялась специальны­ми институтами. Незыблемость сложившегося строя стала предме­том охраны закона: каждый впредь получал право возбудить иск о незаконной деятельности против того, кто желал как-то переменить конституцию Афин.

Органы прямого Важнейшим и отличительным принци-

народовластия     пом афинской демократии в целом бы-

ла      организация       органов

власти на основе прямого народоправства, в котором участвовали безусловно все граждане. Глав­ные полномочия были сосредоточены в органах непосредственной демократии — народном собрании и Совете-булэ.

Совет полиса — булэ играл основную роль в Афинском государ­стве. Его составляли 500 граждан, выделяемых на год по 50 от каж­дой филы. Поскольку деятельность булэ была постоянной, а плата за работу в нем небольшой (по 5 оболов в день), кандидатов не хва­тало. Для них были введены гражданские привилегии: освобождение от военной службы и судебный иммунитет. По окончании срока дея­тельности булэвты давали отчет народному собранию о своей персо­нальной работе (но сам совет не был ответствен перед народным со­бранием) .

В полномочия булэ прежде всего входила вся собственно пра­вительственная деятельность: сношения с должност­ными лицами, послами, выдача приказов военачальникам, поста­новления об арестах, выдвижение обвинений против стратегов и ма­гистратов; совет был как бы «стражем республики». Реально булэ был осью и законодательной, и исполнительной власти Афин. Он го­товил декреты и другие законодательные акты, предлагаемые или поступившие для народного собрания (и без совета собрание не мог­ло даже обсуждать новый закон), контролировал полномочия и дея­тельность магистратов, представлял Афинское государство в между­народных союзах. В исключительных случаях булэ мог брать всю полноту власти в государстве в свои руки.

Булэ осуществлял контроль за финансами государст-'' ва, в том числе контролировал исчисление гражданского ценза. В булэ устанавливался список кандидатов для назначения в магистра­ты. Тем самым ему принадлежало решающее слово и в вопросе ор­ганизации исполнительной власти. Наконец, булэ мог выносить и отдельные судебные постановления в случае нарушений

 

установленного строя (до 501 г. до н. э. с наказанием в виде смерт­ной казни, а после — только штрафов).

Для лучшей организации своей работы булэ подразделялся на части — коллегии пританов по 50 членов совета (обяза­тельно с пропорциональным представительством от фил). Пританы осуществляли полномочия совета в назначенную им десятую часть года, сменяя друг друга по жребию. Помимо этого, булэ образовы­вал постоянные комиссии для контроля за деятельностью Ьолжностных лиц и реализации важнейших государственных дел: комиссию по контролю за доходами в собрании, комиссию арсена­лов, по религиозным церемониям, по контролю за актами должност-(шх лиц, комиссию по контролю государственных счетов.

Булэ был важнейшим устоем всеобщей афинской демократии: ак только в тот или другой исторический момент стремления к нигархии или узурпации брали верх, полномочия и роль совета рразу же сокращались.

Народное собрание — экклезия было институтом важных госу-арственно-политических решений. По традиции и по закону, в со-5рании могли принимать участие все полноправные граждане поли-1, приписанные к дему (в V — IV вв. до н. э. таких насчитывалось 40-50 тыс.), старше 20 лет (после отбытия обязательной воинской тужбы). Реально, однако, для собрания установились две числен-*ые квоты: 1) большая — вб тыс. граждан, когда принимались яаиболее ответственные решения; 2) малая — в 1/10 от цензо­вого списка, когда принимались обычные решения собрания. В ос­новном в экклезии участвовал афинский демос — ремесленники и эрговцы, в меньшей степени — земледельцы Аттики.

Собрание было если не постоянным, то регулярно действующим шститутом власти: созывали его 10 раз в год (в начале V в. до н. э.), а : конца V в. — не менее 40 раз. Не все собрания считались равнознач-1ными, в том числе не любые решения можно было принимать на лю-1бом из собраний. Первые десять собраний года были главными, где ре­шались вопросы организации власти и законодательства на будущий |срок; например, только в 6-м собрании можно было ставить на реше-]ние вопрос об остракизме в отношении гражданина. Специальные со-(брания посвящались религиозным, административным, международ­ным делам. Извещение о «повестке дня» должно было быть обнародо-I вано не менее чем за 4 дня до созыва. По усмотрению булэ или магист-I ратов могли быть и чрезвычайные собрания для решения военных дел. I После реформ Перикла за участие в собраниях гражданам также по-(лагалось вознаграждение (выгодное, естественно, только для мало-I имущей и бездельной части граждан). Созывались собрания на ры-| ночной площади — агоре, позднее — на Ониксе (особом холме).

Собрание обладало обширными политическими, но не неограни-I ченными полномочиями. Только в экклезии принимались решения о I войне и мире, союзах, назначении представителей и послов, объяв-

 

108

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

1'АЗДЕЛ II

 

109

 

 

 

лении мобилизации и о числе призываемых ежегодно на воинскую службу. Здесь принимались финансовые законы, таможенные пра­вила, осуществлялся общий финансовый контроль. Экклезия утвер­ждала должностных лиц полиса, а 10 раз в году заслушивала их от­четы о своей деятельности, выражая доверие или недоверие им.

Номинально экклезия обладала высшей законодательной вла­стью, но реально эти полномочия были существенно ограничены. Во-первых, по процедуре: проекты законов представлялись в собра­ние только из булэ, и даже если гражданин вносил произвольное предположение о законе (формально такое право было), проект сле­довало вначале обсудить в совете. Во-вторых, по содержанию: зако­ны считались постоянными, и, для того чтобы отменить или изме­нить прежний закон, требовалась целая совокупность религиозных и политических обрядов (adeia). Собрание не обладало судебными полномочиями, оно могло только подвергнуть моральному осужде­нию. Правда, с 403 г. до н. э. вошла в практику особая процедура — ейсангелия, когда обвиненный в покушении на безопасность государства мог быть тут же и осужден при любом количестве при­сутствующих граждан.

Присутствие квалифицированного большинства в 6 тыс. граждан требовалось для решения трех вопросов: об остракизме, санкции на перемену законов и о передаче прав полиса новому магистрату. Со­брание не связывало себя единым решением: могли быть и повтор­ные голосования по тому же вопросу, отмена предыдущего голосова­ния. Подача голосов осуществлялась поднятием рук, и только в осо­бо важных случаях — баллотированием камешками (при остракиз­ме — черепками-остраками).

Председательствовали на собрании п р и т а н ы , они же и созы­вали его. В IV в. до н. э. председательствовать стали члены совета, не находящиеся в данный момент при исполнении обязанностей пританов. Несколько смягчились требования к принятию новых за­конов: обвинение в незаконности должно быть обосновано в судеб­ном порядке, для предварительного решения вопроса о почине зако­на организовалась коллегия номофетов (из членов гэлиэи).

Должностные лица            Еще одним принципом афинской де-

мократии была жесткая подчи­ненность должностных лиц полиса органам народовластия. Все должностные лица (магистраты) не обла­дали собственной, хотя бы на основе законов, властью: их полномо­чия всецело определялись решениями народного собрания и могли быть либо расширены, либо еще более ограничены против традиции. Магистраты обязывались исполнять решения совета или собрания, имея только собственную сферу деятельности. В образовании маги­стратур обеспечивалось чуть ли не математически выдержанное ра­венство демов и фил; органы территориального самоуправления со­храняли свой контроль за их деятельностью. Наконец, все магистра-

 

гуры были срочными — не более чем на один год, и переизбрания запрещались. Еще одной чертой афинской исполнительной власти была жесткая коллегиальность магистратов: почти каждый из долж­ностных лиц любого уровня имел до 10 равноправных ему коллег.

Кандидатов в должностные лица выдвигали на собраниях само­управлений — в демах или филах. Утверждение в должности проис-' ходило на народном собрании, однако в большинстве случаев роль экклезии была своеобразной: магистратов либо определяли жреби­ем, либо избирали путем открытого голосования; демократические круги Афин предпочитали жребий. Отбор подходящих кандидатов в элыней степени поэтому зависел от предвыборной проверки — (окимасии, которую проводил булэ или по его поручению спе-;иальные коллегии. Кандидат в магистраты должен был быть «год­ным» с точки зрения отсутствия телесных недостатков, полноправ­ного Гражданства, быть приписанным к определенному дему, участ­вовать в культе Аполлона, чтить могилы предков. Будучи избран­ным, магистрат получал некоторые привилегии: право на почетное «есто в театре, на церемониях, на время магистратуры освобождал­ся от частных к нему исков. Вместе с тем ему запрещалось покидать грану, делать завещания, дарения, он обязан был отчитываться пе­ред органами народовластия.

Магистратуры в основном разделялись на 3 категории. Первую гавляли архонты (которые уже не имели персональных зва-|ний и прав); они исполняли поручения булэ по поддержанию госу­дарственного порядка, имели право помилования, наказания, задер-1жания граждан и неграждан Афин. Вторую составляли многочис­ленные и различные эпимелеты с самыми разными обязанно-|стями, главным образом в качестве помощников других должност-1ных лиц, а также финансовые чиновники. Третью, низшую группу [составляли подчиненные — ипереты (писцы, регистраторы, су-(дебные исполнители); особенностью афинской демократии было то, !что этот разряд должностей поручался не столько гражданам, сколь-|ко рабам или освобожденным. Рабы-тохотаи выполняли и основные (полицейские функции в полисе.

Особую категорию должностных лиц составляли стратеги   — I в числе десяти, которым поручалось военное управление и командр-[вание. Эта должность не была оплачиваемой и поручалась только [богатым и видным гражданам; в стратеги могли переизбирать (так, Шерикл был стратегом 15 лет). Обязанности между стратегами рас­пределяло народное собрание, но нередко в чрезвычайном порядке все государственные дела вручались одному, который получал зва-(ние стратега-автократора.

Финансовая система         Политическая  мощь  Афин  основыва-

лась в том числе на весьма развитой I финансовой системе, которая впервые здесь обрела значение особой отрасли государственного управления.

 

no

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ II

 

111

 

 

 

Узаконенной обязанности граждан уплачивать налоги в казну в Афинах не было: гражданин был вправе отказаться от уплаты нало­гов, которая составляла более предмет моральной добродетели. Фи­нансы государства складывались из: 1) доходов от разработки обще­афинских рудников, копей, от чеканки монеты; 2) прямого налога, который обязаны были уплачивать неграждане Аттики — метойки и освобожденные, причем и мужчины, и женщины (в половинном размере); 3) косвенных налогов, к которым относились таможенные 2%-ные сборы, рыночные, с продаж; их уплачивали все участники оборота. Помимо основных, с 428 г. до н. э. был введен (4) особый налог э и с ф о р а , который обязаны были уплачивать и граждане, и метойки с имущества, превышающего стоимость в 1 тыс. драхм, а с 413 г. — торговый налог (5) э и к о с т а , которым облагались все товары, перемещавшиеся в рамках Афинского союза (по 5%) и вы­возимые через Босфор (по 10%). В 378 г. до н. э. в ходе очередной реформы усилилась роль подоходного обложения всех граждан. Большее значение для граждан имели прямые натуральные обязан­ности — литургии, важнейшими из которых были: взносы на театральный хор, на обучение юношества, на организацию священ­ных посольств на общегреческие празднества. Сохранялись древние повинности по постройке за свой счет кораблей (триерархия), по­полнению арсеналов полиса.

Общий контроль за финансами осуществлял булэ, назначавший для этого 10 специальных магистратов — полетов; они вели счета, осуществляли государственные расходы. Сбором доходов ве­дали совершенно другие магистраты — аподекты, также в числе 10; в их наблюдении была государственная казна. Афины рас­полагали десятью сокровищницами, которые поочередно могли быть использованы для расходов; особая сокровищница богини Афины ис­пользовалась только на основании особого закона.

Суды в системе   Афинская    демократия    воплощалась

народовластия     не только в собственно политическом

народовластии.    На    основе    прямого

волеизъявления народа-демоса строилась и судебная система го­сударства.

Важнейшим институтом судебной организации было особое су­дебное собрание -^ гелиэйя (нередко ее неправильно называют су­дом присяжных). Гелиэйя не была в прямом смысле судебным ор­ганом , это была форма привлечения афинских граждан к уча­стию в суде и в судебном контроле за органами власти и управления (в этом и был смысл реформы Солона, при котором якобы сформи­ровался институт гелиэйи). Гелиэйю составляли 6 тыс. граждан (т. е. квалифицированное политическое большинство), выдвигаемых ежегодно от демов и назначаемых жребием. Единственным услови­ем был повышенный возрастной ценз в 30 лет. Далее корпус ге­лиэйи разделялся на 10 коллегий (по 500 судей и по 100 запасных) с

 

учетом строгого представительства фил. Заседали коллегии регуляр­но, причем позднее сложилась некоторая специализация коллегий по отдельным отраслям судебного контроля.

Гелиэйя была и собственно судебной инстанцией, где решались уголовные и, в меньшей степени, гражданские дела по частным ис­кам, и органом конституционного надзора за деятельностью народ­ного собрания и должностных лиц. В ней проходила процедура до-шмасии должностных лиц в предварительном порядке, могли за-пушиваться отчеты должностных лиц, если вставал в общей форме вопрос о преследовании их за злоупотребления. Гелиэйя была вто-эй инстанцией, где рассматривались жалобы на решения других судов (кроме религиозных вопросов), особенно политические обви­нения. И самое важное, здесь проходила процедура проверки зако­нопроектов на их соответствие традиции и прежнему законодатель-гву по иску граждан либо в порядке деятельности коллегии номо-]>етов. Гелиэйя была вправе осуждать, в случае преступлений, и на (изгнание и на смертную казнь. Особенностью полномочий этого уч-[реждения было то, что они носили по сути верховный характер: ре-|шение гелиэйи не могло быть ни обжаловано, ни приостановлено |(даже священным вмешательством); она не была подконтрольна ни-(каким другим институтам народовластия.

Традиционным судебным органом оставался ареопаг. Ему были •подсудны в основном религиозные дела, а также преступления, свя-1занные с нарушениями священных устоев государства (в частности, вдела о предумышленных убийствах, посягательствах на семейные и [родовые отношения, неповиновении должностным лицам). Помимо {суда, ареопаг сохранил и некоторые управленческие функции в от-I ношении общенародных священных имуществ, организации куль-ров, в сношениях религиозного характера с другими греческими го-|сударствами.

Количественно основная масса судебных дел, а также все судеб-|ные дела, возникавшие с участием неполноправных граждан или [неграждан Афин, находилась в компетенции специальных судебных [установлений: а) коллегии 51 эфета, образованной Драконтом в 521 |г. до н. э. для рассмотрения главным образом дел уголовных и свя-[занных с причинением ущерба личности; б) коллегии одиннадцати, [созданной для нарушителей общественного порядка, захваченных (полицией (ночных воров, грабителей, профессиональных преступ­ников); и в) коллегии диэтетов, где слушались дела по имуществен-|ным спорам, выходившим за пределы компетенции самоуправления | демов и фил.

Все судебные органы (кроме ареопага) были регулярно обновляе-I мыми и находились под постоянным контролем низового самоуправ­ления как по своему составу, так и по процедуре разбора дел — преимущественно публичной.

 

112

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ II

 

113

 

 

 

Деформация афинской демократии

Неудачная для Афин Пелопоннесская война со Спартой (431 — 404 гг. до н. э.) не только положила начало мед­ленной, но неуклонной деформации государственных институтов афинской демократии, но и стала одним из самых важных факторов этой деформации, вызвав к жизни усиление полномочий военных руководителей, централизованных управленческих коллегий.

В 411 г. до н. э. политические противоречия в афинском обще­стве вызвали новый олигархический переворот — у власти стали коллегия 30 и новосозданный Совет 400. Были ликвидированы важ­нейшие гарантии неизменности государственного строя, сложившие­ся при Перикле: право на иск по поводу внезаконности нового зако­нопроекта и плата за исполнение государственных должностей. Со­кращен состав народного собрания путем введения имущественного ценза для участия в нем. Насильственно был распущен булэ. Вскоре демократия возобладала, хотя новые тенденции были важным симп­томом эволюции.

Второй попыткой выйти из политических трудностей путем раз­грома демократии стала тирания 30-ти, установленная после оче­редного переворота в 404 г. до н. э. Политические права сохранили только 1 тыс. граждан с высоким имущественным цензом, была уничтожена гелиэйя. Тирания не могла найти опоры в собственном населении, и для ее поддержки победившая Спарта предоставила свои вооруженные отряды. После народного возмущения спартанцы были изгнаны, а вместе с ними и новые правители. Прежний демок­ратический порядок восстановился частично, значительно сократи­лись возможности контролировать деятельность должностных лиц, уменьшились финансовые возможности демократических учрежде­ний, снизились налоги.

В период постепенной деформации демократии наглядно выяви­лась ее конституционная слабость: отсутствие системы развитого за­конодательства (афоризмом перикловской эпохи было: «Лучше до­брые граждане и плохие законы, нежели плохие граждане и добрые законы»). Учреждения весили столько, сколько значили влиявшие на них люди. В период упадка достаточно было личности великого оратора Демосфена (IV в. до н. э.), чтобы вызвать к жизни преж­ние ценности народовластия. Но стоило городу изгнать его, и афин­скую демократию стали раздирать сословные противоречия, сокру­шившие Афины изнутри и сделавшие их легкой добычей набравшей силу на севере Эллады новой Македонской державы.

Полис и демократия          Само         слово  демократия

(demokrateia — правление демоса) бы­ло неизвестно в период расцвета тех принципов и учреждений, ко­торые связываются с ним. Демократией стал обозначать оп­ределенный тип государственного устройства только Аристотель в IV в. до н. э. и делал он это далеко не с благожелательным отноше-

 

нием к такому устройству (п о л и т и ю , смешение разных типов организации власти, считал он более устойчивой). Главной ценно­стью политических установлений периода афинской демократии был полис, полисная организация, особая совокупность институтов.

Полис — это, с точки зрения государственной организации, не территория, а сообщество людей, причисленных к нему; поэтому вовсе не нарушало идей народовластия, что далеко не все жители Аттики участвовали в государственной деятельности (в V в. до н. э. примерно 2/5 жителей были гражданами, 1/5 — метойками, 2/5 — рабами). Полис — верховная ценность и власть, единствен­ный суверен; если интерес города меняется, он может разорвать до­говор, снять с себя обязательства — право подчинено ав­торитаризму города.

Внутри города — хозяин его демос; все органы управления, все ^должностные лица только получают полномочия от демоса и конт-эолируются законом. Периодическая смена должностных лиц счита-1ась едва ли не главным оплотом народовластия и свободы его граж-ан: «Свободен город, народ у власти, выборных сменяет он каждый од, богатству преимуществ здесь не дают: права у бедных те же»*.

Основными принципами свободного государственного устройства -.читались исономия (равенство перед законом) и исегориа [(равенство в праве голоса). Собственно этими двумя началами и ог-аничивалось понимание демократии в античной Греции. Равенство э политических правах должно опираться на особый статус гражда-аина, который может как-то противостоять всему сообществу. В финах до известной степени гарантиями такого статуса были при­знанная священной неприкосновенность жилища (каждый сувере-нен в своем доме, и никто из должностных лиц не вправе входить гуда, устанавливать домашние порядки) и право э ф е с и и — со­противления противостоящим его интересам решениям магистратов. Граждане имели безусловное право участия в основных институтах власти и контроля за должностными лицами, причем построены они были так, что на жизни одного поколения практически каждый пол­ноправный гражданин (если не было уж исключительных обстоя­тельств) непременно хоть раз участвовал в совете, в гелиэйе, в дея­тельности магистратов.

Демократическое государственное устройство полиса не было га­рантией от стремления к империализму, политической гегемонии над другими государствами. В 446-433 гг. до н. э. оформился Афинский морской союз, куда вошли почти все государ­ства Греции (кроме Спарты). В союзе сохранили автономию только три прежних полиса, для остальных государств афинская экклезия стала органом политической власти. Финансовое ограбление соседей сопровождало демократию и даже укрепляло ее власть.

| * Еврипид. Просительницы. 405-409.

 

114

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ II

 

115

 

 

 

Афинская демократия могла существовать также только при политике примитивного социализма. Публичный сектор экономики играл важную роль в доходах полиса, регулярные хлебные, денеж­ные, земельные раздачи считались обязательной частью деятельно­сти государства; более того, демос начинал только в этом видеть смысл и оправдание полиса.

1