§ 8. Древнееврейское право

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Древнейшее право еврейского народа заняло исключительное ме­сто в мировой правовой истории. Записанные в священных книгах Библии, общие законы и конкретные правила, сложившиеся в раз­ные периоды догосударственной и государственной истории Израи­ля, через каноны христианства, позднее распространились практи­чески по всему миру и переосмыслены во всех правовых системах европейского корня. Хотя по уровню правового регулирования древ­нееврейское право значительно уступало вавилонскому и даже еги­петскому: оно отражало требования и реалии времени становления ранней государственности. Особое воздействие на содержание права оказали религиозные предписания иудаизма с его приверженностью идее богоизбранности израильского народа, идеалом подчинения со­циального поведения весьма условным якобы священным заветам.

Древнееврейская государственность

Еврейские кочевые племена появились на землях исторической Палестины в начале II тыс. до н. э., выйдя из-за р. Евфрат. Примерно в XIII — XII вв. до н. э., в период временного ос-

лабления влияния Египта на государства Палестины и Финикии, со­юз родственных племен с общим названием Израиль вытеснил и подчинил себе жившие там племена ханаанеев. В результате асси­миляции (языки были родственны) израильский народ сформировал общую оседлую цивилизацию с земледельческой культурой. В поли­тическом отношении это была стадия формирования надобщинных властных структур. Союз племен управлялся советами родовой зна­ти и так называемыми «судьями» — выборными вождями. Сохраня­лись племенные народные собрания, но наибольшее значение имело внутриобщинное управление с беспрекословной властью главы рода-клана.

В XI в. до н. э. под воздействием внешней опасности со стороны новых племен филистимлян (отсюда и греческое название «Пале­стина») израильские общины и племена образовали единое протого-сударство. Во главе всех племен был поставлен некто Саул, ставший первым царем Израиля. Царь был выбран на собрании представите­лей племен, и в дальнейшем избрание (или общенародное утверж­дение) носителя власти стало принципом ранней государственной организации. Начало формирования реальной государственной орга­низации относится ко времени правления преемника Саула — царя Давида (конец XI — нач. X в. до н. э.), когда появляется наемная армия, и особенно знаменитого библейского мудреца царя Соломо­на (X в. до н. э.). При Соломоне устанавливается твердая система государственных налогов, постоянная армия, система государствен­но-распределительного хозяйства.

В 928 г. до н. э. под влиянием разных внешних и внутренних факторов единое древнееврейское государство распалось на два от­дельных царства: Израильское, объединившее большинство из прежних племен, с центром в г. Наблус, и Иудейское, с цент­ром в Иерусалиме, где правили потомки царя Давида. В социальном отношении оба царства были однотипными и эволюционировали в направлении классового общества, но политически традиции древ­ней государственности оказались недолговечными. В конце VIII в. Израильское царство завоевывается Ассирией, в начале VI в. до н. э. Иудея попадает под власть Нововавилонского царства, населе­ние было выселено — начались десятилетия так называемого «вави­лонского плена». Позднее политическая общность еврейского народа восстановилась, но Палестина подпадает вначале под власть персов, затем империи Александра Македонского и, наконец, Римской им­перии.

источники права Начало древнееврейского права отно-

сится   ко   времени   полулегендарного

пророка Моисея (XIII в. до н. э.), с именем которого связывается начало освоения евреями Палестины, составление религиозных за­поведей и первых законов. Реально большинство приписанных Мои­сею правовых предписаний, вошедших в ветхозаветные книги Биб-

 

пии «Исход» и «Левит», появляются в Иудейском царстве в IX — Ш вв. до н. э. Около 622 г. до н. э. в связи с народными волнения­ми в Иудее создается новый свод, повторяющий и развивающий Мо­исеевы законы, — «Второзаконие». К этому же времени относится роставление так называемых «свертков синагог» в 5 книгах — сбор-шков обычного древнееврейского права, признанного таковым свя­щеннослужителями (основные судьи у евреев). После возвращения

0              вавилонского плена, как бы в наставление и в воспоминание о

трежних временах был составлен сборник древних юридических

эычаев — Галахом; хранителем древнего закона и обычая про­возглашался высший религиозный и судебный совет — синедри-

1              н.

Несмотря на священно-религиозное отношение к древним зако-ам и обычаям, еврейская традиция не запрещала истолковывать гарое право — так к началу I в. н. э. у евреев стали возникать эридические школы и направления. Причем в отношении к древне-лу праву эти школы придерживались разных позиций. Одно на­правление, связываемое с именем раввина Галлела, председателя синедриона в 30 —10 гг. до н. э., ставило на первое место идею пра­вовой справедливости, тогда как последователи раввина Шамаи вы-1жали позиции «строгого права», точного следования букве древ-|них законов. С учетом нараставших толкований, во II в. раввин |Егуда   Танасси  составил  сборник  обычного  еврейского  права  — (Мишна в 6 книгах, — позднее получивший новую редакцию. Наря-цу с этим, собственной традиции истолкования древнего права при­держивались и те иудеи, которые не ушли из Вавилона после окон­чания плена. Их юристы и учителя составили особый свод нововве­дений к праву под названием Гемара («Восполнение»), посвящен­ный главным образом имущественным и семейным отношениям. [Позднее из этих двух сводов — Мишны и Гемары — составили еди-1ный памятник под названием Талмуд. Талмуд — это не чисто пра-Iвовой, но более религиозный, наставительный свод разного рода по-Iучений и толкований, и в силу этого по содержанию посвященный (многим правовым вопросам; но это не кодекс и не свод чисто право-|вых норм. Опираясь на разные традиции обычного права, оформи-!лись и разные редакции Талмуда в IV — V вв.: иерусалимская и ва-|вилонская. Талмуд, наряду с книгами Ветхого завета, стал важней-[ шим источником древнееврейского права.

Еврейское право не прекратило своего существования с падением [древней еврейской государственности. До начала V в. римляне, да-|же завоевав Иудею, разрешали применение там древнего права и собственную юстицию синедриона. В последующие века еврейское право сохранялось в разбросанных по всему миру еврейских общи­нах. И обращение к древнему праву было тем строже, чем жестче главы общин и раввинат стремились сохранить узконациональную традицию и собственную правовую культуру. Для того чтобы совме-

 

80

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ I

 

81

 

 

 

 

 

стить требования времени с традицией древних правил, в средневе­ковой еврейской культуре продолжилась работа по комментирова­нию и новому толкованию памятников права. Самым известным из таких комментариев был свод примечаний, составленный знамени­тым философом и правоведом Моисеем Маймонидом (XII в.) Своей систематикой и общими принципами анализа права он даже оказал влияние на формирование нового европейского права.

Комментарии юристов, своды истолкований и поучений были но­выми по типу для древневосточного права источниками. Но глав-   j нейшими оставались прежние законы Ветхого завета, восходящие к священным заповедям Моисея.

Законодательство Моисея

Древние правила, приписанные в Биб­лии пророку Моисею, устанавливали организацию древнееврейского обще­ства на строго и узконациональном начале. Еврейская община фор­мировалась как замкнутый социальный организм, связанный общи­ми традициями, религиозными правилами и, главное, особыми от­ношениями с Богом, недоступными другим народам. Согласно заве­ту, еврейский народ заключил своего рода политический договор с Богом, по которому народ обязывался хранить переданные через Моисея правила и законы, но и Господь должен был соблюдать свое особое благоволение к народу: «Соблюдайте все уставы Мои и все законы Мои и исполняйте их — и не свергнет вас с себя земля, в которую Я веду вас жить»*. Такой условный договор внес в поли­тическую организацию и основы правовой жизни древних иудеев весомый теократический элемент: правящий слой составля­ли так называемые левиты, исполнявшие одновременно свя­щенные и судебно-административные обязанности. Религиозный ха­рактер сохранял и высший орган народа — собрание 70 старейшин (по 6 от каждого племени — клана).

Основой — и исторической,' и принципиальной — всего древне­еврейского права стали так называемые Десять заповедей, согласно Библии, переданные через Моисея еврейскому народу от­кровением. Заповеди стали принципиально новым словом в истории права: впервые оформились не казусные, но общие правила право­вого поведения, хотя и в значительной степени религиозные по со­держанию. Заповеди содержали три, условно, группы предписаний. Первая — главные требования древнееврейской религии: единобо-, жие, запрет на поклонение другим богам и на идолопоклонство. Вторая — постановления религиозно-житейского характера, требо-( вания к образу жизни: соблюдение субботнего, выходного от всех дел дня, почитание родителей. Третья непосредственно касалась об­щих правовых отношений и запретов такого поведения, которое, по завету, теперь преступно не только в человеческом, но и в религи-

* Левит. 20-22.

 

озном смысле: не убивай, ке прелюбодействуй, не кради, не лжесви­детельствуй на ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни дома его, ни поля его, ни рабы его, ни вола его, ни всего, что |есть у него *.

Семейно-брачное право

В религиозно-правовой традиции древ­них евреев семья занимала значитель­но большее место в общем укладе, чем это было привычно для других народов Ближнего Востока. Хранение семейных устоев предопределяло другие правовые начала — ив имущественных отношениях, и в уголовном праве. Оставаясь патри­архальной, древнееврейская семья в большей степени ограничива­лась кровнородственными связями, дополняемыми безусловным ре­лигиозным родством.

Брак для евреев признавался не только желательным, но и пря­мо обязательным для всех старше 13 лет; освобождались только «изучающие закон», хотя и для священников брак не был запрещен. Формально браки могли быть и разноплеменными, но священный характер им придавало только религиозное единство. Заключался брак от имени отцов жениха и невесты. Отец или брат выступали также в роли жреца при его заключении. Самой процедуре предше­ствовало обязательное обручение, а свадьба свершалась через 7 дней. Заключался брак или письменным договором, или узаконени­ем сожительства.

Положение мужа и жены в браке существенно разнилось. При первом вступлении в брак женщина обязана была засвидетельство­вать свою непорочность: оказавшуюся недевственницей в первую брачную ночь не запрещалось и убить перед домом отца. Для мужа в принципе допускалось многоженство ради деторождения (едино­женство представлялось идеалом, от которого возможны отступле­ния) ; однако иметь более трех жен считалось нарушением заповеди. (Только в XI в. было постановлено, что следует иметь только одну жену, запрещался брак не по вере, символический смысл стала иг­рать покупка жены.)

Весьма подробно в законах регулировались взаимные обязанно­сти мужа и жены. Муж должен был давать пропитание жене, оде­вать ее и иметь с нею сожительство. Жена обязывалась в безуслов­ной верности и послушании мужу; все свои имущественные приоб­ретения должна была передавать ему. Развод признавался возмож­ным по инициативе и мужа и жены. Однако женщина могла разве­стись, не выдвигая никаких к тому причин, только если ей не было в замужестве 12 лет ( т. е. когда сам брак мог быть сочтен недейст­вительным). В остальных случаях необходимо было обосновать на­рушение мужем своих супружеских обязанностей. Запрещалось воз­обновлять единожды расторгнутый брак.

* См.: Исход. 20. 2-17; Второзак. 5. 7-21.

 

82

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

раздел i

 

83

 

 

 

Наиболее своеобразным институтом древнееврейского брачного права был обычай левирата. В этом обычае как бы отразилось древнепатриархальное родовое представление о семье и вместе с тем раннее стремление еврейских колен-племен к нарочитой замкнуто­сти. После смерти мужа, вдову обязан был взять замуж его брат ли­бо старший родственник. Отказ рассматривался как грубое наруше­ние обычая и оскорбление: вдова, сняв свои башмаки, плевала в ли­цо отказчику. По-видимому, правило левирата должно было способ­ствовать в том числе и накоплению имущества в небогатых семьях древнееврейского общества.

Родовому началу подчинялось и наследственное право. Правопо-ложения о наследстве в еврейском праве были в большей степени продолжением семейных, чем имущественных отношений. Хотя гла­ва семьи считался безусловным собственником домашнего имущест­ва, право на завещание (которое бы свидетельствовало о сложив­шемся представлении о частной собственности) не признава­лось. Завещательное распоряжение можно было сделать только во время и на время болезни: после выздоровления завещание теряло силу. Наследование осуществлялось по закону, учитывая право старшинства в семье: старший сын должен был в любом случае получить половину имущества. При отсутствии сыновей, могли на­следовать и дочери, за неимением их, вступали в свои права братья, дядья по отцу. Вдова имела право на возврат приданого и на выдел специальной части прежнего имущества.

В канонах Библии отцу принадлежала почти неограниченная власть над детьми, включая право продажи детей в рабство (но не право жизни и смерти). Родительская власть была позднее сущест­венно ограничена по Талмуду. Талмудические толкования вообще сделали семейное право более современным своей эпохе. Согласно Мишне, жена могла иметь свое состояние, в семье могли иметь мес­то взаимные дарения имущества (подобно вавилонскому праву).

В состав семьи-общины включались и рабы. Рабство в Иудее со­храняло древний патриархальный характер. Попасть в рабы можно было или по договору, или в наказание, или пленением, или рождени­ем от рабов. Рабство в отношении соплеменников-евреев могло быть только срочным: не более чем на 6 лет или до наступления особого, «юбилейного» года. Строго запрещалось плохое отношение к рабам, искалеченный раб автоматически получал свободу. Рабы сохраняли частичный правовой статус: они могли жениться и уходили на свободу вместе с семьей (если жена не дадена прежним хозяином), рабыни могли идти замуж на условиях их последующего выкупа мужем.

Имущество

и обязательства

в праве

В связи со значительным влиянием на право религиозно-патриархальных на­чал имущественные собственнические отношения были развиты слабо. Зе­мельные владения евреев были не вполне законченной семейной

 

обственностью: считалось, что евреи владеют землей как бы на ус-ювиях наследственного держания от Бога за обязанность исполнять его законы. На особом положении была земельная собственность священнослужителей-левитов (или храмовая), которая практи­чески была в их неограниченном распоряжении. Земли делились в |юде по семьям на 49 лет, в 50-й, «юбилейный» год производился полный передел земель, прощались все долги, отпускались на волю рабы. Переделы собственности производились и в каждый 7-й, «суб­ботний» год. Тем самым право пыталось сохранить условно патриар­хальное равенство семей. Собственности левитов и храмов это не касалось. Каждый еврей старше 20 лет обязан был нести с предо­ставленного семье владения военную службу. (Тем, кто только что женился, предоставлялась отсрочка от «призыва» на 1 год.)

В древнем праве слабо были развиты и обязательственные отно­шения. Договоры должны были заключаться публично — при свиде­телях, в особой символической форме или перед судом. В отдельных видах договоров исполнение обеспечивалось оформлением заклада на имущество должника, остальные — письменными обязательства­ми, которые должны были точно следовать установленным на тот или другой случай правилами. Строгое соблюдение под-законности договоров было важной чертой обязательст­венного права древних евреев. В частности, например, запрещалось брать проценты по договору денежного займа с единоверцев. При оформлении заклада на имущество нельзя было брать то, чем обес­печивалось прокормление семьи: хлебные жернова и т.п.

Конкретные виды договоров ограничивались обменными отноше­ниями: имущество на имущество или имущество на услуги. Извест­ны были соглашения о поклаже, займе, найме личном и имущест­венном. Продажа, по сути, приравнивалась к закладу (если иметь в виду периодические переделы). Исполнение обязательства могло быть и принудительным: суд мог вынести постановление об аресте имущества. Однако кредитору запрещалось входить в дом должника для исполнения решения.

Значительное обновление древнего права произошло по прави­лам Мишны. Сформировалось представление о том, что сделки, со­вершенные к значительному ущербу одной из сторон (конкретно, более 5/6), можно признать недействительными. В случае правона­рушений, причинения материального ущерба взысканию подлежит любой, прямой и косвенный убыток. На оценку прямого ущерба влияла неосмотрительность нарушителя: от тех или иных обстоя­тельств зависело, вполовину или полностью он будет взыскан. Более развитыми стали и договоры, связанные с недвижимостью: теперь владение землей рассматривалось практически как частная собст­венность.

 

84

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

 

РАЗДЕЛ1

 

85

 

 

 

Уголовное право и суд

На принципы древнееврейского уго­ловного права в наибольшей степени повлияли требования и предписания религии и ветхозаветных заповедей. Многие — и все важнейшие — преступления древнего права наказывались именно потому, что бы­ли нарушениями этих заповедей. Наказуемым было ра­нее всего греховное действие, и степень важности греха предопределяла степень возможного наказания.

(1) Прямые нарушения заповедей, т. е. намеренно противное законам поведение, рассматривались как тягчайшие пре­ступления. К таким были отнесены возведение богов-кумиров, зло­словие в адрес родственников, нарушение полевой межи, преврат­ный суд, прелюбодейство с родными, скотоложство и греховные сек­суальные действия, тайное убийство и наемное убийство. Все эти виды преступных действий (конкретные преступления могли быть более различными) однозначно предписывалось карать смертью. Оценка именно этих преступлений как наиболее тяжких связыва­лась с особой охраной семейно-родовых ценностей еврейского обще­ства, а не только религиозных: почти все эти виды так или иначе посягали на клановые устои и общинный уклад.

Следующим по важности преступлением было (2) убийство. Древнееврейское право изначально различало убийство по злому умыслу, которое наказывалось также смертью, и убийство ненаме­ренное — в драке, случайное и т. п. Такому убийце закон предо­ставлял возможность укрыться в убежище до суда (были специаль­но перечислены шесть городов, где можно было укрываться от пре­следования родственников убитого). Суд определял наказание или освобождал от него, примирив убийцу с родственниками потерпев­шего.

Древнейшие постановления устанавливали для евреев право кровной мести — не только за убийство, но и за другие (3) пре­ступления против личности: членовредительство, ос­корбление семьи, рабов. Но уже по правилам Второзакония месть ограничивалась, ее заменил уже известный по вавилонскому праву талион: «А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожже-ние, рану за рану, ушиб за ушиб»*. В большинстве случаев, вероят­но, и здесь действовали правила выкупа преступления по особой таксе, также почерпнутой из законов.

К менее тяжким имущественным преступлениям относилась (4) кража. За кражу полагалось возмещение украденного: от 2-х до 5-тикратного. Но злонамеренная, ночная кража оценивалась наряду с самыми тяжкими грехами — за нее можно было самолично рас­правиться с преступником. Тот же штраф налагался и в случае не­возврата взятого на хранение — тем самым кража еще не вполне

* Исход. 22.

 

чтделилась в праве от обычного имущественного причинения ущер­ба, не связанного с уголовным наказанием.

Еще одной особенностью древнееврейского уголовного права бы­ло отсутствие собственно системы наказаний: в рамках законов, очень широких, суд никак не был связан назначением конкретного вида наказания. Помимо судебного решения, в целом ряде случаев предусматривалась возможность и даже целесообразность момен­тального общественного наказания преступника, обличенного и не нуждающегося в оправдании по тяжести преступления. За непослу­шание отцу, подстрекательство к служению другим богам и некото­рые другие преступника предписывалось побить камнями, как бы выразив общинный обезличенный приговор ему. А в целом упоми­наемые в Библии и применявшиеся в еврейском праве наказания были весьма разнообразны. Наиболее тяжкие преступления кара­лись смертью, и виды смертной казни были самыми разными, как почерпнутыми из общей ближневосточной практики, так и специ­фическими для еврейского права: сожжение, повешение, обезглав-ривание, убийство стрелами, камнями, удавление, под пыткой, рас­пиливание, четвертование, сбрасывание в море, со скалы, раздавли-1ание колесницей, кузнечными механизмами, растерзание зверями. 1аименее тяжким видом считалось повешение, его применяли во jcex случаях, когда законы просто указывали смерть. Практикова­лись членовредительные наказания: отсечение ног, рук (например, ели женщина непристойно вмешивалась в драку мужчин). За пре-гупления общественно-религиозного содержания: осквернение муд-геца, удар должностному лицу, насмешки над церковной доктри­ной — полагалось отлучение от церкви и от возможности совершать эбряды. Были телесные наказания: битье палками или кнутом, но ае более 39 ударов. За повторно совершенное  такое   же   пре-лупление могло быть назначено 79 ударов, но не более. Практика лорки была распространенной: в Писании упоминается 168 случаев телесных наказаний; позорным оно не считалось, а было как бы «отеческим» для  своих.  Наконец,  применялось и  заключение в тюрьму. Это считалось уже позорным, своего рода бедствием: сидев­шие в тюрьме отпускали волосы; в тюрьмах применялись цепи, свя­зывание, колодки. Различий в наказании мужчин и женщин, взрос­лых и детей не было. Вместе с тем законы и обычаи требовали взве­шенного отношения к назначению наказания, с тем чтобы, пресле­дуя тяжкий грех, не проявлять к своему народу излишней жестоко­сти. По заключению Талмуда, «суд, который в течение семи лет произнес хотя бы один смертный приговор, следует назвать крово­жадным».

Во времена древних Израиля и Иудеи суд происходил около го­родских ворот в одинаковой форме по уголовным и имущественным искам. Доставка обвиняемого или ответчика в суд лежала на истце или родственниках потерпевшего; как правило, суд должен был со-

 

86

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

стояться в день преступления или обвинения. Главным доказатель­ством считалось собственное признание. Наиболее распространен­ными были принесение клятвы и свидетельские показания. Счита­лось, что одного свидетеля недостаточно для суда (но достаточно для иска): закон требовал 2-3. Письменные доказательства приме­няются только в праве Талмуда. Простые дела иногда решались жребием. В особых обвинениях (в прелюбодействе жены, в наруше­нии ею супружеских обязанностей) применялся Божий суд — испы­тание на покровительство Бога путем ордалий: бросание в реку, питье клятвенных вод и т. п. Если ордалии очищали обвиняемую, то обвинение снималось, и она могла спокойно возвратиться в семью.

Ориентация правоприменения на семейные, в значительной степени общинные ценности и начала сделала в итоге древнеев­рейское право узконациональным. Это обеспечило ему долгую жизнь и применение в своей среде даже в странах, официальные доктрины которых негативно относились к иудаизму. Но с этими особенностями права связано и его незначительное распростране­ние, помимо огромного литературного влияния через Библию и ее истолкования.

 

Раздел II. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО АНТИЧНОГО МИРА

Первые на территории Европы политические обще­ства сложились в странах Средиземноморья во II — / тыс. до н. э. Они, в первую очередь цивилизации Древней Греции и Древнего Рима, положили начало всей государственной и пра­вовой истории Европы, передав традиции своей политической и правовой культуры другим народам и временам, выросшим на почве особого античного мира.

Античное общество и античная государственность пред­ставляли новый, сравнительно с Древним Востоком, этап об­щей человеческой истории. Их новизна была связана с глубоки­ми особенностями общественно-юридического быта и всего социально-культурного уклада европейских народов. Античное общество, по крайней мере в период своего расцвета, было об­ществом выраженной индивидуальной собственности и рабо­владельческого уклада хозяйства. Основанные на этих особен­ностях исторического развития Европы (сравнительно не только с древневосточным обществом, но и с вообще господ­ствовавшим в мировой истории типом отношений) черты политического быта и правовой культуры также были отме­чены высокой степенью своеобразия юридических форм.

Античное общество и античные цивилизации сложились ча берегах Средиземного моря, которое в первые века особен­но стимулировало экономические усилия народов, их связи с ругими землями. Подобно тому как древневосточные обще-bmea были цивилизациями великих рек, античный мир был ..юрской цивилизацией, с раннего времени связанной ^военно-торговыми отношениями. Значительно более разви­тыми здесь были денежное хозяйство и финансовые связи. Значительно большую роль в созидании государственности этичного мира сыграли финансовые системы и военная политика.

_ Античные государства почти с самого начала своего обра-\зования стали стремиться выйти за пределы первоначаль­ных областей обитания основавших их народов. Развитие го­сударственных форм здесь проходило на фоне колониза­ции — поначалу военно-торговой, затем чисто завоева­тельной — других областей Европы, Африки, Малой Азии. Имперская политика составляла существенный фактор деятельности властей. В результате крупнейшие античные государства развились в значительные империи —

 

88

 

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

в период своего исторического заката поистине мирового масштаба (империя Александра Македонского, Римская импе­рия). Здесь были впервые в мировой истории выработаны ад­министративные и правовые формы взаимоотношения метрополии и колоний, принципы управления территориями в масштабе континентов.

Благодаря особенностям социальных отношений своего времени, античное государство составило особый тип госу­дарственности, более высокий, чем древневосточное. Это го­сударство в главном было построено на принципах народо­властия и гражданской свободы, соединенных с особым об­щинно-полисным политическим строем. Оставаясь государственностью избранных, античный полис предоста­вил истории пример более высокой степени вовлеченности граждан в политическую и правовую систему, чем это было на Древнем Востоке.

В своем становлении и развитии античная государствен­ность прошла некоторые исторические этапы. Формирова­ние государства происходило в форме примитивных монархий или олигархически-родового строя, в котором клановые отношения объединялись с преимуществами крупной земельной собственности. Расцвет античной государственности принес с собой народовластие в форме демократической республики или особой монархии. Венцом исторического движения античной государ­ственности стало оформление особой полувоенной бюрократической монархии, которая станет об­разцом политических форм большинства европейских и ази­атских народов в последующей истории.

В античную эпоху условный центр мировой истории пере­местился в Европу. Она стала в экономическом, социальном и культурном отношении более развитой, чем остальной мир. Здесь стали вырабатываться политические и юридиче­ские формы, определяющие мировое развитие, в том числе и путем прямого культурного и политического влияния. Особая роль принадлежит здесь системе римского права. Оно стало основой для последующего становления и развития большин­ства систем мирового правового уклада, оказало воздействие на формирование первых правовых принципов международных взаимоотношений, вообще всего современного юридического мышления.

 

 

РАЗДЕЛ II

89

1