§ 2. Что день грядущий нам готовит

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 

После предварительных замечаний, которые должны объяснить читателю, почему в учебник по гражданскому праву включена глава, посвященная предстоящей реформе наследственного права, приступим к рассмотрению основных направлений этой реформы и их оценке, порой критической.

Начнем со структуры раздела, который будет в ГК предпоследним (замкнет ГК раздел, посвященный частному международному праву). Раздел «Наследственное право» состоит из пяти глав и включает в общей сложности 68 статей. Название глав таково: «Общие положения о наследовании» (8 статей); «Наследование по завещанию» (21 статья);

«Наследование по закону» (12 статей); «Приобретение наследства» (21 статья); «Особенности наследования отдельных видов имущества» (6 статей).

При ознакомлении со структурой раздела сразу же бросается в глаза, что основания призвания к наследованию, в отличие от ныне действующего законодательства, поменялись местами: вслед за общими положениями на первом месте идет наследование по завещанию и на втором — наследование по закону. Сделано это для того, чтобы изначально воплотить в наследственном праве основные принципы гражданско-правового регулирования, в первую очередь такие, как принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и принцип диспозитивности. Этому нововведению едва ли следует придавать принципиальное значение. Важно последовательно придерживаться того положения, что наследование по закону имеет место лишь тогда, когда и поскольку оно не отменено или не изменено завещанием. Эта линия в проекте выдержана.

Нужно иметь в виду, что никаких наследственных правоотношений непосредственно из закона никогда не возникает (ср. ч. 2 ст. 1156) . Для их возникновения во всех случаях необходим целый набор пре-

1 Здесь и далее делаются ссылки на статьи проекта части третьей ГК.

569

 

дусмотренных законом юридических фактов. В их числе —открытие наследства.

В известном уточнении нуждается позиция проекта в вопросе о том, что входит в состав наследства. Из сопоставления рада норм (п. 1 ст. 1155 и ст. 1157) может быть сделан вывод, что состав наследства ограничивается принадлежавшим наследодателю на момент открытия наследства имуществом. В подавляющем большинстве случаев это действительно так. В то же время в порядке наследственного преемства к наследникам могут переходить и некоторые неимущественные права, как связанные, так и не связанные с личностью наследодателя (например, право на опубликование произведения, которое при жизни автора не было опубликовано, или право на голосующие акции). Было бы правильнее не ограничивать состав наследства (наследственной массы) имуществом, как бы широко ни трактовать это понятие, а записать, что принадлежавшие наследодателю неимущественные права и иные нематериальные блага переходят по наследству в случаях, прямо предусмотренных законом, а также если это вытекает из самой природы указанных прав и благ1.

В ст. 1162, закрепляющей основания отстранения от наследования недостойных наследников, предусмотрен случай, когда завещатель уже после покушения на его жизнь совершил завещание в пользу покушавшегося, то есть простил его. В этом случае лицо, в пользу которого составлено завещание, от наследства не отстраняется. Правда, открытым остается вопрос, как быть, если завещатель при составлении завещания не знал о покушении на его жизнь и это обстоятельство установлено уже после открытия наследства. Не дан ответ и на вопрос, может ли наследник, прощенный наследодателем, наследовать только по завещанию или также и по закону (если часть имущества осталась незавешанной).

В главе «Наследование по завещанию» закреплен принцип свободы завещания, который, в числе прочих средств, обеспечивается тайной завещания. В силу п. 4 ст. 1163 в завещании могут содержаться распоряжения только одного лица. Совершение завещания двумя или более лицами не допускается. Сказанное, разумеется, не означает, что нельзя составлять завещания в пользу друг друга, но они должны быть раздельными. Завещать можно любое имущество, в том числе и то, которое завещатель рассчитывает приобрести в будущем.

Само собой разумеется, что в состав наследства могут входить не только права, но и обязанности. Об этом подробно говорилось едва ли не во всех предшествующих главах настоящего раздела учебника.

570

 

Пожалуй, наибольший интерес в настоящей главе представляют правила о форме завещания (ст. 1170—1175). В них много нового. Наряду с нотариально удостоверенными завещаниями и завещаниями, приравненными к ним, предусматривается упрощенная форма составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах. В числе нотариально удостоверенных выделены так называемые закрытые завещания. Особо выделены также завещательные распоряжения денежными средствами в банках. Остановимся на этих положениях более подробно. В виде общего правила предусмотрено, что завещание под страхом недействительности должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Предусмотрены случаи, когда завещание совершается в присутствии свидетелей. Определен круг лиц, которые не могут быть свидетелями при составлении, подписании или удостоверении завещания, а также не могут подписывать завещание вместо завещателя. В их числе граждане хотя и дееспособные, но с такими физическими недостатками, которые не позволяют им в полной мере осознавать то, что происходит, а также лица, не владеющие в достаточной степени языком, на котором составлено завещание, кроме случаев составления закрытого завещания.

Закрытым называется завещание, которое завещатель вправе совершить, не предоставляя при этом никому, включая и нотариуса, возможности ознакомиться с его содержанием. Именно поэтому завещание и относится к закрытым. Под страхом недействительности закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем. Процедура передачи нотариусу закрытого завещания закреплена в п. 3 ст. 1172. Завещание передается в заклеенном конверте нотариусу завещателем лично в присутствии двух свидетелей, которые ставят на конверте свои подписи. При представлении нотариусу свидетельства о смерти завещателя нотариус не позднее пятнадцати дней вскрывает конверт с завещанием в присутствии двух свидетелей и заинтересованных лиц. Вскрыв конверт, нотариус сразу же оглашает содержащийся в нем документ, после чего нотариус составляет и подписывает вместе со свидетелями протокол, который удостоверяет вскрытие и содержит полный текст завещания.

Закрытое завещание для выполнения всех связанных с ним формальностей может быть передано только нотариусу и должностным лицам, которым предоставлено право совершения нотариальных действий. К ним не относятся должностные лица, которым предоставлено право удостоверять завещания, приравниваемые к нотариальным. Придание юридической силы закрытым завещаниям, по-видимому, оправ-

571

 

давно. Составление таких завещаний призвано в максимальной степени обеспечить тайну завещания.

Более настороженное отношение вызывает упрощенная форма завещаний, рассчитанная на чрезвычайные ситуации. Согласно ст. 1175 гражданин, который находится в явно угрожающем его жизни положении и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности оформить завещание у нотариуса или иного лица, имеющего право на совершение нотариальных действий, составить закрытое завещание или завещание, приравниваемое к нотариальному, или, наконец, завещать денежные средства в банке путем совершения завещательного распоряжения непосредственно в банке, может изложить свою последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме или на словах. Таким образом, завещание в чрезвычайных обстоятельствах может быть выражено в простой письменной форме или даже на словах.

В обоих случаях изложение гражданином последней воли признается его завещанием, если оно имело место в присутствии двух свидетелей. Простая письменная форма признается соблюденной, если гражданин в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что это —завещание. Изложение гражданином последней воли на словах признается его завещанием, если оно сделано в присутствии двух свидетелей и если притом завещатель заявил, что это устное заявление представляет собой его завещание.

Если гражданин, сделавший завещание в чрезвычайных обстоятельствах, получит впоследствии возможность без серьезных затруднений совершить завещание в нотариальной либо приравненной к ней форме, но в течение месяца не воспользуется этой возможностью, завещание, сделанное в чрезвычайных обстоятельствах, не считается совершенным. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежит обязательному исполнению лишь при условии утверждения его судом по требованию заинтересованных лиц (например, наследников) либо свидетелей, присутствовавших при изложении завещателем его последней воли. Требование об утверждении такого завещания должно быть заявлено до истечения срока, установленного для принятия наследства.

По-видимому, требование об утверждении завещания должно быть заявлено независимо от того, оспаривает ли кто-либо такое завещание или нет. Если его никто не оспаривает, то требование об утверждении завещания суд будет рассматривать в порядке особого производства, если оспаривает —искового производства.

Разработчики проекта, отстаивая необходимость легализации уп-

572

 

рощенной формы завещаний при чрезвычайных обстоятельствах, ссылались прежде всего на случаи захвата заложников, которые пока не вдут на убыль. Противники предлагаемой новеллы указывали на то, что наша страна не раз оказывалась в экстремальных ситуациях, но устных завещаний не было ни в годы гражданской войны, ни в годы Великой Отечественной войны. К тому же суду, особенно если воля завещателя выражена в устной форме, будет чрезвычайно сложно, а зачастую и невозможно установить, какова же была подлинная воля завещателя и была ли она вообще. На почве истолкования этой воли возможны всякого рода злоупотребления.

На данном этапе обсуждения проблемы ввиду отсутствия какой-либо практики и репрезентативных опросов общественного мнения трудно дать рекомендации на сей счет. Заслуживают внимания аргументы как той, так и другой стороны, шансы которых в возникшем споре примерно равны.

Наконец, о завещательных распоряжениях денежными средствами в банках (ст. 1174 проекта). Если позиция разработчиков правильно понята, то они предлагают установить, что вклады граждан в банках или иных кредитных учреждениях наследуются на общих основаниях независимо от того, сделано ли завещательное распоряжение о судьбе вклада в самом банке (ином кредитной учреждении) или в общем порядке (например, у нотариуса). Иными словами, предлагают, по-видимому, вернуться ктой модели, которая закреплена в п. 4 ст. 153 Основ гражданского законодательства 1991 г. и в дальнейшем была сведена на нет в постановлении Верховного Совета Российской Федерации от 3 марта 1993 г. При этом не имеет значения, в каком банке и на каком счете находятся денежные средства гражданина (Сбербанке Российской Федерации, Инкомбанке и т. д.). Представляется, что позиция разработчиков в этом вопросе является правильной.

Модель, закрепленная в ст. 561 ГК. 1964 г., себя оправдывала, когда по существу единственным кредитным учреждением, в котором граждане открывали вклады, был Сбербанк (ранее —сберкассы). Государство было заинтересовано в привлечении сбережений граждан в Сбербанк. В настоящее время, когда существует широкая сеть коммерческих банков, да и сам Сбербанк акционирован, прежние стимулы привлечения средств вкладчиков, в том числе и такой, как возможность вкладчика путем завещательного распоряжения банку исключить вклад из состава наследства, былое значение утратили. К тому же сохранение различного правового режима для вкладов граждан в Сбербанк и в другие коммерческие банки резко диссонирует с принципом равенства гражданской правосубъектно-

573

 

ста организаций, занимающихся в сущности одной и той же предпринимательской деятельностью.

Бороться за вкладчиков нужно, повышая, а не снижая проценты по вкладам, гарантируя надежность вкладов и качество предоставляемых услуг и вводя новые виды услуг, словом, используя механизмы рыночной экономики, а не те методы, которые достались в наследство от административно-командной системы.

Пожалуй, наибольшее число далеко не бесспорных новелл предусмотрено в главе «Наследование по закону». Здесь прежде всего следует обратить внимание на то, что вместо двух очередей наследников по закону предусмотрено наследование до шестой степени родства. Соответственно этому наследники по закону подразделяются на наследников четырех и последующих очередей, вплоть до родственников наследодателя шестой степени родства —двоюродных праправнуков и праправнучек, троюродных внуков и внучек, троюродных братьев и сестер.

Сохранена очередность призвания к наследоданию: наследники каждой последующей очереди наследуют при отсутствии наследников предшествующих очередей. Наследники одной очереди наследуют в равных долях, кроме наследников, наследующих по праву представления.

К наследоданию по праву представления призываются не только внуки наследодателя и их прямые потомки, но также племянники и племянницы наследодателя; двоюродные братья и сестры наследодателя. При наследовании по праву представления доля наследника, умершего до открытия наследства, переходит к его потомкам и делится между ними поровну.

Сохранено призвание к наследованию нетрудоспособных иждивенцев наследодателя вместе с наследниками той очереди, которая призвана к наследованию, хотя условия призвания их к наследованию, равно как и определение причитающейся им части наследства, крайне усложнены.

Расширение круга наследников по закону почти до бесконечности (вплоть до шестой степени родства!) едва ли оправданно. Лица, находящиеся в отдаленном родстве, могут давным-давно забыть друг о друге, не поддерживать между собой никаких контактов в течение жизни нескольких поколений и вспомнить о дальнем родственнике лишь в связи с открывшимся после его смерти наследством. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что установить столь дальнее родство зачастую крайне трудно, а то и невозможно. А это может привести к сутяжничеству, судебным спорам, которым не видно конца, огрублению и ожесточению

574

 

нравов людей, втянутых в эти споры, каждый из которых стремится заполучить свою часть наследства. Отдаленные родственники, как правило, представляют собой обособленные хозяйственные ячейки, а потому отсутствие их в числе наследников по закону едва ли ощутимо скажется на их бюджете — они и сами не рассчитывали из этого наследства что-либо получить.

Нужно признать, что в ныне действующем законодательстве круг наследников по закону неосновательно сужен, но нельзя и расширять его до бесконечности. Позиция разработчиков проекта в этом вопросе, по-ввдимому, продиктована на столько заботой о дальних родственниках наследодателя, сколько желанием свести к минимуму случаи перехода наследственного имущества к государству (или муниципальному образованию) как выморочного.

В то же время непонятно, почему дед и бабка отнесены к наследникам по закону третьей очереди, а впереди них как наследники по закону второй очереди поставлены братья и сестры наследодателя, как полнородные, так и неполнородные. Ныне действующее законодательство занимает в этом вопросе более правильную позицию, включая как братьев и сестер, так и деда и бабку в одну и ту же, а именно во вторую, очередь наследников по закону.

Круг наследников по закону должны замыкать наследники четвертой очереди — дяди и тети наследодателя, которые, если предложение об объединении в одну очередь братьев, сестер, деда и бабки наследодателя будет принято, окажутся в третьей очереди. Следует сохранить наследование по праву представления для всех тех лиц, для которых оно предусмотрено проектом.

Перейдем теперь к одному из самых сложных вопросов, а именно к условиям призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев наследодателя и определению их доли. Этому вопросу посвящена ст. 1192, к раскрытию содержания которой мы и обратимся.

Принципиальный подход к наследованию нетрудоспособных иждивенцев остался прежним: они наследуют вместе с той очередью наследников по закону, которая призвана к наследованию. Для призвания нетрудоспособных иждивенцев к наследованию необходимо, чтобы они находились на иждивении наследодателя не менее одного года до его смерти. А вот вслед за этим предусмотрены положения, которых в ранее действовавшем законодательстве не было. Нетрудоспособные иждивенцы разделены на две группы. К первой отнесены нетрудоспособные иждивенцы, которые входят в круг наследников по закону второй и последующих очередей. Ко второй группе отнесены нетрудоспособные иждивенцы, которые не

575

 

входят в круг наследников по закону ни первой, ни последующих очередей'.

Нетрудоспособные иждивенцы первой группы, в свою очередь, делятся на тех, которых наследодатель обязан был по закону содержать, и тех, которых он по закону не обязан был содержать. В первом случае нетрудоспособные иждивенцы наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призвана к наследованию. Во втором случае нетрудоспособный иждивенец не может унаследовать более одной четверти наследства, но может унаследовать и менее четверти. При этом условия призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев первой группы не зависят от того, проживали ли они совместно с наследода-телсм или нет. Что же касается нетрудоспособных иждивенцев второй группы, которые не относятся ни к одной из очередей наследников по закону, то помимо того, что они должны находиться на иждивении наследодателя не менее одного года до открытия наследства, они должны не менее года проживать совместно с ним. При наличии других наследников по закону они во всяком случае не могут наследовать более четверти наследства, но могут унаследовать и менее четверти. При этом в этой группе нетрудоспособных иждивенцев не выделены те, кого наследодатель обязан и не обязан был содержать. К числу нетрудоспособных иждивенцев, которых наследодатель обязан был содержать, но которые не входят ни в одну из очередей наследников по закону, могут быть отнесены бывший супруг наследодателя (ст. 90 СК), его фактические воспитатели (ст. 96 СК), отчим и мачеха (ст. 97 СК).

Говоря об особенностях призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев, необходимо ответить на два вопроса: должны ли они быть нетрудоспособными не менее года до открытия наследства или

Если нетрудоспособные иждивенцы входят в круг наследников по закону первой очереди, то отпадают основания для призвания их к наследованию как нетрудоспособных иждивенцев. Они призываются к наследованию именно как наследники по закону первой очереди, а не вместе с ними. Основания для призвания их к наследованию как нетрудоспособных иждивенцев появляются лишь тогда, когда они относятся ко второй очереди или к одной из последующих очередей и в то же время есть наследники по закону предыдущей очереди, вместе с которыми, но не обязательно наравне с ними, нетрудоспособные иждивенцы и призываются к наследованию (например, нетрудоспособный иждивенец относится к наследникам по закону второй очереди, но имеются также наследники первой очереди). Этим и объясняется, почему к нетрудоспособным иждивенцам первой группы относятся лишь наследники второй и последующих очередей. Что же касается нетрудоспособных иждивенцев второй группы, то поскольку они вообще не относятся ни к одной из очередей наследников по закону, указывается на то, что они не входят и в круг наследников по закону первой очереди.

576

 

достаточно, чтобы они стали таковыми к моменту открытия наследства. По-видимому, достаточно, чтобы они были нетрудоспособными на момент открытия наследства. Второй вопрос: как быть, если к наследованию призывается не один, а два и более нетрудоспособных иждивенцев, причем они могут претендовать не более чем на четверть наследства? Должна ли эта четверть разверстываться между ними или на четверть может претендовать каждый из них?

Допустим, что к наследованию призываются два наследника первой очереди — жена и сын наследодателя и нетрудоспособные брат и сестра наследодателя, которые находились на его иждивении, хотя он и не обязан был их содержать. Получит ли каждый из наследников по одной четвертой части наследства или жена и сын получат по /g, a брат и сестра по \/^. Поскольку в законе говорится, что не более одной четвертой части наследства наследуют нетрудоспособные иждивенцы, правильным, по-видимому, будет второй ответ на этот вопрос.

Статья 1192, в которой вдет роль о наследовании нетрудоспособных иждивенцев наследодателя, завершается таким положением: при отсутствии у умершего других наследников указанные нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в равных долях. Хотя это положение помещено в виде абз. 2 п. 2 ст. 1192, в котором говорится лишь о нетрудоспособных иждивенцах, не относящихся к наследникам по закону ни первой, ни последующих очередей, оно, вне всякого сомнения, распространяется на всех нетрудоспособных иждивенцев независимо от того, в какой разряд таковых они включены. По-видимому, специальное упоминание в их числе нетрудоспособных иждивенцев, относящихся к наследникам по закону той или иной очереди, посчитали излишним, поскольку они призываются в данном случае к наследованию именно как наследники по закону соответствующей очереди со всеми вытекающими из этого последствиями.

Не углубляясь в дальнейший анализ ст. 1192, можно сделать неутешительный вывод о том, что в ней закреплена нарочито усложненная правовая модель, которая вызовет в практике ее применения ничем неоправданные трудности. Простой гражданин едва ли сможет усвоить ее без квалифицированной юридической помощи, которая зачастую окажется дороже причитающейся нетрудоспособному иждивенцу части наследства.

Следует рекомендовать разработчикам унифицировать условия призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев, сделав их доступными для восприятия теми, на кого Кодекс рассчитан.

В числе наследников по закону специально выделены наследники, имеющие право на обязательную долю, или так называемые необходимые наследники. Признание за ними права на обязательную долю является

577

 

изъятием из принципа свободы завещания, что отражено как в ч. 3 ст. 1164, так и в п. 1 ст. 1193 проекта. Право на обязательную долю, за кем бы оно ни было закреплено и каков бы ни был его размер, означает, что за наследником независимо от содержания завещания бронируется какая-то часть наследства. Именно поэтому доля и называется обязательной, а наследники из числа других наследников по закону выделяются как необходимые, наследственные права которых в пределах, установленных законом, наследодателем не могут быть ограничены. В ныне действующем законодательстве за необходимыми наследниками бронируется две трети той доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону, то есть две трети от законной доли. При определении размера обязательной доли учитывается также стоимость предметов обычной домашней обстановки и обихода, что как раз вызывает колебания практики и споры в юридической литературе. Выходит, что наследнику, имеющему право на обязательную долю, может быть выгодно, чтобы его наследственные права в завещании наследодателя были ущемлены, поскольку при определении размера обязательной доли следует учитывать стоимость предметов обычной домашней обстановки и обихода, в то время как при определении размера законной доли, если наследник совместно с наследодателем не проживал, стоимость указанных предметов учету не подлежит. Попытка решить этот вопрос предпринималась в руководящих разъ-яснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации по наследственным делам (в последнем по времени постановлении от 23 апреля 1991 г.— подп. «д» п. 10).

Как же решаются эти вопросы в проекте части третьей ГК РФ? Прежде всего, сужен круг наследников, имеющих право на обязательную долю. Из него исключены нетрудоспособные иждивенцы. В числе необходимых наследников остались несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, а также его нетрудоспособные супруг и родители. К несовершеннолетним относятся дети, не достигшие 18 лет, к нетрудоспособным — не достигшие 16 лет либо достигшие 55 лет (женщины) и 60 лет (мужчины), а также инвалиды всех групп, в том числе инвалиды с детства. Лица, вступившие в брак до достижения 18 лет, а также эмансипированные лица, если к моменту открытия наследства как те, так и другие не достигли 18 лет, имеют право на обязательную долю, поскольку совершеннолетними до достижения указанного возраста они еще не становятся. Размер обязательной доли уменьшен с двух третей до половины доли, которая причиталась бы необходимому наследнику при наследовании по закону. Правда, в законе говорится: не менее половины доли (раньше — не менее двух третей доли). Это указание закона нелишне. Оно означает, что если в

578

 

завещании наследодателя доля наследника, входящего в круг наследников по закону, не дотягивает до законной доли, но не опускается ниже ее половины, то нет оснований для признания завещания в этой части недействительным.

В соответствии с принципом свободы завещания право на обязательную долю удовлетворяется прежде всего из оставшейся незавещанной части имущества наследодателя, даже если это приведет к уменьшению прав на эту часть имущества других, то есть не имеющих право на обязательную долю, наследников по закону. Таким образом, если при удовлетворении права на обязательную долю сталкиваются права наследника по завещанию и наследника по закону, не имеющего права на обязательную долю, то приоритетное значение придается обеспечению прав наследника по завещанию.

Права наследника по завещанию могут сталкиваться и с правами наследника, имеющего право на обязательную долю. Здесь учитывается, кто при жизни наследодателя пользовался имуществом, судьба которого зависит от того, будет ли осуществлено право на обязательную долю или исполнено завещание. Если при жизни наследодателя необходимый наследник имуществом не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания, когда речь идет о жилом помещении, или в качестве основного источника добывания средств к жизни (орудия труда, творческая мастерская и т. п.), то суд может с учетом имущественного положения и степени нуждаемости в завещанном имуществе нетрудоспособных наследников, в том числе нетрудоспособных иждивенцев уменьшить размер обязательной доли или вовсе отказать в ее присуждении.

Сразу же возникает вопрос: какие нетрудоспособные наследники имеются в виду? Наследники по завещанию или необходимые наследники, или, наконец, и те и другие? То, что под круг этих лиц подпадают наследники по завещанию, по-видимому, не вызывает сомнений, поскольку, во-первых, речь вдет о завещанном имуществе и, во-вторых, в числе этих лиц названы и нетрудоспособные иждивенцы, которые права на обязательную долю не имеют. Но можно ли относить к ним и необходимых наследников? Полагаем, что можно. Иными словами, обсуждая вопрос, можно ли уменьшить размер доли или отказать в ее присуждении, суд должен учитывать имущественное положение и степень нуждаемости в завещанном имуществе как наследников по завещанию, так и необходимых наследников, если и те и другие являются нетрудоспособными. Наконец, в обязательную долю засчитывается все, что необходимый наследник получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе и по завещательному отказу. Здесь в первую очередь следует учитывать то, что необходимый наследник

579

 

получает по завещанию, если завещанная ему доля не дотягивает до половины законной доли. В этом случае, чтобы определить то, что необходимый наследник должен дополучить, нужно из половины законной доли вычесть завещанную долю. Сложнее определить стоимость того, что наследник получает по завещательному отказу, если предметом отказа является не передача вещи в собственность, а передача отказо-получателю (он же необходимый наследник) какого-либо иного (кроме права собственности) вещного права или обязательственного права (ср. п. 2 ст. 1180 проекта ГК). Здесь может возникнуть вопрос об определении ценности передаваемого права в его стоимостном выражении. Стоимость передаваемого права и подлежит зачету в обязательную долю необходимого наследника.

В адрес правил закона о необходимых наследниках можно сделать то же замечание, что и правил о нетрудоспособных иждивенцах: они крайне сложны и едва ли положительно будут восприняты практикой. Во всяком случае не оправданно ни сокращение круга наследников, имеющих право на обязательную долю, ни уменьшение размера этой доли.

Что же касается прав супруга при наследовании (ст. 1194 проекта), то включение этой нормы в проект представляется излишним. Пункт 1 ст. 1194, по существу, не добавляет ничего нового к положениям, которые либо прямо закреплены в гражданском и семейном законодательстве, в том числе и в раде норм раздела «Наследственное право», помещенных ранее, чем ст. 1194, либо легко могут быть выведены путем толкования соответствующих норм.

Еще более уязвим п. 2 ст. 1194. В нем записано: по решению суда переживший супруг наследодателя может быть устранен от наследования по закону, за исключением наследования на основании ст. 1193 (речь вдет о наследовании обязательной доли), если будет доказано, что брак с наследодателем фактически прекратился не менее чем за пять лет до открытия наследства либо хотя и позднее, но имеются достаточные основания считать произошедший распад семьи окончательным.

Как справедливо указывалось при обсуждении проекта в марте 1997 г., п. 2 ст. 1194 неосновательно ущемляет права пережившего супруга наследодателя, брак с которым не расторгнут, и противоречит положениям СК, определяющим момент прекращения прав и обязанностей супругов. К тому же никому не дано судить, был ли распад семьи окончательным, если одного из супругов уже нет в живых.

Наконец, заслуживает внимания норма о выморочном имуществе (ст. 1195). Легализация понятия выморочного имущества, в принципе, не вызывает возражений. Достаточно четко определен и круг случаев,

580

 

когда наследственное имущество оказывается выморочным. Это случаи, когда нет наследников ни по закону, ни по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать, либо все наследники отказались от наследства. При этом следует учитывать, что выморочным иногда может оказаться и часть наследственного имущества (например, при отсутствии у наследодателя наследников по закону лицу, не входящему в их число, завещана лишь часть наследственного имущества;

другая часть является выморочным имуществом). К более спорным относится предложение установить, что выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону не к государству, как это имеет место сейчас, а в собственность муниципального образования по месту открытия наследства. В одном из предшествующих проектов части третьей ГК предусматривалось, что выморочное имущество переходит либо в собственность города или района (кроме района в городе) по месту открытия наследства, либо к учреждению социальной защиты, если гражданин находился на содержании в нем, либо к монастырю — после смерти монашествующего (при этом к монастырю переходит не все имущество умершего, а лишь движимое имущество, оставшееся в монастыре, а также имущество в виде вкладов умершего в кредитных учреждениях), либо к обществу, товариществу, кооперативу (имущество, принадлежавшее умершему в виде акций (вкладов, паев) в данном обществе, товариществе, кооперативе).

Сейчас трудно судить, какая из этих двух моделей заслуживает предпочтения и насколько оправдан отказ от перехода выморочного имущества в собственность государства вообще (при всей близости муниципальной собственности к государственной)1. Не получится ли так, что при наличии у выморочного имущества нескольких наследников оно окажется без глазу?

В главе «Приобретение наследства» полезно указание на то, что принятие наследства одним или несколькими наследниками не означает принятия наследства остальными наследниками. Иными словами, нельзя принять наследство за других наследников. В то же время допускается принятие наследства через представителя, если в доверенности специально предусмотрено полномочие на его принятие.

В норме, определяющей последствия принятия наследства по истечении установленного срока, предусмотрено, что суд может признать наследника принявшим наследство по истечении срока, если найдет причины пропуска срока уважительными и при условии, что наследник, пропустивший срок, обратился в суд не позднее шести месяцев после

За исключением перехода выморочного имущества в собственность городов федерального значения — Москвы и Санкт-Петербурга.

581

 

того, как причины пропуска срока отпали1. Тем самым, mutatis mutandis, использована модель, предусмотренная ныне для восстановления срока исковой давности (ср. ст. 205 ГК).

Признав наследника принявшим наследство по истечении установленного срока, суд признает недействительным ранее выданное свидетельство о праве на наследство, которое было выдано без учета прав указанного наследника. Спорно, однако, что в этом случае выдача нового свидетельства о праве на наследство не требуется, то есть что его заменяет решение суда.

Ряд заслуживающих осмысления новелл предусмотрен и в нормах об отказе от наследства или от завещательного отказа. Во-первых, отказаться от наследства можно и после принятия наследства, то есть акт принятия наследства можно и отозвать, но, по-ввдимому, лишь в пределах срока для принятия наследства, который составляет шесть месяцев. Что же касается отказа от наследства, то он по-прежнему является безотзывным. Во-вторых, возможен отказ от наследства через представителя, если в доверенности специально предусмотрено право на такой отказ. В-третьих, по общему правилу, не допускается отказ от части наследства. Но если наследник призывается к наследованию как по закону, так и по завещанию, то он может отказаться от наследства, причитающегося ему не только по обоим этим основаниям, но и по одному из них. В-четвертых, если отказополучатель является одновременно наследником, то он может и получить завещательный отказ и принять наследство, либо отказаться и от того и от другого, либо, наконец, отказаться лишь от чего-то одного.

Статья 1209 проекта закрепляет за наследником преимущественное право на определенные объекты из состава наследства при его разделе. Важно подчеркнуть, что наследник имеет преимущественное право на указанные объекты лишь в счет, а не сверх своей наследственной доли. Пожалуй, наибольшее практическое значение имеет правило абз. 2 п. 2 ст. 1209: «Наследники, для которых принадлежавшие наслсдодателю жилой дом, квартира или иное жилое помещение в течение года (очевидно, не менее года) до открытия наследства являлись единственным местом постоянного проживания, имеют при разделе наследства преимущественное право на получение в счет их наследственных долей этого жилого помещения, а также находящихся в этом помещении домашней утвари и предметов домашнего обихода».

Как быть, если наследственная доля не может служить достаточной компенсацией за имущество, преимущественное право на получение

То же правило распространено и на наследников, к которым право на принятие наследства перешло в порядке наследственной трансмиссии.

582

 

которого имеет наследник, а иного имущества для предоставления компенсации другим наследникам на момент раздела наследства у него нет? По-видимому, в этом случае преимущественное право наследника на те или иные объекты в составе наследства осуществлено быть не может. Именно такой вывод следует из содержания абз. 2 п. 3 ст. 1209 проекта: «Если соглашением между всеми наследниками не установлено иное, осуществление кем-либо из них преимущественного права возможно после предоставления соответствующей компенсации другим наследникам». Не приведет ли это к тому, что наследники, не проживавшие в жилом помещении и не нуждающиеся в нем, получат возможность вышвыривать из жилого помещения наследников, для которых оно является единственным местом проживания, но которые в данный момент не в состоянии предоставить компенсацию. Было бы правильнее в этих случаях, определив размер подлежащей предоставлению компенсации, оформлять обязательство между наследниками в судебном порядке с указанием срока или сроков выплаты соответствующих сумм с учетом индексации.

В числе мер по охране наследства и управлению им обратим внимание на следующее. Входящие в состав наследства наличные деньги (валюта) вносятся в депозит нотариуса, а валютные ценности, изделия из драгоценных камней и металлов и ценные бумаги, не требующие управления ими, передаются банку достаточно высокой степени надежности для хранения по договору в порядке, предусмотренном ст. 921 ГК.

Если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного общества или товарищества, ценные бумаги, исключительные права и т. п.), нотариус в соответствии со ст. 1026 ГК в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом'.

Необходимые расходы, вызванные предсмертной болезнью насле-додателя, расходы на его достойные похороны, а также расходы по охране наследства и управлению им подлежат возмещению до погашения требований по долгам наследодателя.

Что же касается ответственности наследников по долгам наследодателя, то в ст. 1216 различаются случаи, когда наследник получает наследственное имущество как непосредственно в результате открытия наследства, так и в результате наследственной трансмиссии. По долгам

Напомним, что ст. 1026 ГК предусматривает заключение такого договора в качестве учредителя доверительного управления исполнителем завещания (душеприказчиком).

583

 

наследодатеяя он отвечает в пределах стоимости наследственного имущества, полученного по обоим основаниям. А вот по долгам того, от кого к нему перешло в порядке наследственной трансмиссии право на принятие наследства (по долгам трансмитгента), он (трансмиссар) ответственности ни тем ни другим имуществом не несет. Поясним эти положения на конкретном примере. К наследованию после смерти наследодатеяя призваны два его сына. Один из сыновей умер, не успев принять наследство. Право на принятие наследства перешло к его брату. По долгам отца сын, оставшийся в живых, будет отвечать в пределах стоимости имущества, полученного по обоим основаниям. По долгам же брата он будет отвечать лишь в пределах стоимости имущества, унаследованного от брата непосредственно.

Представляет интерес п. 4 ст. 1216: «Кредиторы наследодатеяя вправе в течение срока исковой давности предъявить свои требования принявшим наследство наследникам. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу. В последнем случае рассмотрение иска приостанавливается (по-видимому, приостанавливается производство по делу) до принятия наследства наследниками или до перехода его как выморочного к муниципальному образованию».

Из сопоставления п. 4 ст. 1216 проекта со ст. 554 ГК 1964 г. следует, что проект не предусматривает сохранение шестимесячного, пресека-тельного по своей юридической природе срока для предъявления кредиторами претензий по долгам наследодатедя.

Как, например, быть, если к моменту открытия наследства срок исполнения соответствующих требований еще не наступил? Допустим, что наследодатель в качестве должника заключил договор займа сроком на пять лет и через год умер. Заимодавец сможет потребовать возврата суммы долга от наследников лишь через четыре года после открытия наследства (ср. под п. «е» п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г.). Какое значение при таких обстоятельствах имеет предъявление кредитором требования к наследникам, иным лицам или к наследственному имуществу в течение срока исковой давности? С другой стороны, срок исполнения обязательства мог наступить до открытия наследства. Но в этом случае до открытия наследства началось и течение срока исковой давности.

По существу же п. 4 ст. 1216 является ничем иным, как неудачной попыткой распространения общего правила ст. 201 ГК на наследственные правоотношения. Делать этого не нужно. Достаточно ограничиться указанием на то, что к требованиям кредиторов наследодателя применяются правила ст. 201 ГК, а именно, замена наследодателя в обязательстве его наследниками не влечет изменения ни срока исковой

584

 

давности, ни порядка его исчисления. Если же сохранить правила п. 4 ст. 1216 ГК, то это может привести к тому, что один срок исковой давности будет накладываться на другой (если они разнятся)'.

Неясно также, с какого момента начинается течение срока исковой давности, предусмотренного п. 4 ст. 1216 (с момента открытия наследства или какого-то иного), какова его продолжительность (является ли он трехгодичным или может быть и иным в зависимости от характера требования), наконец, каковы последствия пропуска срока. Словом, п. 4 ст. 1216 порождает гораздо больше вопросов, чем ответов на них, а потому без каких бы то ни было издержек можно отказаться от включения его в ГК.

В то же время должен быть продуман механизм выявления кредиторов наследодателя и уведомления их об открывшемся наследстве. Это и в интересах кредиторов, чтобы они знали, кто заступает место наследодателя в обязательствах и к кому соответствующее требование может быть предъявлено, и в интересах наследников, чтобы иметь хотя бы приблизительное представление о том, как соотносятся в наследственной массе актив и пассив, наконец, и в интересах всех других лиц, в том числе нотариусов, исполнителей завещания и т.д., которые принимают меры по охране наследства и управлению им, совершают иные действия, необходимые для охраны и осуществления наследственных прав. Пока же этот механизм не оглажен ни в проекте ГК, ни в законодательстве о нотариате, ни в процессуальном законодательстве.

Наконец, завершающая глава раздела «Наследственное право» закрепляет особенности наследования отдельных видов имущества. В их числе наследование невыплаченных сумм зарплаты, пенсий, пособий и платежей в возмещение вреда (ст. 1220). Что касается п. 1 ст. 1220, то, поскольку право на выплату соответствующих сумм принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам, независимо от того, проживали ли они совместно с умершим или нет, то здесь наследования, хотя и в сравнительно редких случаях, может и не быть, поскольку члены семьи, проживавшие совместно с умершим, могут и не относиться к его наследникам, а если и относиться, то быть наследниками более отдаленной очереди, чем те, которые из указанных сумм ничего не получат. Наследование в чистом виде предусмотрено лишь в п. 3 ст. 1220, где сказано, что при отсутствии лиц, перечисленных в п. 1 ст. 1220, либо если они не заявили в установленный срок требования о выплате им

До конца так и осталось неясным, идет ли речь о двух сроках исковой давности или об одном сроке, который распространяется на соответствующее требование.

585

 

соответствующих сумм, эти суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях.

Особенности наследования имущества, предоставленного государством или муниципальным образованием безвозмездно или на льготных условиях, отражены в ст. 1221 проекта. Такое имущество предоставляется лицам, нуждающимся в особой социальной защите,— инвалидам Великой Отечественной войны и приравненным к ним лицам, многодетным семьям, лицам, страдающим неизлечимым заболеванием и признанным инвалидами, и т. д. Речь вдет о предоставлении автомобилей с ручным управлением, инвалидных колясок и другого имущества, облегчающего указанным лицам условия труда и быта. В одних случаях имущество предоставляется в собственность, в других — в пользование. Но и тогда, когда имущество передается в собственность инвалиду или иному лицу, нуждающемуся в социальной поддержке, распорядиться им нередко нельзя. Что же касается судьбы имущества после смерти лица, которому оно было выделено, то она также решается по-разному. Так, Положением о льготах для инвалидов Великой Отечественной войны и семей погибших военнослужащих, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 23 февраля 1981 г. № 209, было установлено, что после смерти инвалида Великой Отечественной войны, получившего бесплатно автомобиль или мотоколяску, эти автомобиль или мотоколяска остаются в собственности его семьи.

Какие же указания на сей счет можно найти в ст. 1221? Средства транспорта и другое имущество, предоставленное гражданину государством или муниципальным образованием безвозмездно или на льготных условиях в связи с его инвалидностью и другими подобными обстоятельствами, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях, кроме случаев, когда из условий предоставления этого имущества следует, что оно передается лишь в пользование.

В тех случаях, когда указанное имущество входит в состав наследства, оно, по-видимому, было предоставлено в собственность (пусть и с ограничениями в праве распоряжения им). А вот если имущество передано лишь в пользование, то вопрос о судьбе имущества после смерти лица, которому оно было предоставлено, по существу, оставлен открытым: то ли оно подлежит возврату органам социальной защиты, то ли передается семье в собственность — бесплатно или при условии выкупа. Словом, решение этого вопроса до конца не доведено. С учетом того, что в органах социальной защиты он решается по-разному — в зависимости от оснований и условий предоставления имущества, марки автомобиля и т. д., допущенный в проекте пробел должен быть восполнен. Представляется, что инвалидная коляска, имеющая своим специальным назначением обслуживание инвалида и переданная ему

586

 

бесплатно, после смерти инвалида подлежит возврату органам социальной защиты.

Наконец, вопрос о судьбе государственных наград и почетных знаков после смерти получившего их лица решается в ст. 1222. В связи с участившимися случаями спекуляции наградами на «черном» рынке вопрос этот достаточно актуален. Он решается в зависимости от того, распространяется ли на эти награды законодательство о государственных наградах Российской Федерации или нет. Если распространяется, то они в состав наследства не входят, если не распространяется, то входят и наследуются на общих основаниях.

Изучение раздела «Наследственное право» в проекте части третьей ГК свидетельствует о том, что при несомненных достоинствах, ему присущих, работа над ним должна быть продолжена в целях устранения имеющихся пробелов и недостатков, порой довольно существенных. Пожалуй, основной из них состоит в крайней усложненности целого рада правовых моделей и конструкций, которые проект предлагает закрепить и которые едва ли граждане смогут усвоить. А ведь именно на граждан этот раздел проекта в первую очередь и должен быть рассчитан.

 

1