§ 1. Понятие и элементы договора простого товарищества

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 

Понятие договора простого товарищества. Договор простого товарищества — это договор, по которому несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать для достижения общей цели (ст. 1041 ГК).

В правовом регулировании простого товарищества явственно прослеживается влияние римского права. Еще в Институциях Гая, датируемых II веком н.э., весьма подробно были изложены основные положения договора товарищества (societas)1. Внесение вкладов в совместную деятельность, правовой режим имущества товарищей, распределение прибылей и убытков — эти и другие юридические конструкции римского права во многом предвосхищают современное законодательное регулирование простого товарищества в России. Но если в римском праве основное внимание уделялось имущественным аспектам внутренних взаимоотношений между самими товарищами, то на рубеже XIX — XX веков стало активно развиваться регулирование внешней стороны бытия товарищества — отношений его участников с третьими лицами2.

В дореволюционном российском законодательстве широко использовалось понятие товарищества как договорного объединения лиц, преследующих общую цель. Однако вопрос о правосубъсктности таких объединений (наличии или отсутствии свойств юридического лица) вызывал серьезные споры в цивилистике и неоднозначно решался судебной практикой. С некоторой долей условности лишь артельное товарищество в дореволюционной России можно считать предшественником современных простых товариществ.

Значение договора простого товарищества, его место в гражданском обороте в первую очередь обусловлены тем, что это — единственный предусмотренный ГКдоговор, регулирующий совместную деятельность его участников. Такая деятельность может быть направлена на достижение любых законных целей: строительство дома, кооперирование производств, благотворительность, осуществление различных коммер-

Строго говоря, современное простое товарищество стоит ближе всего к таким разновидностям societas в римском праве, как societas unius negotii и societas quaestus. Эти договоры предполагали объединение не всего имущества товарищей, а лишь той его части, которая выступала в роли вклада в товарищество (см.: Римское частное право / Под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского. М., 1994. С. 463— 474).

См.: Г.Ф. Шершеневич. Учебник торгового права (по изданию 1914 г.). М., 1994. С. 111.

652

 

ясских проектов и т. п. Во всех случаях, когда достижение того или иного результата невозможно в одиночку, либо чрезмерно обременительно для одного лица, договор простого товарищества незаменим как инструмент координирования совместной деятельности нескольких сторон. Поэтому совместная деятельность не является самоцелью для участников договора, она — лишь средство достижения определенного результата, общей для всех участников цели.

В гражданском праве обязательство традиционно понимается как отношение, в котором противопоставлены интересы двух сторон: кредитора и должника (купить — продать, получить заем — предоставить заем и т.п.). И лишь в договоре простого товарищества интересы его участников не противоположно направлены, а устремлены к достижению общей для всех цели, т.е. однонаправленны. Разумеется, это не означает, что в обязательстве из договора простого товарищества вообще отсутствуют фигуры кредитора и должника. Каждый из товарищей выступает одновременно и как кредитор, и как должник по отношению ко всем и каждому из участников договора, который, следовательно, является взаимным. Поэтому главная особенность обязательства из простого товарищества заключается в том, что ни одна из сторон не вправе требовать исполнения в отношении себя лично и соответственно не должна производить исполнение непосредственно в отношении какой-либо другой стороны1. Все действия участников договора, их взаимные права и обязанности преломляются сквозь призму общей цели, опосредованы необходимостью ее достижения. Так, университет может заключить договор о совместном ведении образовательной деятельности с организацией, предоставляющей для этого свои помещения, оборудование и т.п. Однако это имущество будет использоваться не самим университетом и не в его собственных интересах, а обеими сторонами договора в их общих интересах, т. е. для достижения единой для всех участников цели.

Наличие общей для всех товарищей цели — главный квалифицирующий признак договора простого товарищества — позволяет участ-

В недавнем прошлом договор простого товарищества (о совместной деятельности) был одной из самых распространенных сделок хозяйственного оборота, причем в большинстве случаев он выступал притворной сделкой, прикрывающей Действительные отношения между сторонами. Этому способствовали и пробелы налогового законодательства, и кажущаяся легкость маскировки истинных намерений сторон. Для доказывания притворного характера такой сделки исследуется 1^Руктура договорных отношений сторон. Если какие-либо действия совершаются непосредственно в интересах одной из сторон договора (предоставление услуг, вещей одному участнику), а им соответствует встречное имущественное предоставление (например, платеж), то это, как правило, позволяет судить об отсутствии единой общей цели договора, а значит,— о притворном характере сделки.

653

 

вовать в договоре неограниченному числу лиц, каждое из которых является его самостоятельной стороной. Поэтому договор простого товарищества может быть и двусторонним, и многосторонним, что также отличает его от всех других договоров гражданского права.

Возмездный характер договора простого товарищества признается далеко не всеми юристами1, ведь ни один из товарищей не обязуется совершать каких-либо действий непосредственно в интересах другого, т. е. фигуры должника и кредитора в традиционном смысле отсутствуют. Однако стороны взаимно обязуются внести вклады в общее дело, что можно считать своего рода встречным удовлетворением . И, кроме того, основанием участия в таком договоре для каждого из товарищей является участие в нем других сторон, а выполнение обязательств по достижению общей цели обусловлено аналогичными обязательствами других товарищей. Это и позволяет квалифицировать договор в качестве возмездного3.

Договор простого товарищества является консенсуальным; он считается заключенным с момента, когда стороны достигли соглашения по всем его существенным условиям: о предмете, вкладах участников в общее дело и обязанностях по ведению совместной деятельности.

Элементы договора простого товарищества. Предметом договора простого товарищества является совместное ведение деятельности, направленной к достижению общей для всех участников цели. Поэтому понятия «договор простого товарищества» и «договор о совместной деятельности» — синонимы. Общей целью участников простого товарищества может быть осуществление либо предпринимательской деятельности4, либо иной деятельности, не противоречащей закону и не направленной на получение прибыли. В дореволюционной юрцдиче-

1 Советское гражданское право. В 2-х т. / Под ред. В. П. Грибанова, С. М. Кор-неева. М., 1980. Т. 2. С. 337-338.

2 Масляев А. И., Масляев И. А. Договор о совместной деятельности в советском гражданском праве. М-, 1988. С. 18 и ел.

3 Под возмездными договорами мы понимаем такие соглашения, по которым предоставление одной стороны обусловливает и, в свою очередь, обусловлено встречным предоставлением другой стороны, причем оба эти предоставления в совокупности составляют предмет договора (см. также: Гражданское право. В 2-х т. / Под ред. В. А. Ряеенцева. М., 1987. Т. 2. С. 368—369; Гражданское право. В 2-х т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1993. Т. 2. С. 370).

4 В. Ф. Попондопуло определяет предпринимательскую деятельность как совокупность сделок, совершаемых профессионально, систематически и на свой риск лицом, зарегистрированным в качестве предпринимателя, в целях получения прибыли. См.: Коммерческое право. Учебное пособие / Под ред. В.Ф.Яковлевой, В.Ф. Попондопуло. СПб., 1993. С. 9.

654

 

ской литературе товарищества, ведущие предпринимательскую деятельность, назывались торговыми, а все остальные — гражданскими1. Сегодня более точно разделять простые товарищества на коммерческие и некоммерческие — по аналогии с делением юридических лиц.

В определении договора простого товарищества ГК исходит из того, что деятельность товарищей ведется без образования юридического лица. Поэтому Е.А- Суханов полагает, что целью договора простого товарищества не может быть учреждение нового субъекта права, явля-1 ющегося собственником имущества2, и по этому критерию различает договоры товарищеские и учредительные. Это позиция небезупречна. Ведь буквальное толкование п. 1 ст. 1041 ГК позволяет сделать вывод лишь о том, что само по себе объединение товарищей не является юридическим лицом. Что же касается возможных целей деятельности такого неправосубъектного объединения, то никаких ограничений на создание юридических лиц закон формально не предусматривает. Так, объединившись в целях создания потного товарищества, его участники, разумеется, не приобретают статуса юридического лица. Но они не приобретают его и после учреждения полного товарищества, поскольку юридическое лицо, в принципе, не сводимо к сумме своих участников, т. е. сама по себе группа полных товарищей не является юридическим лицом. Поэтому деятельность лиц по созданию полного товарищества и взаимоотношения по управлению последним вполне укладываются в рамки договора о совместной деятельности (простого товарищества). Впрочем, нормы гл. 55 ГК о договорах простого товарищества не лучшим образом приспособлены для регулирования отношений участников в процессе деятельности созданного ими юридического лица. Но, даже приняв точку зрения Е.А. Суханова, все равно пришлось бы для регулирования учредительных договоров использовать по аналогии закона нормы о простом товариществе.

Круг субъектов договора простого товарищества определяется в зависимости от целей, которые они преследуют. Участниками коммерческого простого товарищества могут быть предприниматели — индивидуальные или коллективные (коммерческие организации). В таком товариществе могут участвовать также и некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность в соответствии

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 389.

Гражданское право. В 2-х т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1993. Т. 2. С. 373—380. Комментарий части второй Гражданского кодекса РФ // М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, Е.А. Суханов, К. Б. Ярошенко. М., 1996. С.333—334. Противоположная точка зрения изложена А. И. Масляевым и И. А. Масляевым (см.:

Указ. соч. С. 15-16).

655

 

со своими уставными целями и для достижения этих целей (так называемые «предприниматели ad hoc»). Такой вывод, на первый взгляд, противоречит буквальному толкованию п. 2 ст. 1041 ГК. Однако абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК содержит общее дозволение на ведение предпринимательской деятельности некоммерческими организациями, если это служит достижению целей, ради которых они созданы. С учетом этой общей нормы положения п. 2 ст. 1041 ГК следует толковать расширительно1. Таким образом, закон исключает из числа возможных участников коммерческого простого товарищества граждан (не являющихся предпринимателями), государство и государственные (муниципальные) образования. \

Участниками некоммерческого простого товарищества, в принципе, могут выступать любые лица. Существует лишь одно общее ограничение на участие в простом товариществе, обусловленное специальной правоспособностью товарища. Лицо со специальной правоспособностью (например, некоммерческая организация), в принципе, мажет участвовать в любом некоммерческом простом товариществе, но в рамках этого товарищества оно вправе вести лишь такую деятельность, которая соответствует содержанию его правоспособности. То же можно сказать и о предпринимателях со специальной правоспособностью (индивицуальных предпринимателях и унитарных предприятиях)2.

Одно и то же лицо может участвовать в нескольких простых товариществах одновременно. Отсутствие здесь запретов, аналогичных тем, что предусмотрены в отношении полных или коммандитных товариществ, легко объяснимо. Простое товарищество не является самостоятельным субъектом права и поэтому нет необходимости особо заботиться об упрочении его финансового положения. Закон не вправе лимитировать количество договоров, в которых лицо может участвовать и по которым оно принимает на себя ответственность.

В качестве особой разновидности простого товарищества ГК упоминает негласное товарищество, т.е. такое товарищество, существование которого не раскрывается для третьих лиц (ст. 1054 ГК). Негласное товарищество может быть как коммерческим, так и некоммерческим. Особенности правового регулирования договора негласного товарищества обусловлены тем, что ведение общих дел товарищей осуществля-

Такое же мнение высказано и В. В. Чубаровым. См.: Комментарий к ГК РФ, части второй (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. М., 1996. С. 629.

2 Так, унитарное предприятие, имеющее предметом своей деятельности оказание бытовых услуг населению, вправе участвовать в любых простых товариществах вне зависимости от их целей, если только по договору на нем будет лежать обязанность выполнения таких работ (например, бытовой подряд, прокат и т. п.), которые охватываются содержанием его специальной правоспособности.

656

 

ется каждым из них в отдельности, формально самостоятельно, поскольку иные формы ведения общих дел несовместимы с самой природой этого договора. Соответственно каждый из товарищей самостоятельно несет ответственность по заключенным им сделкам перед третьими лицами1. В то же время в отношениях между самими товарищами действует правило о том, что обязательства, принятые ими на себя в процессе ведения совместной деятельности, являются общими. Во всем остальном этот вид договора простого товарищества подчиняется общим нормам гл. 55 ГК.

Форма и порядок заключения договоров простого товарищества законом особо не урегулированы, поэтому стороны должны руководствоваться общими положениями ГК о форме сделок и заключении договоров. Так, письменная форма договора простого товарищества обязательна, если в нем участвует хотя бы одно юридическое лицо (подл. 1 п. 1 ст. 161 ГК). Сложнее решается вопрос о форме договора простого товарищества, заключенного одними только гражданами (индивидуальными предпринимателями). Если сумма такого договора не v менее чем в десять раз превышает минимальный размер оплаты труда, то письменная форма для договора обязательна (подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК). Но что понимать под суммой договора простого товарищества? В возмездных договорах под суммой сделки традиционно понимается цена встречного имущественного предоставления. Однако такая трактовка основана на анализе возмездных двусторонних сделок, в которых оба встречных предоставления презюмируются эквивалентными. В договоре простого товарищества такое допущение неправомерно. Во-первых, само понятие встречного предоставления в многостороннем договоре неадекватно существу отношений между сторонами. С этой точки зрения встречным предоставлением по отношению к каждому отдельному товарищу будут выступать предоставления всех других товарищей, вместе взятые. Во-вторых, даже в двустороннем договоре простого товарищества вклады участников могут быть (и часто бывают) неравными. Какой из них — меньший или больший — считать ценой договора? В-третьих, договорные обязанности товарищей не исчерпываются внесением вкладов в общее имущество (подлежащих оценке),

Кредиторы, совершившие сделку с одним из участников негласного товарищества, не вправе предъявлять каких-либо требований к другим участникам договора, даже узнав о существовании негласного товарищества (если только этот факт не был раскрыт им самими товарищами). Можно полагать, что закон исходит из принципа, согласно которому негласное товарищество для всех третьих лиц de jure не существует. Поэтому даже в отношении участников негласного коммерческого товарищества вопрос об их солидарной ответственности перед третьими лицами возникать не должен.

657

 

но также включают и ведение собственно совместной деятельности. Денежный эквивалент последней обязанности вряд ли может быть определен с необходимой точностью. Таким образом, доктринальные принципы определения суммы сделки в применении к договору простого товарищества требуют уточнения.

Исходя из целей введения в ПС правил подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК (а это — в первую очередь ограничение лжесвидетельства при доказыва-нии обстоятельств устных сделок), под суммой договора простого товарищества следует понимать цену наибольшего по стоимости вклада в общее имущество товарищей. При этом возможная денежная оценка обязанностей сторон по непосредственному ведению совместной деятельности (помимо внесения вклада) не должна приниматься во внимание. Итак, договор простого товарищества между гражданами должен заключаться в письменной форме, если цена наибольшего по стоимости вклада в общее имущество товарищей не менее чем в десять раз превышает установленный законом минимальный размер оплаты труда. Во всех остальных случаях этот договор может быть заключен и в устной форме.

Срок договора простого товарищества, как правило, обусловлен его целью (выступающей в качестве отменительного условия), достижение которой прекращает действие договора. Независимо от этого стороны могут указать в договоре особый срок его действия, истечение которого прекратит соответствующие обязательства. Это целесообразно в тех случаях, когда цель договора (например, извлечение прибыли от предпринимательской деятельности) является длящейся и, в принципе, не может быть достигнута к какой-то определенной дате.

При отсутствии указаний на срок или способ его определения в договоре простого товарищества он будет считаться заключенным на неопределенный срок, что также допускается законом.

1