§ 3. Содержание обязательства из неосновательного обогащения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 

Объем возмещения. Содержание требования определяется характером и размером неосновательно приобретенного или сбереженного и зависит от того, есть ли возможность возвратить неосновательно приобретенное или сбереженное имущество в натуре. Если такая возможность существует, имущество, составляющее неосновательное обогащение, должно быть возвращено потерпевшему в натуре (прин-

Толстой Ю. К. О части второй Гражданского кодекса Российской Федерации:

Общий комментарий. СПб., 1996. С. 24.

772

 

цип натуральной реституции — п. 1 ст. 1104 ГК). При отсутствии такой возможности компенсируется его стоимость на момент приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК). Хотя в законе и говорится о «возврате» неосновательно приобретенного, потерпевшему возвращается не то же самое имущество, которого он лишился, а такое же равноценное имущество. Поэтому даже в тех случаях, когда предметом обогащения явилась индивидуально-определенная вещь, возврату по основаниям п. 1 ст. 1104 ГК подлежит не та же самая вещь, а равноценный ее заменитель. Если бы вещь, индивидуализированная тем или иным способом, сохранилась в натуре, то это означало бы, что она не вошла в свстав имущества приобретателя, и он не стал ее собственником, поскольку приобрел ее неосновательно. В то же время действительный ее собственник не утратил своего права на вещь и может истребовать ее по правилам виндикации (ст. 301—303 ГК). Исключение составляют случаи возврата имущества, полученного по основанию, впоследствии отпавшему, что чаще всего бывает при универсальном правопреемстве (например, имущество, полученное по завещанию, впоследствии признанному недействительным, или при отмене дарения в соответствии с it: 5 ст. 578 ГК). За пределами этих случаев при возврате неосновательно приобретенного речь идет о передаче потерпевшему не той же самой, а такой же вещи из числа однородных вещей. В соответствии с этим под невозможностью возврата неосновательно приобретенного в натуре (о чем говорится в п. 1 ст. 1105 ГК) понимается отсутствие однородных вещей. Единственным способом удовлетворения требований потерпевшего в таком случае является денежная компенсация неосновательно им утраченного. Это, конечно, не исключает возможности предоставления потерпевшему с его согласия не такого же (как предмет обогащения), а другого (по роду и качеству), но равноценного имущества.

При возврате имущества в натуре приобретатель отвечает за всякие, в том числе и случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность. Простая неосторожность не учитывается. Из этого следует, что недобросовестный приобретатель отвечает за всякие недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества независимо от вины с момента обогащения (п. 1 ст. 1104 ГК).

Обязанность по возврату имущества или компенсации его стоимости должна быть исполнена приобретателем немедленно после того, как он узнал о неосновательности обогащения. В противном случае он

773

 

обязан возместить потерпевшему убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества.

Неосновательно приобретенное имущество может приносить доходы либо как естественное порождение самой вещи (приплод от животных и др.), либо на основе совершения гражданско-правовых сделок (сдачи имущества в аренду и др.). Поскольку неосновательным было приобретение (сбережение) самого имущества, неосновательным будет и получение доходов от него. Но закон признает извлечение доходов неосновательным лишь при условии, если приобретатель имущества знал или должен был знать о неосновательности его приобретения. В противном случае всякий приобретатель был бы поставлен в условия, исключающие возможность нормального хозяйственного использования находящегося в его владении имущества. Над ним постоянно висела бы опасность возврата или возмещения всех полученных от имущества доходов. С другой стороны, неиспользование приобретенного (хотя и неосновательно) имущества в раде случаев приводило бы к неоправданному исключению его из гражданского оборота, что могло быотрицательно сказаться и на интересах того, за чей счет имущество;

приобретено. Поэтому лицо, которое неосновательно получило ила сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1107 ГК). Доходы или иные выгоды, полученные им до этого времени, не подлежат возврату или возмещению.

Но и после этого времени возврату или возмещению потерпевшему подлежат не все (как это следует из буквального текста п. 1 ст. 1107 ГК) фактически полученные неосновательно обогатившимся доходы. При применении этой нормы следует исходить из того, что именно с этого времени обогатившийся «должен был извлечь». Поэтому потерпевшему подлежат возврату или возмещению только те доходы, которые он сам в условиях нормального делового оборота, сложившихся обыкновений и при сравнимых обстоятельствах реально мог бы получить путем использования такого же количества вещей того же рода. При пользовании, например, чужими денежными средствами это обычные проценты, а не все доходы, полученные в результате, например, умелой игры на бирже или при высокой степени риска удачного вложения средств в сомнительное предприятие. Другие доходы или выгоды, которые обогатившийся извлек из имущества в результате расчетливой деятельности, должны оставаться ему, если, конечно, они не явились следствием совершения им противозаконных сделок или иных действий, влекущих применение конфискационных мер.

Именно так законодатель решает вопрос о возмещении потерпев-

774

 

шему доходов при неосновательном пользовании его денежными средствами. Согласно п. 2 ст. 1107 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Проценты подлежат начислению в соответствии с правилами, установленными ст. 395 ГК, поскольку к ней в п. 2 ст. 1107 ГК имеется прямая отсылка. Лицо, воспользовавшееся чужими денежными средствами, должно уплатить потерпевшему за время пользования ими только узаконенные проценты. Другие доходы (выгоды), которые оно извлекло, умело и удачно пустив их в оборот, должны оставаться ему. Этими же правилами должен определяться объем требований о возврате или возмещении потерпевшему доходов, фактически полученных обогатившимся, и в тех случаях, когда предметом обогащения являются не деньги, а другое имущество. При ином решении потерпевший сам может оказаться в положении неосновательно обогатившегося. Если, например, ошибочно собранный с соседнего участка урожай картофеля затем будет продан по цене, значительно превышающей среднерыночную, то возврат собственнику участка, с которого был собран картофель, всей суммы выручки привел бы к его обогащению в размере, составляющем разницу между вырученной суммой и среднерыночной ценой картофеля, на что в соответствующих условиях мог рассчитывать его собственник. В таком порядке определяется размер возмещения потерпевшему во всех случаях, когда обогатившийся не знал о неосновательности своего обогащения. Если же лицо неосновательно использовало чужое имущество без намерения его приобрести либо пользовалось чужими услугами, оно должно возместить потерпевшему то, что сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей в то время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (п. 2 ст. 1105 ГК). Если, например, энергоснабжающая организация нарушает требования, предъявляемые к качеству энергии, абонент вправе отказаться от оплаты такой энергии. В случае использования абонентом этой энергии после отказа от ее оплаты энергоснабжающая организация вправе требовать возмещения абонентом стоимости того, что он неосновательно сберег вследствие ее использования (п. 2 ст. 542 ГК).

Неосновательное обогащение может выражаться в приобретении (сбережении) не только имущества, но и имущественных прав. В этих случаях содержание требования потерпевшего сводится к восстановлению неосновательно утраченного им права. В частности, лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения, в том числе

775

 

возвращения ему документов, удостоверяющих переданное право (ст. 1106 ГК).

Имущество, составляющее предмет неосновательного обогащения, в процессе его эксплуатации или пользования им нередко требует определенных расходов (вещи — на их хранение и ремонт, животные — на их содержание и уход за ними и т. д.). Возврат в таких случаях потерпевшему имущества без учета произведенных на него расходов порождал бы «эффект бумеранга» и приводил бы в той или иной мере к неосновательному обогащению за чужой счет уже потерпевшего. Во избежание этого, при возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества или возмещении его стоимости приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных им на имущество необходимых затрат.

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату. В случаях, прямо предусмотренных законом, имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно как неосновательное приобретение. Перечень таких случаев указан в ст. 1109 ГК. Среди них следует вьщелить прежде всего отношения, связанные с получением денежных сумм, предоставляемых гражданину в качестве средства к существованию. По этой причине не подлежат возврату неосновательно выплаченная заработная плата и приравненные к ней платежи (пенсии, пособия, стипендии и др.) при условии, что их выплата не явилась результатом счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя (например, представления ложных сведений о стаже работы, наличии иждивенцев, наличии тех или иных льгот и др.). По той же причине и при тех же условиях не подлежат возврату суммы, недолжно выплаченные в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, не могут быть взысканы обратно суммы, выплаченные в большем, чем причитается получателю, размере или повторно по алиментным обязательствам и иные суммы, если для получившего они являются источником существования.

Получение недолжного порождает обязанность возвратить полученное лишь при условии, что имущество получено за счет того, кто понес соответствующие потери в имуществе. Бывает, однако, что лицу передается хотя и недолжное, но либо его имущество, либо имущество, подлежащее передаче ему в будущем. Обязанности возвратить полученное в таких случаях не возникает, поскольку нет потерпевшего, т. е. лица, за счет которого имущество получено. На этом основании не подлежит возврату как неосновательно приобретенное имущество, переданное во исполнение обязательства либо до наступления срока его исполнения, если обязательством не предусмотрено иное, либо по истечении срока исковой давности. В обоих этих случаях вообще нет неосновательного приобретения. Передача имущества во исполнение

776

 

обязательства до наступления срока его исполнения не приводит к получению недолжного, ибо, передавая имущество кредитору, должник, хотя и досрочно, выполняет свою, вытекающую из договора или из закона обязанность. Исполненное все равно подлежало бы передаче кредитору и потому он не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы он и не знал о досрочное™ исполнения. Это правило применяется во всех случаях досрочного исполнения обязательства, независимо от того, насколько принятие такого исполнения обязательно для кредитора (ст. 315 ГК), если иное не предусмотрено самим обязательством.

Полученное кредитором при досрочном исполнении обязательства должником будет неосновательным обогащением, если обязательство отпало после того, как было исполнено одной стороной. Например, по договору подряда заказчик оплатил стоимость выполнения работ, но в процессе их выполнения предмет подряда случайно погиб, а риск случайной гибели предмета подряда лежал на подрядчике.

При передаче имущества после истечения срока исковой давности также нет неосновательного приобретения на стороне кредитора. Наоборот, должник, не передавший имущество во исполнение обязательства, с истечением срока давности сам оказывается в положении неосновательно обогатившегося. Хотя закон, по общему правилу, и лишает такое обязательство исковой защиты, но не исключает его добровольного исполнения (ст. 206 ГК). Возвращая имущество кредитору, должник исполняет свою не только моральную, но и правовую обязанность. Юридически он ничего не теряет, поскольку передает не свое, а принадлежащее кредитору имущество1. Обязательство исполняется не за его (должника) счет, а потому и нет оснований для возврата переданного имущества.

Закон (п. 4 ст. 1109 ГК) исключает также требования о возврате как неосновательно полученных денежных сумм и иного имущества, переданных во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. И в этом случае, по существу, нельзя говорить о неосновательности приобретения. Таким достаточным основанием является добровольная и намеренная (без принуждения и не по ошибке) передача денег или иного имущества, если предоставивший деньги (иное имущество) знал об отсутствии своей к тому обязанности либо, передавая деньги (иное имущество), делал это с благотворительной целью. Но эти обстоятельства должны быть доказаны приобретателем.

Относительно влияния истечения срока исковой давности на судьбу субъективного нрава см. главу 14 настоящего учебника.

777

 

1