§ 2. Действия в чужом интересе без поручения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 

Понятие обязательства. В реальной жизни иногда возникают ситуации, когда одни лица добровольно совершают определенные действия в интересах других лиц, не имея от последних никаких полномочий на их совершение. Чаще всего это делается по моральным соображениям в целях предотвращения (уменьшения) вреда, угрожающего имущественным интересам лиц, которые временно отсутствуют либо по иным причинам не могут сами позаботиться об охране своих интересов (например, уход за домашними животными и содержание последних в случае смерти их собственника, укрепление и перемещение в безопасное место чужого имущества в условиях стихийного бедствия, добровольное участие в тушении пожара соседского дома и т. п.). В некоторых случаях в интересах другого лица совершаются не только фактические, но и юридические действия, например, заключаются сделки по приобретению необходимого для них имущества или исполняются их обязанности перед третьими лицами. Лицо, действующее в чужом интересе без соответствующего поручения, при определенных условиях приобретает право на то, чтобы ему были возмещены понесенные им расходы, а иногда — и выплачено вознаграждение за его действия.

Обязательство такого рода было известно еще римскому праву под названием negotiorum gestio — ведение чужих дел без поручения. Причем слова «без поручения» были добавлены к римскому термину negotiorum gestio не самими римскими юристами, а в позднейшей литературе, чтобы подчеркнуть существенный признак данного обязательства — отсутствие договора1.

1 См.: Новицкий И. Б. Римское право (по изданию 1972 г.). М., 1993. С. 209. 670

 

В российском праве самостоятельное обязательство, возникающее из действий в чужом интересе, длительное время отсутствовало, хотя отдельные вицы подобных действий охватывались правилами о последствиях заключения сделки неуполномоченным представителем (ст. 63 ГК 1964 г.) и о возмещении вреда, понесенного при спасании социалистического имущества (ст. 472 ГК 1964 г.). В остальных случаях по аналогии закона применялись правила об обязательствах, возникавших из неосновательного приобретения или сбережения имущества (ст. 473—474 ГК 1964 г.). Впервые обязательство из действий в чужом интересе без поручения появилось в российском законодательстве^ введением в действие на территории Российской Федерации Основ гражданского законодательства 1991 г. Согласно ст. 118 Основ такое обязательство могло быть порождено как сделкой, совершенной в интересах другого лица без поручения, так и фактическими действиями по предотвращению угрозы имущественным интересам других лиц без соответствующих полномочий. Однако Основы не предусмотрели сколько-нибудь развернутого регулирования возникающих при этом отношений, ограничившись решением ряда принципиальных вопросов, касающихся условий возникновения рассматриваемого обязательства.

Полноценным данный правовой институт стал лишь с принятием части второй ГК. Правила об обязательстве, возникающем из действий в чужом интересе, сосредоточены в специальной главе (50) ГК, которая следует непосредственно за главой о договоре поручения. Это обусловлено сходством характера и содержания указанных обязательств, хотя одно из них возникает из договора, а другое — из односторонних действий. Поскольку эти односторонние действия при определенных условиях приводят к возникновению прав и обязанностей как у лица, которое их совершает, так и у лица, в интересе которого они совершаются, по своим юридическим последствиям они близки к договору, а само возникающее при этом обязательство еще римскими юристами считалось «как бы договорным». Кроме того, закон допускает переход данного квазидоговорного обязательства в обязательство поручения, для чего достаточно простого одобрения действий со стороны лица, в интересах которого они предпринимались. Правда, далеко не всегда в этих случаях дальнейшие отношения сторон развиваются по модели договора поручения. В зависимости от характера предпринятых в интересах другого лица действий к отношениям сторон могут быть применены также правила о договорах подряда, возмездного оказания услуг, хранения и т. п.

Действия в чужом интересе без поручения порождают соответствующее обязательство не во всех случаях, а лишь тогда, когда имеется ряд установленных законом условий. Прежде всего необходимой пред-

671

 

посылкой возникновения рассматриваемого обязательства является то что действия в интересах другого лица (dominus1d) предпринимаются по собственной инициативе лица, совершающего такие действия (gestor), т.е. при отсутствии не только поручения или иного договора, но и всякого иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица. На гесторе также не должна лежать обязанность действовать в чужом интересе в силу закона. Поэтому рассматриваемые правила не применяются, например, к опекуну, действующему в интересах подопечного, или к наследнику, принимающему меры к охране наследственного имущества в интересах всех наследников. По прямому указанию закона обязательство такого рода не возникает и тогда, когда действия в интересах других лиц совершаются государственными и муниципальными органами, для которых такие действия являются одной из целей их деятельности (п. 2 ст. 980 ГК). Данное исключение по смыслу закона действует и в отношении тех общественных организаций, которые имеют своей уставной задачей оказание содействия другим лицам в осуществлении и защите их прав и законных интересов. Вместе с тем наличие моральной обязанности действовать в чужом интересе, например, оказать помощь в тушении пожара или спасении утопающего, само по себе не препятствует возникновению данного обязательства.

Далее, действия в чужом интересе порождают соответствующее обязательство лишь тогда, когда они совершаются исходя из очевидной выгоды или пользы, а также действительных или вероятных намерений заинтересованного лица (п. 1 ст. 980 ГК). Это означает, что, во-первых, действия гестора должны быть объективно выгодными для заинтересованного лица. Выгода может состоять в предохранении имущества доминуса от гибели, повреждения или утраты, в ограждении его неимущественных интересов от неправомерных посягательств, в исполнении его обязанностей перед третьими лицами в целях избежания больших имущественных потерь и т. п. При этом выгода должна быть очевидной, т.е. ясной для всякого разумного участника гражданского оборота. Обычно это следует из соотношения размера необходимых затрат и объема того ущерба, который грозит заинтересованному лицу в случае непринятия соответствующих мер.

Во-вторых, действуя в чужом интересе, гестор должен учитывать действительные или вероятные намерения заинтересованного лица и не вступать с ними в явное противоречие. Поэтому если обстоятельства конкретного случая позволяют прийти к выводу, что заинтересованное лицо не желает принимать меры по охране своих интересов, например, спасать свое имущество от гибели или исполнять обязанность перед третьим лицом, гестор не должен поступать против его воли. Закон делает исключение из этого правила лишь для двух случаев. Согласно

 

п. 2 ст. 983 ГК действия с целью предотвратить опасность для жизни лица, оказавшегося в опасности, допускаются и против воли этого лица, а исполнение обязанности по содержанию кого-либо — против воли того, на ком лежит эта обязанность.

Следующим условием возникновения рассматриваемого обязательства является то, что гестор должен быть лишен возможности испросить согласие заинтересованного лица на совершение действий в его интересе. Обычно это обусловлено временным отсутствием заинтересованного лица либо иной невозможностью получения его согласия, например, нахождением заинтересованного лица в беспомощном состоянии. Между тем обстановка требует немедленных действий, промедление с которыми чревато для заинтересованного лица дополнительными имущественными потерями. Если никакой срочности в подобных действиях не было и у гестора имелась возможность до их совершения запросить мнение заинтересованного лица, рассматриваемое обязательство не возникает.

Наконец, действия в чужом интересе порождают соответствующее обязательство лишь тогда, когда лицо, совершающее такие действия, осознает их направленность и не преследует цели возникновения какого-либо иного гражданско-правового обязательства. По этому признаку проводится различие между рассматриваемым обязательством и некоторыми другими гражданскими правоотношениями, в частности обязательствами из неосновательного обогащения и дарения. Так, если лицо, совершившее действие, ошибочно полагало, что действовало в своем интересе (погасило свой долг, спасло от гибели свое имущество и т.п.), и это привело к неосновательному обогащению другого лица, то к отношениям сторон применяются правила о неосновательном обогащении, а не об обязательстве из действия в чужом интересе (ст. 987 ГК).

У лица, действующего в чужом интересе, не должно быть и намерения одарить заинтересованное лицо. Если из поведения лица, например, освобождающего должника от имущественной обязанности перед третьим лицом, следует, что он делает это не только на безвозмездной, но и на безвозвратной основе, то налицо его желание совершить Дарение. Причем для признания договора дарения заключенным в раде случаев достаточно, чтобы одаряемый не выразил своего несогласия с этим. Напротив, гестор, хотя и действует в чужом интересе, но не за свой собственный счет, а за счет того, в чьих интересах совершаются Действия.

Подводя итог сказанному, обязательство из действия в чужом интересе можно определить как такое внедоговорное обязательство, которое возникает в силу добровольного, осознанного совершения одним лицом (гестором) фактических или юридических действий к очевидной

 

пользе другого лица (доминуса) и порождает обязанность последнего возместить гестору необходимые расходы или понесенный им ущерб, а иногда и выплатить соразмерное вознаграждение.

Элементы обязательства. Сторонами рассматриваемого обязательства является лицо, совершающее действие в чужом интересе (гестор), и лицо, в интересах которого совершается такое действие (доминус). Как в роли гестора, так и в роли доминуса могут выступать любые юридические и физические лица. Законом сделано исключение лишь для государственных и муниципальных органов, для которых действия в интересе других лиц являются одной из целей их деятельности. Поскольку действия фактического характера в чужом интересе имеют значение юридических поступков, а не сделок, совершать такие действия могут наряду с дееспособными также и недееспособные граждане. Заключение сделок в чужих интересах подчиняется общим правилам о сделкоспособности.

Предметом обязательства является действие в чужом интересе или, что то же самое, ведение чужих дел. Этим понятием охватываются как фактические (спасание чужого имущества, выполнение экстренных ремонтных работ и т. п.), так и юридические действия. К числу последних относятся в основном действия по совершению и исполнению сделок, но иногда — и иных юридических актов. Следует особо подчеркнуть, что действия в чужом интересе не ограничиваются сферой чисто имущественных отношений. Они могут порождать соответствующее обязательство и тогда, когда направлены на охрану личных неимущественных интересов, например, на спасение человеческой жизни, охрану здоровья, личной неприкосновенности и т. п.

Содержание обязательства из действия в чужом интересе образуют права и обязанности гестора и доминуса. Выше отмечалось, что одним из условий возникновения рассматриваемого обязательства является то, что гестор совершает действие в чужом интересе добровольно, при отсутствии вытекающей из договора или из закона обязанности действовать таким образом. Сказанное, однако, не означает, что гестор при этом свободен от каких-либо обязанностей. Если гестор по собственной инициативе взялся действовать в чужом интересе, он должен придерживаться по крайней мере трех правил.

Во-первых, он должен действовать с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью (п. 1 ст. 980 ГК). Иными словами, закон требует, чтобы гестор поступил как рачительный хозяин, не совершал грубых ошибок и не проявлял явной небрежности и самонадеянности. Это, в частности, означает, что при наличии в поведении гестора вины в форме умысла или грубой неосторожности рассматриваемое обязательство не возникает. Более того, в этом случае

674

 

гестор может быть привлечен к ответственности за те убытки, которые могут возникнуть в результате его действий.

Во-вторых, лицо, действующее в чужом интересе, обязано при первой возможности сообщить об этом заинтересованному лицу и выждать в течение разумного срока его решения об одобрении или о неодобрении предпринятых действий (п. 1 ст. 981 ГК). Возлагая на гестора указанную обязанность, законодатель исходит из того, что он должен действовать в соответствии с намерениями доминуса, делая исключение лишь для случаев, указанных в п. 2 ст. 983 ГК. Поэтому предприняв самые неотложные и экстренные меры в чужом интересе, гестор должен связаться с заинтересованным лицом и установить его волю. Гестор свободен от данной обязанности только тогда, когда, во-первых, действие в чужом интересе предпринимается в присутствии заинтересованного лица, и, во-вторых, ожидание выражения домину-сом воли может повлечь для последнего серьезный ущерб.

Узнав об одобрении или неодобрении предпринятых действий, свои дальнейшие шаги гестор должен строго согласовывать с действительной волей доминуса. Если лицо, в интересе которого предпринимаются действия без его поручения, одобрит эти действия, к отношениям сторон в дальнейшем применяются правила о договоре поручения или ином договоре, соответствующем характеру предпринятых действий, даже если одобрение было устным (ст. 982 ГК). Напротив, при неодобрении предпринятых действий гестор должен отказаться от их дальнейшего совершения, так как все, что будет сделано в чужом интересе после этого, не создаст для заинтересованного лица каких-либо обязанностей ни перед совершившим их лицом, ни перед какими-либо третьими лицами.

В-третьих, лицо, действовавшее в чужом интересе, обязано представить лицу, в интересах которого осуществлялись такие действия, отчет с указанием полученных доходов и понесенных расходов и иных убытков (ст. 989 ГК). Наличие данной обязанности характерно для всех обязательств, имеющих своим предметом совершение действий в интересах другого лица, но за его счет (поручение, комиссия, агентирование, доверительное управление имуществом и др.). Такой отчет служит базой для производства расчетов, связанных с возмещением лицу, совершившему соответствующие действия, произведенных им расходов, тем лицом, в интересах которого они были совершены.

Основные обязанности доминуса сводятся к следующему. Заинтересованное лицо должно возместить гестору необходимые расходы и иной Реальный ущерб, понесенный последним (п. 1 ст. 984 ГК). Данную обязанность доминус несет и тогда, когда им не одобрены действия гестора, но имеются все необходимые условия для возникновения Рассматриваемого обязательства, а гестором выполнены лежащие на

 

нем обязанности. Неодобрение предпринятых действий снимает с заинтересованного лица соответствующую обязанность лишь в отношении действий, которые будут совершены вопреки его воле в дальнейшем.

Обязанность по возмещению необходимых расходов и иного реального ущерба сохраняется и в том случае, если действия в чужом интересе не привели к предполагаемому результату. Например, лицо, добровольно принявшее участие в тушении пожара чужого дома и понесшее при этом определенные потери, вправе рассчитывать на их возмещение и тогда, когда дом спасти не уцалось. При этом если действия в чужом интересе были направлены на предотвращение ущерба имуществу другого лица, размер возмещения не должен превышать стоимости имущества (абз. 1 п. 2 ст. 984 ГК).

Помимо возмещения необходимых расходов и иного реального ущерба заинтересованное лицо должно выплатить гестору вознаграждение за его действия. Однако указанная обязанность возникает у доминуса не во всех случаях, а лишь при одновременном наличии двух условий. Во-первых, необходимо, чтобы действия в чужом интересе привели к положительному для заинтересованного лица результату. Если, несмотря на очевидную разумность предпринятых мер, они оказались безрезультатными, обязанности доминуса ограничиваются возмещением необходимых расходов или иного реального ущерба. Во-вторых, требуется, чтобы выплата вознаграждения была предусмотрена законом, соглашением с заинтересованным лицом или обычаями делового оборота. Например, в случае одобрения заинтересованным лицом выполненных в его пользу работ, к отношениям сторон применяются правила одоговоре подряда, втом числе и норма о возмездности данного договора.

Если в чужом интересе совершена сделка, права и обязанности по ней переходят к заинтересованному лицу лишь при условии одобрения им этой сделки (ст. 986 ГК). В противном случае такая сделка будет считаться заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. Указанное правило совпадает с тем, что сказано в законе относительно последствий совершения сделки неуполномоченным представителем (ст. 183 ГК). Новым моментом является, однако, то, что дополнительным условием перехода к заинтересованному лицу прав и обязанностей по заключенной в его интересе сделке служит согласие на это другой стороны сделки. Впрочем, указанное условие вытекает из закрепленных законом правил о переводе долга (ст. 391 ГК) и не требуется, например, тогда, когда заключенная сделка порождает для заинтересованного лица одни лишь права либо когда она уже исполнена сторонами. Третье лицо не может отказать в даче согласия на переход прав и обязанностей по сделке к лицу, в интересах которого она совершена, также и тогда,

676

 

когда оно знало или должно было знать о том, что сделка заключена в чужом интересе.

В случае причинения гестором вреда заинтересованному лицу либо третьим лицам отношения сторон по возмещению вреда регулируются правилами о деликгных обязательствах (глава 59 ГК). Это, в частности, означает, что если в результате ошибочных действий гестора имуществу доминуса причинен ущерб, то при наличии вины гестора в форме умысла или грубой неосторожности последний должен будет возместить доминусу причиненные убытки. Вопрос о возмещении вреда, причиненного третьим лицам, разрешается либо на основе правил о последствиях причинения вреда в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК), либо иных норм, соответствующих взаимоотношениям сторон.

1