§ 2. Содержание договора простого товарищества

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 

Обязанности товарища. Основными обязанностями участника договора простого товарищества являются: 1) внесение вклада в общее дело, 2) ведение совместно с другими участниками предусмотренной договором деятельности.

Вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело:

деньги, вещи, имущественные и неимущественные права и т.д. В отличие от ГК 1964 г. закон предусматривает возможность внесения вкладов также в виде профессиональных знаний, навыков, умений, деловых связей товарищей (ст. 1042 ГК). Буквальное толкование этой нормы могло бы привести к парадоксальному выводу о том, что вкладом

658

 

могут выступать и особенности личности товарища, даже в том случае, если они в принципе не могут быть использованы в деятельности товарищества . Вероятно, по этой причине ГК говорит о вкладах в «общее дело», а не в «общее имущество» товарищества. Ведь такого рода вклады не имеют ни имущественного характера, ни потребительной стоимости, а их денежная оценка — просто фикция. С другой стороны, ГК обходит молчанием возможность внесения вклада в виде личного (трудового) участия товарища в делах товарищества, который на практике не менее распространен, чем денежные или иные имущественные вклады.

Таким образом, историческое и логическое толкование п. 1 ст. 1042 ГК приводит к выводу о невозможности буквального применения этой нормы. На самом деле вкладом в товарищество являются не отдельные свойства личности товарища, а его деятельность на общее благо, в которой эти свойства используются. Итак, вкладом в простое товарищество может быть любое имущество, включая деньги и имущественные права, результаты творческой деятельности и права на них, некоторые нематериальные блага (например, деловая репутация)2, а также личное участие (деятельность) товарища в делах товарищества.

Вклады товарищей подлежат денежной оценке по взаимному соглашению сторон и предполагаются равными, если иное не предусмотрено договором простого товарищества или не следует из фактических обстоятельств.

Обязанность по участию в ведении совместной деятельности не тождественна внесению вклада в общее дело, хотя бы этот вклад и вносился в виде личного участия (деятельности) товарища в делах товарищества. Такой вывод прямо следует из содержания п. 1 ст. 1041 ГК. Само по себе соединение вкладов товарищей еще не гарантирует достижения поставленных договором целей, создавая лишь необходимые для этого материальные предпосылки. Содержание обязанности товарища действовать совместно с другими для достижения общей цели обусловлено, разумеется, как характером этой цели, так и конкретным распределением ролей между товарищами. Эта обязанность существует

Например, квалифицированный программист с мировым именем выполняет в простом товариществе обязанности по заготовке сельхозпродуктов. Пользуясь логикой законодателя, вкладом в общее дело можно было бы считать и приятную внешность, и богатый духовный мир одного из товарищей.

Знания, навыки, умения, деловые связи формально не охватываются понятием нематериальных благ по смыслу п. 1 ст. 150 ГК, они не приобретаются ни в силу факта рождения (создания) лица, ни на основании закона. См.: Гражданское право / Под ред. Ю.К. Толстого, А. П. Сергеева. Часть l. M., 1996. С. 270—279.

659

 

в течение всего срока действия договора, тогда как обязанность по внесению вклада обычно исполняется вскоре после его заключения.

Закон не предусматривает какой-либо денежной оценки собственно участия товарищей в ведении совместной деятельности. Причины этого очевидны. Во-первых, сами по себе финансовые затраты участника на ведение совместной деятельности не дают адекватного представления о ее успешности, о том, насколько данное лицо содействовало достижению общей цели. Во-вторых, если договор простого товарищества заключен на неопределенный срок, то общий объем затрат на ведение совместной деятельности каждым товарищем вообще невозможно определить при заключении договора.

Поэтому для определения прав товарищей в отношении созданного (приобретенного) в ходе совместной деятельности имущества, распределения прибылей и убытков закон оперирует четкими, формально определенными количественными критериями — стоимостью отдельных вкладов в общее дело и их соотношением. Эти величины можно оценить уже при заключении договора, и именно с ними закон связывает ряд практически важных имущественных последствий.

В том случае, когда лицо участвует в простом товариществе лишь своей деятельностью (трудовое участие), она выступает и в качестве вклада (в той мере, в какой она необходима для создания материальной базы совместной деятельности) и как собственно участие в совместной деятельности.

Права товарища. Основными правами участника простого товарищества являются: 1) права на участие в управлении и ведении общих дел товарищества; 2) право на информацию; 3) права, возникающие в отношении общего имущества, в том числе на получение доли прибыли.

Совместная деятельность нескольких лиц, направленная к общей цели, невозможна без координации усилий участников, т.е. управления. Однако, приняв то или иное хозяйственное решение, его необходимо выполнить: выступить в гражданском обороте, заключив соответствующие сделки. Поэтому следует различать управление общими делами товарищей (т. е. руководство совместной деятельностью) и ведение общих дел товарищей, т.е. представительство их интересов вовне.

Управление общими делами осуществляется всеми товарищами сообща, если иное не предусмотрено договором. Формулировка п.5 ст. 1044 ГК позволяет сделать вывод о том, что решения, касающиеся общих дел товарищей, могут приниматься не только на основе консенсуса, но и большинством голосов. Причем количество голосов, принадлежащих каждому из товарищей, может быть обусловлено стоимостью его вклада

660

 

или доли в общей собственности1. С другой стороны, владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, может осуществляться лишь по соглашению всех собственников (п. 1 ст. 246 и п.1 ст. 247 ГК), т.е. по их единогласному решению. Здесь мы сталкиваемся с коллизией вещно-правовых и обязательственно-правовых аспектов простого товарищества.

Это противоречие можно смягчить следующим образом. На основе единогласия товарищей должны решаться вопросы пользования их общим имуществом, а также владения и пользования имуществом, принадлежащим товарищам на праве общей долевой собственности. При недостижении согласия по этим вопросам любой из товарищей вправе обратиться в суд. Также на основе единогласия должны решаться вопросы распоряжения имуществом, являющимся общей долевой собственностью, с той лишь разницей, что суд соответствующие споры между товарищами рассматривать не может. Все остальные решения, не связанные с осуществлением права долевой собственности или пользованием общим имуществом, могут приниматься в любом порядке, установленном договором простого товарищества, т.е. простым или квалифицированным большинством голосов, с распределением голосов пропорционально вкладам или иным образом и т. п.

Как правило, ведение общих дел товарищей может осуществляться каждым из них. Договором может быть также предусмотрено, что ведение общих дел возлагается на одного или нескольких товарищей. В этих случаях полномочия на ведение общих дел удостоверяются специальной доверенностью, подписанной всеми остальными товарищами, либо самим письменным договором простого товарищества.

Гораздо менее распространен вариант, когда общие дела ведутся совместно всеми товарищами, ведь тогда для совершения каждой сделки необходимо согласие всех участников. В этом случае товарищи могут либо сообща подписать необходимую сделку, либо выдать одному из участников разовую доверенность на ее совершение.

Полномочия участника на ведение общих дел товарищей могут быть ограничены (либо вовсе отсутствовать) договором простого товарищества или доверенностью. Однако оспорить сделку, совершенную таким неуполномоченным товарищем, можно, лишь доказав, что контрагент

Е.А. Суханов вполне определенно говорит о такой возможности. См.: Комментарий части второй Гражданского кодекса РФ // М.И. Брагинский, В. В. Вит-рянский, Е.А. Суханов, К. Б. Ярошенко. М., 1996. С. 339. Противоположное мнение В. В. Чубарова малообоснованно. См.; Комментарий к ГК РФ, части второй (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. М-, 1996. С. 635.

661

 

по сделке знал или должен был знать об ограничении или отсутствии полномочий (п. 3 ст. 1044 ГК). В противном случае права и обязанности по такой сделке возникнут у самих товарищей, выступающих в качестве сокредиторов или (и) содолжников.

Возможна и такая ситуация, когда товарищ, не имеющий соответствующих полномочий, все-таки совершает в интересах всех товарищей сделку либо от их имени, либо от своего собственного. Если у такого лица имелись достаточные основания полагать, что эти сделки действительно необходимы в интересах всех товарищей, оно вправе требовать компенсации понесенных при этом расходов1. С другой стороны, если при этом возникли убытки на стороне других товарищей, они также вправе требовать их возмещения от совершившего сделки участника.

Право товарища на информацию, закрепленное ст. 1045 ГК, означает возможность знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества. В данном контексте документация — это любые письменные документы, исходящие от товарища (или товарищей), представляющих интересы участников вовне, либо полученные ими в качестве таких представителей. Однако ограничение права на информацию возможностью доступа лишь к письменным источникам, вероятно, не входило в намерения законодателя. Расширительное толкование ст. 1045 ГК приводит к выводу о том, что форма представления сведений (письменные документы, устные объяснения и т. п.) не должна ограничивать содержание права на информацию.

Право на информацию имеет не только самостоятельную ценность, но также служит важной гарантией осуществления всех других прав, вытекающих из договора простого товарищества. Поэтому любые ограничения или отказ от права на информацию, даже по соглашению самих товарищей, ничтожны.

Правовой режим имущества товарищества. Распределение прибылей и убытков. Имущество простого товарищества, созданное путем внесения вкладов, а также полученное в результате совместной деятельности, обычно является общей долевой собственностью всех товарищей. Однако существуют и исключения из этого правила. Во-первых, режим общей долевой собственности не распространяется на имущество,

Эту юридическую конструкцию следует толковать таким образом, что право на компенсацию понесенных расходов возникает у товарища лишь в том случае, если по совершенной им без полномочий или от собственного имени сделке получена известная выгода (например, прибыль) и эта выгода как минимум превышает ту сумму возмещения расходов, на которую претендует товарищ.

662

 

внесенное в виде вклада, если оно принадлежало товарищам на ином, нежели вещное право, основании1 (например, на праве аренды).

Во-вторых, договор простого товарищества может предусматривать, что вносимое в виде вклада имущество не поступает в общую долевую собственность товарищей. Фактически это означает, что участник, оставаясь собственником имущества, вносит не само имущество, а лишь право владения и (или) пользования им.

В-третьих, из существа самого обязательства может вытекать недопустимость режима общей долевой собственности. Так произойдет, например, если предметом договора простого товарищества является строительство индивидуальных жилых домов для каждого из товарищей.

В-четвертых, сам закон может предусматривать изъятия из общего правила о долевой собственности, хотя пока таких исключений не установлено.

Таким образом, общее имущество товарищей включает: а) имущество, принадлежащее товарищам на праве общей долевой собственности, и б) внесенное в виде вклада имущество, которое принадлежит на праве собственности одному из товарищей (или иному лицу) и используется в общих интересах всех товарищей.

Одна из особенностей имущества, используемого в общих интересах, заключается в том, что товарищи не приобретают каких-либо самостоятельных прав в отношении такого имущества2. Однако участники товарищества вправе требовать, чтобы лицо, внесшее имущество в общее дело, использовало его в общих целях (в их совокупных интересах), что сближает их положение с положением выгодоприобре-тателя по договору доверительного управления имуществом.

Пользование общим имуществом, а также владение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по общему согласию товарищей, а при недостижении согласия — в порядке, установленном судом.

Строго говоря, п. 1 ст. 1043 ГК упоминает лишь такое имущество, которым товарищи на момент внесения вклада обладали на праве собственности. Но вряд ли запрещено внесение имущественного вклада, который принадлежит товарищу (унитарному предприятию или учреждению) на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Если получено согласие собственника имущества (государства, государственного или муниципального образования, частного собственника учреждения) на внесение вклада в простое товарищество, то это, вероятно, приведет к возникновению общей долевой собственности такого собственника и товарищей, могущих обладать имуществом на праве собственности.

Так, арендатор имущества, внесший его в виде вклада в общее дело, не Разделяет прав арендатора с другими товарищами, т.е. соарендаторами они не становятся, а множественности лиц в арендном обязательстве не возникает.

663

 

В отличие от ГК 1964 г. закон никак не ограничивает право товарищей самостоятельно распоряжаться принадлежащими им долями в общей собственности. Эти доли можно полностью или частично продать1, подарить, завещать, распорядиться ими иным образом (ст. 246 ГК). Однако отчуждение доли в общей собственности, вполне допустимое с точки зрения норм о долевой собственности, в то же время будет являться нарушением обязательства из договора простого товарищества, ибо участник фактически прекратит действие договора в одностороннем порядке. Столь сложное переплетение вещно-правовых и обязательственно-правовых аспектов договора простого товарищества заставляет усомниться в целесообразности отмены запрета на отчуждение доли без согласия других товарищей.

Распределение прибылей и убытков (расходов) от деятельности простого товарищества производится пропорционально стоимости вкладов участников в общее дело, если иное не предусмотрено договором (ст. 1046, 1048 ГК). Прибыль — это не только денежные приобретения (доходы), но и приращение имущества в натуральной форме (например, плоды). В зависимости от вида простого товарищества получение и распределение прибыли может быть как главной целью совместной деятельности ( коммерческое товарищество), так и случайным фактором (некоммерческое товарищество). Но и в том, и в другом случае действует общее правило о соответствии доли распределяемой прибыли величине вклада в общее дело. Конечный результат, для достижения которого заключен договор некоммерческого товарищества (например, договор о долевом строительстве многоквартирного дома), прибылью в строгом смысле слова не является. Иное толкование противоречило бы понятию некоммерческого товарищества. Поэтому раздел между товарищами имущества (квартир), созданного в результате такой совместной деятельности, осуществляется по правилам п. 1 ст. 1043 и ст. 252 ГК, а не ст. 1046 ГК.

В результате деятельности простого товарищества может не только образовываться прибыль, но также возникать расходы или даже убытки. Расходы — это траты, совершаемые намеренно в целях ведения совместной деятельности, в том числе для поддержания в нормальном состоянии общего имущества товарищей. От вкладов в общее дело расходы отличаются тем, что их конкретный состав и размер не могут быть определены в момент заключения договора. Убытки являются денежным эквивалентом ущерба, понесенного участниками простого товарищества. ГК 1964 г. содержал правило, согласно которому покры-

Представляется, что продажа доли в общей долевой собственности постороннему лицу возможна с учетом преимущественного права покупки, принадлежащего остальным товарищам (ст. 250 ГК).

664

 

тие расходов и возмещение убытков от совместной деятельности производились за счет общего имущества участников договора, и лишь недостающие суммы раскладывались между самими участниками. Целесообразность этого положения не вызывает сомнений. Несмотря на отсутствие прямых указаний на сей счет в ГК, аналогичный порядок должен применяться и сегодня, если только в самом договоре не предусмотрена иная процедура покрытия расходов (убытков).

Статьи 1046 и 1048 ГК позволяют сторонам отступить от правила о пропорциональности величины распределяемой прибыли и расходов (убытков) стоимости вклада товарища в общее дело. Однако полное устранение товарища от участия в распределении прибыли или освобождение его от покрытия расходов (убытков) невозможно, а соответствующие соглашения ничтожны.

Ответственность участников по договору простого товарищества. Она определяется следующими обстоятельствами:

а) характером осуществляемой деятельности (коммерческое или некоммерческое товарищество);

б) спецификой мер гражданско-правовой ответственности и оснований их применения (внедоговорная ответственность, ответственность перед третьими лицами по совершенным сделкам, ответственность перед другими товарищами по договору простого товарищества);

в) фактом прекращения договора простого товарищества. Ответственность товарищей по общим для них обязательствам перед третьими лицами обычно является солидарной. Столь жесткая позиция законодателя обусловлена необходимостью защиты интересов кредиторов товарищей. Ведь в условиях долевой ответственности получение кредиторами удовлетворения зависело бы от платежеспособности каждого из участников простого товарищества. Солидарная ответственность перед третьими лицами установлена законом для участников договора коммерческого товарищества (во всех случаях), для участников некоммерческого товарищества — только по внедоговор-ным обязательствам (ст. 1047 ГК), а для участников любых товариществ — с момента прекращения соответствующего договора товарищества (п. 2 ст. 1050 ГК)1. Указанные нормы являются императивными и не могут быть изменены соглашением сторон. Таким образом, долевой характер носит лишь ответственность участников некоммерческого

Если договор прекращается не в целом, а лишь в отношении одного из товарищей, то он продолжает отвечать по обязательствам, возникшим в период его Участия в товариществе, на общих основаниях, т.е. так, как если бы он оставался Участником договора (ст. 1053 ГК).

665

 

товарищества перед третьими лицами по договорам, заключенным и надлежаще исполненным до момента прекращения товарищества.

В отношениях между самими участниками товарищества (коммерческого и некоммерческого) господствует принцип долевой ответственности, что вполне соответствует цивилистической традиции. По всем взаимным обязательствам, вытекающим из договора простого товарищества, стороны несут долевую ответственность пропорционально стоимости своих вкладов в общее дело.

Прекращение договора простого товарищества. Прекращение договора простого товарищества происходит по основаниям, перечисленным в ст. 1050 ГК. Условно эти основания можно разделить на несколько групп.

Прекращение договора вследствие прекращения правосубъектной личности одного из товарищей вполне оправданно, поскольку отношения товарищей носят лично-доверительный характер. Поэтому смерть гражданина, ликвидация или реорганизация юрвдического лица (абз. 3 п.1 ст. 1050 ГК), объявление одного из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим (абз. 1 п.1 ст. 1050 ГК), по общему правилу, прекращают действие договора. Однако самим договором или последующим соглашением товарищей может быть предусмотрено сохранение многостороннего договора в силе между оставшимися товарищами. Также договор или последующее соглашение могут предусматривать возможность замены умершего гражданина или прекратившего свою деятельность юридического лица их правопреемниками. В отсутствие таких соглашений правопреемник не вправе, требовать принятия его в договор простого товарищества и может осуществить лишь выдел доли правопредшественника в порядке ст. 1049 ГК.

Ухудшение финансового положения одного из товарищей в результате объявления его несостоятельным (абз. 2 п.1 ст. 1050 ГК) или выдела его доли в общем имуществе по требованию кредитора (ст. 1049 ГК) приводит к снижению уровня финансовых гарантий кредиторов товарищества. С другой стороны, это увеличивает бремя возможных неблагоприятных последствий для остальных участников договора. Поэтому в указанных случаях договор простого товарищества прекращается, если только соглашением товарищей не предусмотрено сохранение его в силе между оставшимися участниками.

Выход одного из товарищей из договора возможен как в отношении договора, заключенного на срок или с указанием цели в качестве отменительного условия (абз. 5 п.1 ст. 1050 и ст. 1052 ГК), так и в отношении бессрочного договора товарищества (абз. 4 п.1 ст. 1050 и ст. 1051 ГК). Однако досрочный выход из договора, заключенного с указанием срока или цели в качестве отменительного условия, является

666

 

его нарушением и влечет гражданско-правовую ответственность в форме возмещения убытков в полном объеме. Лишь при наличии уважительных причин для досрочного выхода из договора выходящий участник ограничивается возмещением реального ущерба, причиненного остающимся товарищам (ст. 1052 ГК).

Выход из бессрочного договора простого товарищества является действием правомерным и не влечет за собой мер ответственности. Но в этом случае выходящий участник должен заявить об отказе от договора не менее чем за три месяца до даты предполагаемого выхода. Ограничение или отказ от права на выход из бессрочного договора простого товарищества ничтожны (ст. 1051 ГК).

Во всех случаях выхода одного из товарищей из договора оставшиеся участники могут условиться о сохранении договора между ними в силе.

К иным правомерным основаниям прекращения договора относятся истечение его срока (абз. 6 п.1 ст. 1050 ГК), а также достижение цели, являвшейся его огменигельным условием. Договор простого товарищества может прекращаться также и по другим основаниям, установленным гл. 26 и ст. 450, 451 ГК, с учетом того, что этот договор может быть и многосторонним1.

Прекращение договора простого товарищества приводит к разделу имущества, находившегося в общей долевой собственности, в порядке, установленном ст. 252 ГК. При этом участник, внесший в качестве вклада в общую собственность индивидуально-определенную вещь, вправе требовать возврата ему этой вещи, если она сохранилась в натуре и если такая передача не ущемит интересов других товарищей и кредиторов (абз. 4 п.2 ст. 1050 ГК). Вещи, которые передавались товарищам только во владение и (или) пользование, возвращаются по принадлежности без особого вознаграждения, если иное не предусмотрено договором товарищества.

Так, отсутствие встречных обязательств в договоре простого товарищества делает абсолютно невозможным прекращение обязательств из договора зачетом (ст. 410 ГК). Прекращение обязательства прощением долга (ст.415 ГК) или передачей отступного (ст. 409 ГК) также весьма специфичны, поскольку простое товарищество является многосторонне-обязывающим договором и, значит, каждый из товарищей одновременно выступает и кредитором других участников (всех и каждого) и их должником.

667

 

1