2. Предмет права удержания

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Предметом права удержания может быть только вещь, являющаяся собственностью должника (или принадлежащая ему на ином титуле), т. е. чужая для кредитора вещь. Объектом удержания не может быть собственная вещь ретентора, подлежащая передаче должнику, например, в случае допущенной покупателем вещи просрочки платежа, так как абсурдно само предположение, что собственник вещи должен получить удовлетворение своих денежных требований за счет стоимости собственной вещи. Поэтому «удержание» собственной вещи может рассматриваться исключительно как форма приостановки исполнения обязательства или отказа от исполнения, предусмотренная п. 2 ст. 328 ГК.

Если удерживаемая вещь относится к вещам, ограниченным в обороте, ее ретентор должен иметь законные полномочия на владение ею (например, надлежаще оформленное право на использование и хранение взрывчатых материалов и т. п.). Если вещь находится у лица без законных оснований (например, похищена), оно не может удерживать ее с целью побуждения собственника к исполнению каких-либо денежных требований, тем более получить удовлетворение за счет ее стоимости. Следовательно, предметом права удержания могут быть только те вещи, которыми ретентор владеет на законном основании.

В соответствии с нормой п. 1 ст. 359 ГК объектом удержания может быть лишь вещь, подлежащая передаче должнику. Следовательно, иные объекты гражданских прав, указанные в ст. 128 ГК, в частности имущественные права, работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности и нематериальные блага, не могут быть объектом удержания.

Вместе с тем к вещам относятся деньги и ценные бумаги. Как иностранная валюта, так и документарные ценные бумаги могут быть предметами права удержания. Бездокументарные ценные бумаги не могут быть объектом права удержания, так как являются разновидностью имущественных прав. Деньги (имеются в виду рубли РФ), несмотря на то что закон относит их к вещам, не могут быть предметом права удержания в силу его сущности и целей, стоящих перед ним. При допущении удержания денег создавалась бы ситуация, при которой у кредитора-ретентора и должника были бы встречные однородные требования: со стороны ретентора – требование по оплате, возмещению издержек или убытков, а со стороны должника – требование о выдаче денег, принадлежащих ему. Но два однородных требования могут быть зачтены, в результате чего обязательства прекратятся полностью или частично (ст. 410 ГК). Следовательно, кредитор, удерживающий денежные средства должника, может удовлетворить свои требования путем заявления о зачете. Сказанное справедливо в отношении как наличных, так и безналичных денег. Последние к тому же не могут быть объектом права удержания, так как являются разновидностью имущественных прав.

Спорным является вопрос о возможности удержания недвижимых вещей. В странах общей системы права по общему правилу удержание недвижимости возможно. В законодательстве отдельных европейских стран можно найти нормативные предписания, которые допускают удержание только движимых вещей1. Вместе с тем Гражданский кодекс Нидерландов предоставил арендатору недвижимости право удерживать ее в случае невыплаты собственником причитающегося в определенных случаях арендатору возмещения (ст. 100 Книги 5 Гражданского кодекса Нидерландов)2.

 

Буквальное толкование п. 1 ст. 359 ГК приводит к выводу, что удержание недвижимой вещи не запрещено законом. Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с принципом обязательности (внесения) все права на недвижимость должны быть внесены в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, после чего они становятся обязательными для всех третьих лиц1. Однако ни Закон РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ни ст. 131 и 164 ГК напрямую не говорят о регистрации права удержания. Право удержания, несомненно, можно отнести к ограничениям (обременениям), стесняющим правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда, арест имущества и др.)2. Поэтому право удержания подлежит обязательной государственной регистрации по требованию ретентора как заинтересованного лица в соответствии с п. 1 ст. 4 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»3. Следовательно, право удержания недвижимого имущества может иметь место, но становится обязательным для третьих лиц только после его регистрации в качестве обременения на недвижимое имущество.

 

Практическая целесообразность удержания недвижимого имущества видна из следующего примера. Банк заключил договор аренды и произвел с согласия арендодателя перестройку арендуемого помещения под банковский офис, вложив в ремонт и улучшения большие средства. По истечении договора аренды собственник отказался от его пролонгации и возмещения банку в соответствии с условиями договора аренды стоимости перестройки и неотделимых улучшений. Банк отказался освободить помещение, ссылаясь на ст. 359 ГК.

 

Предметом права удержания могут быть как индивидуально-определенные вещи, так и вещи, определяемые родовыми признаками. Допустим, хранитель заключил с поклажедателем договор хранения зерна в элеваторе (договор хранения вещей с обезличением – ст. 890 ГК). При наступлении срока выдачи зерна у хранителя возникает обязанность возвратить поклажедателю обусловленное в договоре количество зерна того же рода и качества. Однако хранитель может применить право удержания против поклажедателя в связи с тем, что ему не были оплачены расходы, связанные с хранением. При этом он удерживает именно являющееся предметом договора хранения с обезличением обусловленное количество вещей определенного рода и качества. В случае их выставления на торги с целью удовлетворения требований хранителя они соответствующим образом индивидуализируются, в силу чего должник может понести имущественные потери, не выходящие за пределы стоимости обусловленного договором количества вещей определенного рода и качества.

 

1