§ 7. Денежные обязательства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

1. Денежное обязательство — это обязательство, в силу которого должник обязан передать в собственность кредитору денежные знаки в определенной или определимой сумме. Так понимается денежное обязательство в законодательстве, судебной практике и доктрине всех изучаемых стран.

Деньги — это специфический объект гражданских правоотношений: они опосредствуют товарообмен; их потребительная стоимость заключается в их меновой стоимости; они должны быть способны к обмену на товары, услуги и денежные знаки других государств; деньги должны быть максимально оборотоспособны, а знаки, утратившие указанные качества, представляют интерес только для коллекционеров. Именно эта специфика предмета обязательств приводит к тому, что денежные обязательства во всех правовых системах выделяются в законодательстве, судебной практике и доктрине в самостоятельную правовую категорию и регулируются нормами, применимыми только к данному виду обязательств. Вместе с тем к денежным обязательствам применимы также многие нормы гражданского и торгового права. Так, денеж-

293

 

ные обязательства всегда являются родовыми, и если предусмотрена обязанность передать банкноту под определенным номером, то такое обязательство рассматривается как обязательство передать индивидуально - определенную вещь, а не как собственно денежное, поскольку, несмотря на индивидуальную нумерацию банкнот, деньги, выступая в гражданском обороте в качестве средства платежа, являются вещами заменимыми, определенными родовыми признаками.

Денежные обязательства возникают на тех же основаниях, что и другие обязательства, в связи с чем необходимо заметить, что если любое обязательство в результате его нарушения может быть трансформировано в денежное путем присуждения к выплате денежной компенсации, то денежное обязательство в случае просрочки остается денежным, поскольку присуждение к выплате за просрочку создает дополнительное денежное обязательство.

2. Содержанием денежного обязательства является обязанность должника перенести на кредитора право собственности на денежные знаки в определенной сумме, когда размер обязательства точно зафиксирован в момент его возникновения (например, 100 долл.), или в определимой сумме, когда в момент возникновения обязательства его размер еще арифметически точно не определен, но указан способ его исчисления (например, по рыночным ценам на день поставки).

3. Если денежная единица, в которой выражено обязательство, сохраняет свою стабильность на протяжении всего времени действия, то особых затруднений в определении размера обязанности сторон по обязательству не возникает. Когда же в период между моментом возникновения обязательства и моментом его прекращения денежная единица, в которой выражено это обязательство, в результате девальвации или ревалоризации этой единицы изменяет свое золотое содержание, тогда возникает проблема, имеющая большое теоретическое и практическое значение: изменяется ли количественно обязательство, то есть что является предметом денежного обязательства — предоставление определенного количества денежных знаков или определенной либо определимой «покупательной способности».

Законодательством и судебной практикой этот вопрос решен однозначно. Изменения ценности денег игнорируются правом, и к спорным правоотношениям применяется принцип номинализма. Впервые он был установлен в праве Англии в 1604 году в деле Gilbert v. Brett. В соответствии с этим принципом должник, несмотря на изменение золотого содержания денежной единицы, обязан заплатить, а кредитор обязан принять в платеж денежные знаки, являющиеся законным платежным средством к моменту платежа в количестве, составляющем номинальную сумму долга. В указанном деле суд признал, что с точки зрения права фунт всегда есть фунт, какой бы ни была его ценность.

В США принцип номинализма был также установлен судебной

294

 

практикой в делах, связанных с инфляцией эпохи гражданской войны 1861—1865 годов. Позднее, в 1933 году, принцип номинализма был сформулирован в федеральном законе (совместной резолюции обеих палат конгресса), одна из статей которого гласи-1 да, что всякое денежное обязательство должно погашаться долларом за доллар, независимо от его обесценения. Актом от 28 октября 1977 г. совместная резолюция была аннулирована, однако это не означает, что США отказались от номиналистической концепции денежных обязательств, поскольку продолжают действовать правила, установленные в ранее вынесенных судебных решениях.

Во Франции принцип номинализма первоначально был установлен в ст. 1895 ФГК применительно к договору денежного займа, однако судебная практика распространила это правило и на другие сделки, придав указанной норме универсальный характер.

В Германии и Швейцарии ГГУ и ШОЗ не содержат указаний относительно принципа номинализма денежных обязательств, выраженных в национальных валютах этих стран, что и послужило основанием для отказа в его применении германскими судами в 20-е годы нашего столетия.

4. Очень часто денежное обязательство может быть выражено в иностранной валюте, а платеж должен быть совершен в национальной валюте должника или наоборот. В таких случаях необходимо различать валюту долга (monnaie de compte. Schuldwahrung, money of debt) и валюту платежа (monnaie de payement, Zahlungswährung, money of payment). Валюта долга — это денеж-,,ные единицы, в которых зафиксирована его экономическая ценность, в то время как валюта платежа — это денежные единицы, платежом которых денежное обязательство погашается.

Названия денежных единиц многих стран совпадают, и поэтому в случае девальвации или ревальвации важно точно определить, валюта какой страны является валютой долга, а какой — валютой платежа, поскольку принцип номинализма применяется именно к Валюте долга, а изменение ценности валюты платежа не влияет на экономическое содержание обязательства.

Если размер денежного обязательства исчислен в иностранной валюте, то должник имеет право уплатить в валюте страны, где производится платеж (§ 244 ГГУ; ст. 84 ШОЗ; судебная практика Англии и США), исчислив размер обязательства по курсу на день платежа (§ 244 ГГУ; ст. 84 ШОЗ; ст. 41 Единообразного вексельного закона; ст. 36 Единообразного чекового закона; ст. 72 английского закона о векселях 1882 г.; ст. 3-107 ЕТК), если не установлено иное.

5. В денежных обязательствах, выраженных как в национальных, так и в иностранных валютах, деньги выполняют функцию средства платежа. В международной торговле и банковской практике очень часто валюты могут, не выполняя в сделке функции средства платежа, покупаться и продаваться как товар, определенный родовыми признаками. В основе таких отношений лежат

295

 

обменные валютные сделки, между которыми и собственно денежными обязательствами необходимо проводить четкое различие, поскольку к обменным валютным сделкам, в отличие от денежных обязательств, принцип номинализма не применяется. Это положение зафиксировано в ч. 8 ст. XXV устава Международного валютного фонда (МВФ), в соответствии с которой обменные курсы при исполнении сделок по обмену валюты на специальные права заимствования и наоборот должны быть такими, чтобы сторона по сделке получила ту же самую ценность.

6. Законодательство и судебная практика, а также доктрина рассматриваемых государств за более чем 300-летнюю историю существования принципа номинализма создали очень гибкую юридическую конструкцию, которая дает возможность сторонам в договоре в некоторых случаях защитить себя от применения этого принципа и позволяет судам последовательно проводить указанный принцип в жизнь, возлагая бремя обесценения валюты на кредиторов, а по трудовым соглашениям — на рабочих и служащих, защищая не покупательную, а платежную способность денежных знаков, поддерживая тем самым девальвационную политику правительств.

Во Франции, Германии и Швейцарии нормы, устанавливающие принцип номинализма, применяются судебной практикой как дис-позитивные. В Англии и США судебной практикой признается, что принцип номинализма является подразумеваемым условием договора и при отсутствии защитных оговорок в условиях относительной стабильности валют всегда применяется к спорным правоотношениям.

7. Анализ судебной практики показывает, что суды очень строго и последовательно придерживаются номиналистической концепции денежных обязательств. Это объясняется тем, что колебания покупательной способности денег относительно невелики, применение принципа номинализма способствует стабилизации гражданских и торговых отношений, участники которых, принимая в платеж по номиналу обесценившуюся валюту, компенсируют убыток, расплачиваясь по другим сделкам такими же обесценившимися деньгами.

Вместе с тем исторический опыт свидетельствует о том, что в условиях, близких к разрушению валютной системы, принцип номинализма не применяется. Наиболее ярким примером отхода от традиционного решения вопроса является германская ревалоризация. Катастрофически обесценивавшуюся марку удалось стабилизировать к ноябрю 1923 года при соотношении 1000 млрд. марок равны 1 золотой марке. В этих условиях слишком непримиримыми стали интересы сторон, в особенности по долгосрочным контрактам, и суды отказались от применения принципа номинализма и приступили к переоценке денежных долгов без установления каких-либо общих принципов. Ревалоризовались долги применительно к каждому отдельному случаю. Однако среди бесчисленного множества решений о ревалоризации долгов не было решений о пере-

296

 

счете заработной платы рабочих и служащих. Бремя тяжелейшей инфляции было перенесено на плечи трудящихся.

В Англии суды никогда не подвергали сомнению принцип номинализма, сформулированный в деле Gilbert v. Brett, но после девальвации фунта стерлингов в 1967 году в деле The Teh Ни судьей Апелляционного суда было указано на возможность отказа от применения принципа номинализма. Однако это дело не создало прецедента, поскольку изменения в денежной системе страны были не столь значительными, чтобы повлечь изменения в правовом регулировании. С восстановлением относительной стабильности валюты судебная практика возвращается в прежнее русло и строго придерживается номиналистической концепции денежных обязательств.

8. Диспозитивный характер норм, устанавливающих принцип номинализма, позволяет сторонам применять в некоторых случаях правовые средства, выработанные в практике гражданского и торгового оборота и направленные на защиту от обесценения валюты. В зависимости от наличия заранее обусловленного в договоре согласия сторон защитные средства делятся на две группы: 1) применяемые судом по предварительному соглашению сторон (защитные оговорки, искусственные единицы расчета) и 2) применяемые судом без предварительного соглашения сторон (возмещение убытков от обесценения валюты во время просрочки платежа, ревалоризация долга и некоторые другие).

9. В свое время широкое распространение получила так называемая золотая оговорка, стабилизирующее действие которой заключалось в том, что размер денежного обязательства определялся либо в золотых монетах определенного веса и пробы, либо в бумажных деньгах, но в суммах, по ценности эквивалентных стоимости обусловленного количества золота.

С изъятием в начале XX века из обращения золотых монет и обострением валютно-финансового кризиса уже в 70-е годы в результате отмены фиксированной цены золота и резких колебаний рыночных цен на монетарный металл значение золотых оговорок как защитного средства резко снижается.

Наряду с золотыми оговорками гражданским и торговым оборотом был выработан другой вид оговорок — валютные. Валютная оговорка — это условие договора, которое указывает на то, какая валюта выступает в качестве валюты долга, в какой валюте должен быть произведен платеж и каким должно быть курсовое соотношение между указанными валютами на момент платежа. В условиях периодически развивающихся валютно-финансовых кризисов, когда ни одна из валют не может служить гарантом стабильности ценностного содержания денежных обязательств, применение только валютных оговорок не дает желаемого результата.

Начиная с 20-х годов нашего столетия в договорной практике получают распространение индексные оговорки, которые обычно применяются в качестве защитного средства от инфляционного

297

 

обесценения валюты в долгосрочных контрактах. Индексной оговоркой предусматривается, что главное обязательство должника изменяется в соответствии с изменением во время существования обязательства указанного в договоре индекса. Наиболее широкое применение получили индексные оговорки в трудовых соглашениях, в которые включаются так называемые индексы «стоимости жизни». Их пропорциональному изменению должно следовать изменение заработной платы.

Существуют и некоторые другие виды защитных оговорок.

Вопрос об эффективности защитной оговорки находится в прямой зависимости от признания действительности соответствующего договорного условия правом страны, которому подчинено обязательство. Золотая оговорка запрещена для применения во внутригосударственных контрактах почти во всех странах: во Франции — еще в 30-х годах, Германии — в 1947-м, США — в 1933-м; в Англии в 1956 году золотые оговорки были объявлены противоречащими публичному порядку. Золотые оговорки в указанных странах допускались только в международных платежах.

Если действительность валютных оговорок не оспаривается практически нигде, то в отношении индексных оговорок вопрос решается в разных странах неодинаково.

Во Франции в начале 30-х годов индексные оговорки были признаны действительными, но в последующие годы судами выносились противоречивые решения, и окончательно в законодательном порядке было запрещено применение индексных оговорок с целью стабилизации ценностного содержания обязательства, за исключением случаев, когда между исчисляемым индексом и предметом договора или предпринимательской деятельностью участников договора имеется прямая связь. Этот запрет не распространяется на трудовые соглашения.

В Германии в 1947—1948 годах индексные оговорки специальными нормами были объявлены недействительными, но впоследствии судами этим нормам было дано ограничительное толкование, в результате чего индексные оговорки применяются в довольно широкой сфере отношений.

В других странах при отсутствии прямого •запрета индексные оговорки могут быть использованы как защитное средство. В Англии и США действительность индексных оговорок была прямо признана судебной практикой.

10. Кроме оговорок для защиты от обесценения валюты стороны могут предусмотреть в договоре условие об использовании в качестве валюты долга искусственной единицы расчета, исчислив в этой единице размер обязательства, а по наступлении срока платежа — погасив обязательство в одной из предусмотренных в договоре валют. Идея применения искусственной единицы расчета была известна уже в XIV веке, когда итальянские купцы выписывали тратты в единицах, символизирующих определенное количество золота, В различные периоды времени получали общее признание

298

 

различные единицы. При стабильном рынке золота были широко распространены единицы, основанные на золоте,— франк Пуанкаре и франк Жерминаля. В середине 50-х годов XX в. появляются искусственные единицы нового типа, ценность которых не связана с золотом и не зафиксирована во времени. Это так называемые сложные, или агрегатные, единицы, в состав которых входит несколько (иногда значительное количество) валют в различных пропорциях, образуя так называемую корзину. Среди стран Общего рынка применяется европейская валютная единица, основанная на валютах государств — членов ЕЭС и получившая название ЭКЮ. В рамках МВФ все большее распространение получает такая сложная единица, как СДР, корзина которой первоначально состояла из 16 валют, а с 1981 года их число было сокращено до пяти.

11. Убытки от обесценения валюты долга, происшедшего в промежуток времени с момента возникновения обязательства до наступления срока платежа, в силу действия принципа номинализма не возмещаются. Вопрос о возмещении убытков, возникших за время просрочки, тесно связан с нормами о начислении процентов.

По денежному обязательству могут начисляться проценты, размер которых может быть установлен в договоре (договорный процент) и в законе (законный процент). В Германии — это 4% годовых по гражданским (§ 246 ГГУ) и 5% по торговым сделкам (§ 252 ГТУ); во Франции — 4% по гражданским и 5 % по торговым сделкам (установлено специальным законодательством); в Швейцарии — в обычном для данной местности и данного вида займа размере (ст. 314 ШОЗ). Праву Англии и США не известно понятие законного процента. Размер подлежащих выплате процентов определяется судом.

Запрещается взыскание сложных процентов, то есть процентов на проценты, по гражданским сделкам; но на банки и другие кредитные учреждения этот запрет не распространяется.

В случае просрочки по денежному обязательству также начисляются в указанных размерах проценты, которые засчитываются вместо возмещения убытков. Сверх процентов могут быть взысканы конкретные убытки (например, расходы, связанные с опротестованием векселя). Убытки от обесценения за время просрочки не возмещаются, поскольку считается, что они не могли быть предвидены сторонами. Начиная со второй половины 60-х годов в условиях резкого обострения валютного кризиса в судебной практике (в частности, в Англии) наметилась тенденция на возмещение убытков от обесценения за время просрочки.

12. В результате экономического кризиса 1929 года капиталистические государства с целью защиты своих денежных систем . ввели валютные ограничения, которые, по существу, представляют совокупность мероприятий, проводимых в законодательном или административном порядке и направленных на уравновешивание платежного баланса страны, поддержание стабильного курса валюты,

299

 

концентрацию валютных ресурсов в распоряжении государства.

С введением валютных ограничений был установлен разрешительный порядок производства платежей за границу либо платежи за границу прекращались совсем, а причитающиеся иностранным кредиторам суммы зачислялись на блокированные счета, расходование средств с которых иностранными кредиторами было возможно только на территории страны местонахождения счета.

Принятие законов о валютных ограничениях породило проблему объективной невозможности исполнения денежных обязательств. Традиция гражданского права состояла в том, что платеж денег, находящихся в обращении, всегда возможен, а судебная практика всех изучаемых стран исходила из правила, что должник отвечает за наличие у него денег для погашения обязательства и их отсутствие не освобождает от уплаты, то есть субъективная невозможность исполнения денежного обязательства не является достаточным основанием для его прекращения.

Первоначально невозможность получения разрешения на перевод денег за границу и зачисление их на блокированный счет суды изучаемых государств не считали обстоятельством, освобождающим от ответственности, и, не признавая экстерриториального действия законов о валютных ограничениях, выносили решения, обязывающие ответчика из другого государства, принявшего законы о валютных ограничениях, совершить платеж. На практике же принудительное исполнение иностранного судебного решения оказывалось невозможным на территории страны должника, поскольку противоречило местному валютному законодательству. Введение валютных ограничений привело к дезорганизации торгового оборота. Проблема исполнения денежных обязательств в условиях валютных ограничений была решена путем заключения двусторонних, а позднее и многосторонних межгосударственных соглашений об установлении клиринговой системы расчетов, суть которой сводится к тому, что государства уполномочивали свои центральные банки или другие учреждения для ведения расчетов с заграницей. Банки открывали и вели взаимные счета, осуществляя зачет встречных требований и обязательств без вывоза золота и валюты за границу. С отменой валютных ограничений клиринговые соглашения утрачивают значение.

Проблема исполнения обязательств в условиях валютных ограничений актуальна и в настоящее время, поскольку с созданием МВФ введение валютных ограничений допускается в соответствии со ст. VII устава фонда. Как показывает практика, государства — члены МВФ в периоды обострения валютно-финансового кризиса с согласия фонда вводят валютные ограничения.

В настоящее время судебная практика пришла к признанию экстерриториального действия законодательства о валютных ограничениях. Если договор подчинен иностранному праву, нормы которого содержат валютные ограничения, то валютные ограничения принимаются во внимание, если они введены государством —

300

 

W

j* членом МВФ с согласия фонда и не применяются как инструмент ^ давления и дискриминации, а используются для защиты экономики иностранного государства. Совершение платежа в соответствии с законодательством страны должника, в том числе и зачисление платежа на блокированный счет, признается надлежащим исполнением и освобождает должника от ответственности за неисполнение обязательств.

1