§ 1. Определение владения и его юридическая охрана

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

С институтом частной собственности непосредственно связан и служит ему институт охраны владения как фактического обладания имуществом (вещами).

Во всех системах права владение является предметом специального правового регулирования (ст. 2228—2235, 2282, 2283 и др. ФГК; § 854—872, 1006 и др. ГГУ; ст. 919—941 ШГК; англо-американская судебная практика).

Правовая защита владения определяется тем юридическим и хозяйственным значением, которое она имеет. В литературе высказываются различные обоснования юридической защиты владения, однако в настоящее время большинство авторов признают, что в основном оно служит целям обеспечения интересов собственников и поддержания стабильности установленного правопорядка в сфере имущественных отношений, устойчивости гражданского оборота, оперативного устранения препятствий в пользовании имуществом, вовлеченным в хозяйственный оборот.

Владение является правомочием собственника, и охрана его как фактического обладания вещью подчинена прежде всего облегчению защиты права собственности. Хотя право обеспечивает защиту этого права как такового специальными исками собственника, возможность использования им также юридических средств защиты фактического обладания вещью с помощью владельческих исков является упрощенным способом достижения той же цели. Защита прав на вещь на основании доказательства прежнего фактического владения ею представляется более простой, чем доказательство права собственности. Возможность выбора собственником способа защиты обеспечивается законом, но не допускается применение одновременно собственнического и владельческого исков. В соответствии с гражданско-процессуальными правилами собственник, предъявляющий собственнический иск, лишается права на использование владельческого иска.

242

 

Владение является также одним из элементов многих вещных и обязательственных правоотношений, в которых фактическим владельцем выступает несобственник, обладающий вещами, принадлежащими собственнику. С владением вещью, опирающимся на правовое основание (титул), соединены залог, узуфрукт и ряд других вещно-правовых отношений, а также многочисленные обязательственно-правовые отношения, возникающие при передаче собственником вещи во владение хранителям, перевозчикам, комиссионерам, нанимателям и т. д.

Для широкого круга всех этих участников хозяйственного оборота — хранителей, перевозчиков, комиссионеров, нанимателей, залогодержателей и т. д.— охрана владения имеет самостоятельное значение и ценность. Осуществляя владение по воле собственника, они сами имущественно заинтересованы в обладании вещью и беспрепятственном ее использовании. Но и здесь в праве на первый план выступают в большинстве случаев цели защиты интересов собственников, передающих имущество другим лицам для хранения, хозяйственного использования или отчуждения. Юридическое обеспечение владения несобственников становится здесь косвенной охраной собственника, его прав и интересов.

Владение может осуществляться, наконец, длительное время лицами, добросовестно или недобросовестно овладевшими вещью, вышедшей из обладания собственника вопреки его воле (в случае утраты, хищения и т. д.) или оставленной им. Длительное владение вещью лицом, не управомоченным собственником, признается основанием — при наличии предусмотренных законом условий — возникновения права собственности в силу норм о давности владения

В национальных системах права охрана владения осуществляется с разной степенью полноты и интенсивности.

Во французском праве владение отнесено к сфере вещных прав и регулируется в рамках регламентирования прав собственности, хотя может касаться и других вещных прав. При этом нормы о способах защиты владения сосредоточены не в гражданском, а в гражданско-процессуальном кодексе. Особыми владельческими исками защищается только владение недвижимостью.

В праве ФРГ владение рассматривается как независимый институт, существование которого не подчинено праву собственности, и этот институт регулируется более подробно (§ 854—872 ГГУ). Сфера владельческой защиты значительно расширяется, поскольку она предоставляется как недвижимости, так и движимости. По этому же пути пошел и гражданский кодекс Швейцарии.

Во всех системах права владение рассматривается как фактическое обладание вещью — движимой или недвижимой. Однако условия предоставления защиты фактическому владельцу а также юридико-технические средства ее осуществления различаются, особенно между романо-германской и англосаксонской системами права.

243

 

Охрана владения в романо-германской системе права, его принципы и основные положения отражают две основные теории владения, выдвинутые в начале XIX века К.-Ф. Савиньи и в середине XIX века — Р. Иерингом. Исходя из римского права, обе эти теории признают, что элементами владения являются фактическое состояние физического обладания вещью, или корпус (corpus), и намерение владеть, то есть воля лица обладать вещью в качестве собственника или иного носителя вещного права (animus). Этому второму элементу в континентальных системах права до недавнего времени придавалось неодинаковое значение, и средствами правовой защиты обеспечивался различный круг лиц, признаваемых в качестве юридических владельцев.

В соответствии с теорией К.-Ф. Савиньи, именуемой субъективной теорией владения и находящей свое отражение во французском праве до настоящего времени, владение — это осуществление или возможность немедленного осуществления фактического господства над вещью в зависимости от воли лица. От наличия или отсутствия владельческой воли зависит признание соответственно факта владения вещью или только временного держания вещи. В случаях, когда воля направлена на обладание вещью в качестве собственника или иного носителя вещного права, речь идет о юридическом владельце. В случае отсутствия такой воли у лица, осуществляющего господство над вещью в интересах другого лица, обладатель имущества считается простым держателем — хранителем, перевозчиком, комиссионером и т. д. Исходя из этой концепции, французское право различает владение (possession) и временное держание (detention précaire), имея в виду в первом случае владение «для себя и как собственник» (ст. 2230 ФГК), а во втором случае — владение «для другого» (ст. 2231 и 2236 ФГК). К временным держателям относятся арендаторы, поклажедатели, залогодатели, узуфруктуарии и «все другие лица, которые временно обладают вещью собственника» (ст. 2236 ФГК).

Правовой режим владения и держания неодинаков. До 1975 года держатели вещи вообще не имели права на самостоятельную исковую защиту владельческими исками против нарушения владения, но в настоящее время, согласно ст. 2282 и- 2283 ФГК, оно признается. Временное держание не рассматривается как основание для приобретения вещи в собственность по давности владения, независимо от длительности обладания вещью. Это обосновывается отсутствием у держателя намерения владеть в качестве собственника.

Теория Р. Иеринга, известная как объективная теория владения, оказала значительное влияние на германское право. Конститутивным элементом владения признается фактическое осуществление господ :тва над вещью. Волевой элемент не игнорируется, но считается, что владельческая воля воплощается в фактическом осуществлении владения: corpus молчаливо включает animus. Современная судебная практика ФРГ исходит из того, что для

 

признания владения достаточно наличия намерения создать владение.

В соответствии с абз. 1 § 854 ГГУ «владение вещью приобретается достижением действительного господства над вещью». Поэтому для его установления надо лишь доказать факт обладания вещью, что и обосновывает владение. Исходя из этого, не делается различия между владением и временным держанием, пока не доказано основание держания (causa detentionis).

Различается самостоятельное и несамостоятельное (непосредственное и посредственное) владение, причем всем лицам, осуществляющим такие формы владения, обеспечивается юридическая защита. Самостоятельным владельцем признается лицо, в частности собственник, установивший временное владение другого лица, например хранителя, арендатора, комиссионера, перевозчика, залогодержателя и т. д. Последние считаются несамостоятельными владельцами. В случае, если они, в свою очередь, переносят владение на другое лицо, например при поднайме, возникает несколько несамостоятельных и один самостоятельный владелец одной и той же вещи.

Владение защищается в качестве фактической власти над вещами, независимо от титула владения, то есть наличия какого-либо правового основания. Предусматривается только один случай неохраняемого владения: когда речь идет о лицах, осуществляющих, согласно § 885 ГГУ, господство над вещью на предприятии другого лица или в его домашнем хозяйстве, где они обязаны подчиняться в отношении вещи указаниям другого лица, признаваемого владельцем.

В странах англо-американской системы права различают четыре категории владения: 1) фактическое владение (Англия) или охрана (США) ; 2) юридическое владение (Англия) или непосредственное владение (США); 4) право на владение (the right to possess);

5) противопоставленное владение (adverse possession).

Под фактическим^владением, или охраной, имеют в виду осуществление лицом физического контроля над вещью, но без желания осуществить исключительное господство над ней. Оно возникает, в частности, когда собственник, не отказываясь от права господства над имуществом, подчиняет его физическому воздей-; ствию другого лица. Фактическими владельцами суды признают ; лиц, работающих по найму,— персонал промышленных предприя-; тий, продавцов в магазине и пр.— и в большинстве случаев агентов. 1 Но они лишены права на исковую защиту в случаях нарушения , третьими лицами их владения.

Юридическим, или непосредственным, владением считается фактический контроль над вещью с намерением осуществления исключительного господства либо сохранения такого намерения при от-» сутствии фактического контроля, когда, например, вещи предпринимателя находятся в руках работающих по найму лиц.

Специфическая категория «право на владение» представляет

245

 

собой отношение, при котором вещь, принадлежащая собственнику (лицу, имеющему «право на владение»), находится по каким-либо основаниям во владении другого лица. Данная форма владения связана с институтом зависимого держания (bailment), охватывающим широкий круг правоотношений. Собственником движимого имущества является одно лицо («передавшее вещь другому» — bailor), тогда как правом владения имуществом обладает другое лицо («зависимый держатель» — bailee), которому данное имущество передано собственником для определенной цели.

Зависимое держание возникает из договора, но может быть признано и на основании фактических обстоятельств дела. Критерием его признания является намерение «зависимого держателя» осуществлять господство над вещью и обязательство — в прямо выраженной или подразумеваемой форме — возвратить ее собственнику или распорядиться ею согласно его указаниям.

К зависимому держанию судебная практика относит отношения, возникающие при хранении, ссуде, аренде, перевозке, подряде, залоге движимого имущества, и некоторые другие. При этом право на предъявление исков из нарушения владения предоставляется как собственнику, имеющему «право на владение», так и зависимому держателю.

И наконец, под противопоставленным владением, относящимся только к недвижимости, понимается отношение, при котором владелец располагает правовым титулом, который может быть противопоставлен притязаниям другого лица. В праве США требуется, чтобы такое владение было открытым, непрерывным и сопровождалось притязанием на право владения.

1