§ 7. Защита права собственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

1. Защита права собственности, понимаемая в широком смысле этого слова, проявляется в различных — с точки зрения использования специальных гражданско-правовых методов и средств — формах и преследует две основные хозяйственные цели. Охранительная функция такой защиты состоит в обеспечении нормальной хозяйственной эксплуатации имущества в гражданском обороте, то есть в защите отношений собственности в их нормальном, ненарушенном состоянии. Не менее важной функцией защиты является восстановление нарушенных отношений собственности, то есть ликвидация имущественных последствий разного рода посягательств на владение и использование собственником своего имущества путем, в частности, материального возмещения ему за понесенный имущественный ущерб в результате противоправных действий третьих лиц. Эти цели достигаются с помощью обязательственно-правовых и вещно-правовых средств.

Защита права собственности обязательственно-правовыми средствами осуществляется через охрану имущественных интересов собственника как стороны в гражданской сделке или лица, понесшего ущерб в результате внедоговорного причинения вреда его имуществу. К средствам защиты относятся иски о возмещении убытков, причиненных нарушением договорных обязательств, иски о возмещении внедоговорного вреда, иски о возврате неосновательного обогащения и ряд других. Обязательственно-правовые средства охраны рассматриваются в соответствующих разделах учебника, посвященных общим принципам обязательственного права и отдельным видам договоров.

Кроме того, известны вещно-правовые средства охраны, которые прямо направлены против различных нарушений права собственности и преследуют цель защиты этого права в целом или отдельных правомочий собственника. В странах романо-германской систе-

226

 

мы права для этого используются специальные вещно-правовые иски, а в странах общего права — как особые иски из правонарушений (torts), так и некоторые специальные вещно-правовые иски.

Нарушения права собственности состоят в совершении третьими лицами действий, которые либо полностью исключают осуществление собственником своих полномочий, например в случае лишения его владения, либо в той или иной форме препятствуют, мешают ему в их осуществлении. К последним относятся не только действия, представляющие собой акт непосредственного физического воздействия на объект собственности, но и действия, которые, принимая постоянный и регулярный характер, создают для собственника определенные неудобства в эксплуатации принадлежащего ему имущества (например, проникновение с соседних земельных участков запахов или копоти от действующих предприятий и т. п.).

2. В странах романо-германской системы права для защиты права собственности используются два вещно-правовых иска: винди-кационный иск — иск собственника об истребовании вещи из чужого незаконного владения, или, иными словами, иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате имущества (actio rei vindicatio), и негаторный иск — иск о прекращении неправомерных действий, мешающих собственнику в осуществлении правомочий пользования и распоряжения имуществом, даже если эти нарушения и не связаны с лишением владения (actio negatoria).

Предъявление основанных на этих двух исках требований, направленных на восстановление собственника в прежнем состоянии, его status quo, не исключает одновременного предъявления им требований, основанных на нормах обязательственного права, о возмещении понесенных им убытков в результате нарушения его исключительных правомочий.

Во Франции правила о виндикационном и негаторном исках не предусматриваются кодексом, но разработаны доктриной и судебной практикой на основе толкования положений гражданского и гражданско-процессуального кодексов о добросовестном и недобросовестном владении, исковой и приобретательной давности и пр. В ФРГ эти правила подробно определяются в гражданском уложении (§ 985 и 1004).

Право на истребование имущества из чужого незаконного владения признается за собственником вещи. Ответчиком по винди-кационному иску выступает лицо, владеющее вещью без законного юридического основания (титула), то есть незаконный владелец. Таковым считается лицо, нарушившее нормы права при завладеют вещью собственника или недобросовестно действовавшее при приобретении вещи у лица, не управомоченного на ее отчуждение, например у хранителя, нанимателя, перевозчика и т. д.

Правила истребования собственником своей вещи на основании виндикационного иска в романо-германской системе права нераз-, рывно связаны с действием установленной законом презумпции о том, что владелец движимой вещи предполагается ее собственни-

227

 

ком. Согласно ст. 2279 ФГК, «в отношении движимой вещи владение равнозначно правооснованию», а по § 1006 ГГУ «в пользу владельца движимой вещи предполагается, что он — собственник вещи» (аналогичная норма содержится в ст. 930 ШГК).

Ввиду действия указанной презумпции владелец-ответчик освобождается от доказательства основания приобретения им владения, в то время как на собственника-истца ложится бремя доказательства неправомерного характера владения вещью ответчиком. Собственник, виндицирующий свою вещь, может прибегнуть к различным способам опровержения указанной презумпции и доказательства своего права на вещь.

В первую очередь, несмотря на неизбежные в ряде случаев трудности, он имеет возможность доказать, что осуществляемое ответчиком владение не соответствует условиям или требованиям, предъявляемым законом к охраняемому владению, что оно порочно. Тогда ответчик должен доказывать существование законного основания передачи ему права собственности (хотя это и противоречит презумпции, которой он пользуется), и в случае неуспеха вещь подлежит у него виндицированию в пользу собственника-истца как более раннего владельца.

Имеется и другой способ защиты собственником своих интересов. Он вправе ссылаться на отсутствие оснований владения у ответчика, не будучи юридически обязанным приводить позитивные доказательства порочного характера такого владения. В этом случае действие презумпции не снимает с владельца обязанности указать основание его владения, в частности акт, по которому к нему перешла вещь: освобожденный от доказательства оснований, он тем не менее обязан указать само это основание. И тогда собственник, опираясь на факт отсутствия у владельца основания, может добиться виндикации, обойдя последствия действия положений ст. 2279 ФГК, § 1006 ГГУ или ст. 930 ШГК. Для этого ему достаточно доказать факт более раннего по сравнению с ответчиком обладания вещью, которое «равнозначно основанию».

И наконец, в соответствующих случаях собственник может прибегнуть к доказательству, что владелец недобросовестно завладел вещью, зная, например, что вещь была украдена у собственника, или потеряна, или же иным образом им утрачена. Это положение, предусматриваемое в § 1006 ГГУ как исключение из общей презумпции, признается также французской судебной практикой. Для виндикации собственник обязан доказать не только факт кражи или иной утраты владения вещью помимо собственной воли, но и недобросовестность владельца-ответчика как приобретателя вещи.

3. Виндицируемая собственником вещь может быть приобретена владельцем от несобственника, к которому она перешла по воле самого собственника (например, от комиссионера, хранителя, перевозчика, арендатора, залогодержателя и т. д.) или вопреки его воле (в случае хищения, утраты и пр.). Поэтому истребование вещи у владельца предполагает установление двух обстоятельств: с одной

228

 

стороны, приобретена ли вещь владельцем от лица, управомоченного или не управомоченного собственником на ее отчуждение; с другой стороны, действовал ли владелец при приобретении вещи добросовестно или недобросовестно.

Недобросовестным признается лицо, которое противозаконными методами завладевает вещью у собственника или управомоченного им на владение лица (хранителя, комиссионера, арендатора и т. д.) либо которое знало или должно было знать, что приобретает вещь у лица, неправомочного на ее отчуждение, например от перевозчика, лица, противоправно завладевшего имуществом, и т. д. И наоборот, добросовестным считается лицо, которое при приобретении законными методами имущества не знало и не должно было знать о факте неправомочности отчуждателя на совершение сделки. В ГГУ, содержащем специальные положения на этот счет, предусматривается, что по общегражданской сделке добросовестным является приобретатель, который, действуя без грубой небрежности, не знает о том, что вещь не принадлежит отчуждателю (§ 932). В торговом обороте, где существенную роль играют комиссионные сделки, предъявляются менее высокие требования: такой приобретатель не должен проявлять грубую неосторожность (§ 366 ГТУ).

Гражданское право изучаемых стран (§ 932 ГГУ; ст. 933 ШГК;

ст. 2-403 ЕТК США; французская и английская судебная практика), обеспечивая защиту интересов добросовестного приобретателя, предусматривает серьезное ограничение на истребование вещи собственником. Оно сводится к тому, что в соответствии с общим для всех правовых систем принципом вещь может быть истребована собственником лишь у недобросовестного владельца.

Движимая вещь, добросовестно приобретенная владельцем от любого лица, в том числе и не управомоченного на ее отчуждение, не может быть истребована собственником, она поступает в собственность приобретателя. Это правило выражено, например, в ст. 2-403 ЕТК США так: «Лицо, обладающее оспоримым титулом, может передать полноценный титул добросовестному приобретателю».

Такая позиция обусловливается стремлением государства упростить и упрочить хозяйственный оборот, облегчить заключение сделок, исключить для приобретателя необходимость проверять в каждом случае право отчуждателя на совершение сделки, что могло бы стать существенным препятствием быстроте заключения сделок, развитию оборота. Важное значение это имеет, конечно, в торговле движимыми вещами, как правило, заменимыми и обращающимися в огромных количествах. Сделки же с недвижимостью, в частности с землей, подчинены специальному оформлению, при котором проще установить права отчуждателя.

Вместе с тем из общего правила о защите добросовестного приобретателя делаются исключения в зависимости от условий утраты собственником владения имуществом, характера самого имущества или способа его приобретения владельцем.

229

 

Первое исключение связано с обстоятельствами утраты собственником владения имуществом помимо его воли. По ст. 2279 ФГК в случае кражи или утраты вещи собственник может истребовать ее у добросовестного владельца в течение трех лет со дня кражи или потери. Дальше идут в этом направлении постановления § 932—935 ГГУ: собственник вправе требовать от добросовестного приобретателя возврата вообще всех вещей, вышедших из владения помимо его воли.

Второе исключение относится к виндикации денежных знаков и ценных бумаг на предъявителя. По общему правилу, эти виды имущества вовсе не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя, если даже они были украдены у собственника или потеряны им. Но для ограждения интересов собственника введено так называемое вызывное производство — публикация об утрате бумаг собственником, что исключает признание добросовестности приобретателя. При необнаружении держателя бумаг в течение определенного времени собственник может требовать выдачи ему дубликата ценных бумаг.

Наконец, третье исключение относится к виндикации вещей, приобретенных на публичных торгах (с аукциона). По праву некоторых стран, в частности в соответствии с § 935 ГГУ, не допускается истребование собственником такого имущества. По французскому праву (ст. 2280 ФГК) возможна в этом случае виндикация вещи у добросовестного приобретателя, но при условии уплаты ему цены, обусловленной при приобретении вещи.

Правила о виндикации имущества включают урегулирование взаимных имущественных требований сторон.

Собственник вправе требовать возвращения не только самой вещи, но также плодов от нее, включая доходы. При этом недобросовестный владелец обязан передать все плоды, извлеченные за время владения вещью, а добросовестный — плоды, полученные со времени, когда он узнал о противоправном владении (французская судебная практика), либо с момента предъявления ему винди-кационного иска (§ 987 ГГУ).

Добросовестный и недобросовестный владельцы, у которых виндицкруется вещь, имеют право на возмещение расходов на ее содержание: во Франции — за все время владения (ст. 1381 ФГК), а в ФРГ — со времени, с которого собственнику причитаются плоды (§ 989 ГГУ). Владелец вправе также требовать возмещения расходов, понесенных на улучшение вещи до момента, когда он узнал о противоправности владения.

Предъявление негаториого иска допускается судами в соответствии с общими положениями о защите права собственности, а по праву ФРГ — на основании специальных положений о нега-торном иске (§ 1004 ГГУ). Собственник, которому мешают пользоваться вещью, вправе требовать по иску прекращения такого нарушения, устранения помех, а если есть основания ожидать повторного нарушения — то и совершения действий, делающих

230

 

его невозможным в будущем. Негаторный иск отличается от обязательственно-правовых исков о правонарушениях, в частности, тем, что в данном случае нарушителя не освобождает от ответственности отсутствие в его действиях неосторожности или наступившего ущерба.

4. В силу особенностей исторического развития общего права защита права собственности в Англии и США характеризуется рядом особенностей. Они состоят прежде всего в том, что такая защита осуществляется главным образом на основании общих исков из правонарушений (torts), которые дают право не только на получение денежного возмещения, но и на истребование самой вещи. Кроме того, эти иски в основном построены не как собственнические, а как владельческие (см. гл. X). Более подробно они рассматриваются в разделе, посвященном деликтным обязательствам.

1