§ 2. Источники гражданского и торгового права Франции

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

1. Франция— страна кодифицированного гражданского права. До настоящего времени там действует Французский гражданский кодекс (ФГК), введенный в действие, как уже отмечалось, 21 марта 1804 г. До этого во Франции не было единого гражданского права. Ко времени революции 1789 года в основном действовали две системы права: в южной части страны — римское право (эту область часто называли страной писаного права), в северной части — обычное право.

Обычаи были весьма разнообразны в разных провинциях, департаментах и городах. Французские короли издавна предпринимали попытки произвести унификацию и кодификацию обычаев. Особенно решительные шаги в этом направлении сделал Людовик XIV. При нем были изданы знаменитые ордонансы Кольбера, среди которых большой интерес для гражданского права представлял Ордонанс о гражданском судопроизводстве, а также ордонанс, относящийся к сфере торгового права. Важны также труды канцлера д'Агессо, издавшего ордонансы о дарениях, о наследовании и о субститутах. Именно эти ордонансы, а также некоторые труды юристов, в частности Потье, легли в основу гражданского кодекса 1804 года.

Установление единого права для всей Франции было необходимым условием развития капиталистических отношений. Поэтому попытки выработать единый гражданский кодекс предпринимались с самого начала французской революции. С 1790 по 1800 год было создано несколько проектов гражданского кодекса, но ни один из них не стал законом. С 1800 года началась разработка проекта нового кодекса, и 1 марта 1804 г. был принят Французский гражданский кодекс (Code civil), получивший также второе название—Кодекс Наполеона.

Какое значение придавал Наполеон этому кодексу, видно из

35

 

того, что в одном из писем с острова Св. Елены он писал: «Моя слава не в том, что я выиграл 40 сражений,— одно поражение при Ватерлоо затмит в памяти потомства остальные победы. Но что не умрет никогда, что будет жить в веках — это мой гражданский кодекс».

Этот кодекс действует и поныне, причем не только во Франции, но и во многих других странах мира. Учитывая такую большую роль этого законодательного акта, следует прежде всего подробнее остановиться на его содержании и хотя бы в общих чертах выяснить те основные причины, которые вызвали столь значительное его распространение и влияние на гражданское право почти всего мира.

Ф. Энгельс назвал Французский гражданский кодекс классическим сводом законов буржуазного общества. Самое непосредственное влияние на кодекс оказали идеи французской буржуазной революции. Как указывал Ф. Энгельс, «революция окончательно порвала с традициями прошлого, уничтожила последние следы феодализма и в Code civil мастерски приспособила к современным капиталистическим условиям старое римское право — это почти совершенное выражение юридических отношений, соответствующих той ступени экономического развития, которую Маркс называет товарным производством,— в такой степени мастерски, что этот революционный французский кодекс законов еще и сейчас во всех других странах, не исключая и Англии, служит образцом при реформах в области права собственности»'. В то же время многие положения ФГК представляют собой шаг назад по сравнению с завоеваниями буржуазной революции.

Французский гражданский кодекс построен но так называемой институционной системе. Он делится на три книги, которым предшествует вводный титул, посвященный опубликованию, действию и применению законов. Кнчга I («О лицах») содержит постановтения, касающиеся правового положения физических лиц, включая семейные отношения. В книге II («Об имуществах и различных видоизменениях собственности») регламентируются право собственности и другие вещные права. Книга III («О различных способах, которыми приобретается наследство») содержит нормы о наследственном праве, об обязательственном праве и некоторые другие положения, например о давности.

Центральным институтом из всех, которые регулируются кодексом, является право собственности. Именно в этот раздел были внесены наиболее существенные, радикальные изменения по сравнению со старым законодательством. Кодекс закрепил свободу частной собственности, провозгласив это право священным и неприкосновенным (ст. 544) и противопоставив таким образом буржуазные принципы собственности старым, феодальным принципам. Среди объектов права собственности на первое место кодекс поставил недвижимость.

Энгельс Ф. Введение к английскому изданию «Развития социализма     от утопии к науке»//Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—Т. 22.— С. 312.

36

 

Кодекс исходит из принципа формального равенства всех граждан перед законом. С этой точки зрения его постановления были весьма прогрессивными, поскольку во многих европейских странах еще продолжало существовать крепостное право.

Основной категорией лиц, которую защищает кодекс, являются собственники. Это в полной мере относится не только к кодексу, но и ко всем другим законодательным актам того периода, включая закон о судопроизводстве.

Открытые отступления от принципа формального равенства встречались в кодексе в ряде случаев, особенно в отношении замужних женщин, которые были поставлены в совершенно бесправное положение и полностью лишены дееспособности. Статья 1124 ставила замужнюю женщину в один ряд с душевнобольными и несовершеннолетними.

Из субъектов права кодекс знает только лиц физических и не содержит упоминания о юридических лицах. Термин «юридическое лицо» (personne morale) появился во французском законодательстве только к концу XIX века. С одной стороны, это объяснялось страхом перед возможным возрождением различных феодальных институтов, таких как сословные корпорации. С другой стороны, отрицательное отношение к обществам и союзам, не преследующим коммерческих целей, было вызвано боязнью буржуазии объединений рабочего класса. Что касается объединений предпринимателей, то их положение было урегулировано торговым кодексом.

В отношении обязательственного права в кодексе признается принцип свободы договора и вины как основания гражданской ответственности.

Кодекс отличается рядом несомненных достоинств и с точки зрения законодательной и юридической техники. В нем охвачены все основные институты гражданского права, изложенные в четкой логической последовательности. При этом законодатель ограничивается лишь формулировкой общих принципов и не вдается в казуистические детали. Язык кодекса предельно ясен, точен, преет, понятен не только ученым-юристам, но и лицам, недостаточно сведущим в юриспруден1Ц1и. Это также в значительной мере содействовало его популярности.

Вскоре после принятия кодекса началось его победное шествие по всему миру. Распространение кодекса оказалось настолько широким, что его сравнивали с рецепцией римского права. Почти все кодификации XIX столетия испытали на себе влияние французского права. Этому в определенной мере способствовала также и завоевательная политика Наполеона. Рецепция кодекса (полная или частичная) имела место не только в европейских странах, таких как Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Испания, Италия, Греция, но и на других континентах. В Северной Америке он действует до настоящего времени в штате Луизиана (США) и в провинции Квебек (Канада). Особенно же сильно его воздействие сказалось на праве стран Латинской Америки.

37

 

Первой ввела у себя французский кодекс (в 1823 г.) Доминиканская Республика. Почти без изменений он действует в Боливии, Гондурасе, Коста-Рике, Гватемале, Никарагуа, Панаме.

Гражданский кодекс Чили, принятый в 1865 году, также испытал на себе сильное влияние французского законодательства, но в некоторых отношениях он более самостоятелен и поэтому, в свою очередь, оказал влияние на ряд кодексов. Колумбия, Сальвадор, Эквадор просто ввели у себя кодекс Чили. Уругвай взял его за образец.

Такие страны, как Перу, Аргентина и Бразилия, испытавшие на себе влияние германского права и создавшие сравнительно самостоятельное законодательство, также очень много заимствовали из французского кодекса. Даже в Венесуэле — стране с относительно новым гражданским законодательством (кодекс 1942 г.) — сказалось влияние французского кодекса.

Влияние французского права и Фран^зского гражданского кодекса сказалось и в Азии, и в Африке. Не говоря уж о бывших колониях Франции, Бельгии, Голландии, оно отразилось на гражданском праве таких стран, как Египет, Эфиопия. Говоря словами Энгельса, «...Кодекс Наполеона является тем сводом законов, который лежит в основе всех новых кодификаций во всех частях света».

2. Французский торговый кодекс (ФТК). Франция принадлежит к числу стран с так называемой дуалистической системой частного права, где наряду с гражданским правом особой отраслью законодательства является торговое право. Такое положение создалось в результате исторического развития французского права до революции 1789 года и сохраняется до настоящего времени.

Наряду с ГК во Франции действует Торговый кодекс 1807 года. В задачу торгового кодекса с самого начала входило установление специальных правил, которые регулировали бы взаимоотношения между торговцами. Такие особые правила существовали и до революции. Они содержались главным образом в двух ордонансах, изданных при Людовике XIV,— в Ордонансе о торговле 1673 года и в Ордонансе о мореплавании 1681 года. Эти ордонансы и легли в основу Торгового кодекса 1807 года. Таким образом, торговый кодекс, в отличие от гражданского, по своему содержанию оказался весьма архаичен, что в значительной мере предопределило его дальнейшую судьбу.

Торговый кодекс состоит из четырех книг. Книга I — «О торговле вообще» — содержит правила как об индивидуальных торговцах, так и о торговых товариществах, о биржах и посредниках, о векселе. Книга II — «О морской торговле» — определяет правовое положение морских судов. Книга III называется «О несостоятельности и банкротствах», а книга IV — «О торговой юрисдикции». Следовательно, в торговый кодекс, в отличие от гражданского, были включены правила процесса. Торговый кодекс был издан лишь как дополнение к гражданскому. Все общие положения гражданского кодекса (о собственности, о договорах) применяют-

38

 

ся и к торговым сделкам. В этом кодексе содержатся лишь специальные правила, применяемые в сфере торгового оборота. При отсутствии специальных правил применяются общие правила гражданского кодекса.

Французский торговый кодекс не совершил такого триумфального шествия по всему миру, как гражданский. Это объясняется и архаичностью норм, и сравнительной бедностью его содержания, и невысокими техническими качествами. Но все же и он оказал влияние на законодательство ряда стран (Бельгии, Голландии, Греции, Испании, Португалии и др.).

Французский торговый кодекс имел значение для кодификаций торгового права и в других странах; в частности, определение торговой сделки, данное в кодексе, практически было заимствовано всеми последующими кодификациями.

3. Как гражданский, так и торговый кодексы продолжают действовать во Франции до настоящего времени. Конечно, за время, прошедшее с их принятия, кодексы не остались без изменений. Многие их положения отменены, много добавлено нового, а то, что осталось в первоначальной редакции, применяется теперь совершенно иначе, чем в начале XIX века.

Торговый кодекс подвергся весьма существенным изменениям уже вскоре после принятия. Закон 1838 года, например, изменил правила о несостоятельности, закон 1867 года по-новому регулировал правовое положение акционерных обществ и т. д. Среди мероприятий более позднего периода следует особо упомянуть полную реформу вексельного права, проведенную после присоединения Франции к Женевской вексельной конвенции 1930 года, закон о торговых товариществах 1967 года. Таким образом, в настоящее время основное значение имеет уже не сам кодекс, а нормативные акты, дополнившие и изменившие многие его положения.

Что касается гражданского кодекса, то он хотя и сохранился в относительной неприкосновенности гораздо дольше, чем торговый, однако претерпел также весьма существенные изменения. Это особенно относится к книге I («О лицах»), где существенно изменены положения о правовом статусе замужней женщины: признается ее дееспособность (был принят ряд законов начиная с 1938 г.).

Меньше изменилось вещное и обязательственное право. Наиболее существенные статьи этих разделов, имеющие принципиальное значение, до сих пор существуют в первоначальной редакции, и это позволяет сохранить кодекс в качестве действующего закона.

Французское правительство приняло ряд мер, имеющих целью провести новую кодификацию французского гражданского права. В частности, были образованы комиссии по разработке проектов новых гражданского и торгового кодексов. Была опубликована даже часть проекта гражданского кодекса. Но дальше этого дело не пошло. Как ГК, так и ТК Франции сохраняют силу. В результате правовое регулирование становится все более сложным и запутанным. Издаются новые нормативные акты, относящиеся к различным

39

 

сферам экономической и общественной деятельности; одни из этих актов дополняют, изменяют и отменяют другие. В то же время многие положения действующих гражданского и торгового кодексов трудно совместить с новыми нормами.

Сложность и запутанность усугубляются существованием так называемого делегированного законодательства, которое, как было уже сказано, отменяет и изменяет ранее изданные законы. Например, декрет от 9 августа 1953 г. изменил ряд статей торгового кодекса.

ФГК формально все еще считается основным законодательным актом, регулирующим имущественные отношения, но практически гораздо большее применение имеют иные источники права.

4. Какова же в сложившейся ситуации роль французской судебной практики?

Например, один из наиболее крупных современных французских цивилистов — Рене Давид, касаясь французской судебной практики, считает необходимым ответить сначала на два вопроса:

1) вопрос права — создает ли судебная практика новые нормы права, является ли она с формальной точки зрения источником права? 2) вопрос факта — каков действительный авторитет судебной практики?

На первый вопрос Р. Давид дает отрицательный ответ, ссылаясь на ст. 5 гражданского кодекса, которая запрещает судьям, выносящим решения по конкретному делу, принимать предписания общего характера. Что касается ответа на второй вопрос, то обнаруживается, что в действительности судебная практика играет огромную роль. Благодаря ей судьи фактически вносят многочисленные изменения в действующее право. Уже сам гражданский кодекс благодаря его краткости и стремлению формулировать только основные положения дает большой простор судейскому усмотрению. Кроме того, частые отсылки к неопределенным критериям, таким как «публичный порядок», «добросовестность», делают такое усмотрение неизбежным. Создавая новые положения, не известные гражданскому кодексу, суды обосновывают во многих случаях такое правотворчество ст. 4 ФГК, согласно которой судья не может отказать в решении дела под предлогом неясности или недостаточности закона.

И действительно, судебная практика во Франции за время действия гражданского кодекса сделала очень многое: судьи не только уточняли и восполняли закон, но зачастую и изменяли его. При этом они делали это не прямо, а путем толкования статей закона, придавая им зачастую смысл, противоположный тому, который вкладывал в текст законодатель.

5. Обычай (coutume, usage) признается во Франции одним из источников права. Прямые отсылки к обычаям содержатся в ряде законодательных актов, в том числе и в гражданском кодексе (например, ст. 1135, 1159, 1160 и др.). Доктрина и практика считают, что отсылка может быть не только прямой, но и подразуме-

40

 

У.

ваемой, в частности в тех случаях, когда в законе не дается разъяснение употребляемых в нем понятий, например вины, вреда. То есть обычай применяется в дополнение к закону.

Помимо этого, обычай может применяться и независимо от закона, то есть в обычае может быть сформулировано правило, совершенно не известное закону. Такого рода обычаи распространены главным образом в сфере торгового права в значительной мере из-за недостатков кодексов, несоответствия их предписаний современным требованиям торгового оборота. Большое значение такие нормы имеют для регулирования ряда отношений, связанных с банковской деятельностью, со страхованием и пр.

Наконец, обычай может применяться и против закона. В первую очередь это касается диспозитивных норм закона. Но доктрина и практика допускают отступление от обычаев и от императивных норм закона. Так, торговые обычаи для торговых сделок в ряде случаев изменяют императивные нормы гражданского кодекса (установление в силу обычая презумпции солидарной ответственности нескольких должников, особые правила начисления процентов) . Не исключается также в принципе возможность отступления от императивных норм торгового права. В ряде случаев широкое распространение некоторых из таких обычаев привело в дальнейшем к формальной отмене соответствующих предписаний ФТК.

1