Notice: Undefined index: section in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 4

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 81

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 82

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 88

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 90

Notice: Undefined variable: site_content in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 137
 1.2. Содержание акционерного правоотношения : Гражданско-правовые конструкции инвестирования – А.В. Майфат : Большая юридическая библиотека

 1.2. Содержание акционерного правоотношения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 

 

 Содержание любого правоотношения - это совокупность прав и обязанностей его участников. Не является исключением и акционерное отношение. И в качестве первого правомочия, принадлежащего участнику общества, Закон об акционерных обществах определяет право на участие в общем собрании с правом голоса по всем вопросам его компетенции (ст. 31). В то же время Закон о рынке ценных бумаг говорит о праве акционера на участие в управлении акционерным обществом (ст. 2). Понятия "управление" и "участие в общем собрании" не тождественны по своему содержанию. Управление любой системой, в том числе и хозяйствующим субъектом, подразумевает, прежде всего, решение каждодневных задач: заключение договоров, прием и увольнение сотрудников, приобретение сырья, оборудования и т.д. Именно так понимаются в ГК РФ, например, функции доверительного управляющего (гл. 53 ГК РФ). Очевидно, что участник общества такими правами, как увольнение сотрудников, совершение сделок от имени общества и т.д., не обладает и не может обладать. Заключение любых сделок от имени общества его участником, без наличия полномочий, основанных на доверенности или вытекающих из факта избрания на соответствующую должность и заключенного трудового контракта, влечет для общества их недействительность. Не обладает участник и таким правом, как дача обязательных для исполнения органами и подразделениями общества указаний и т.д. Поэтому формулировка ст. 31 Закона об акционерных обществах, где сказано, что владельцы обыкновенных акций могут участвовать в общем собрании с правом голоса по всем вопросам его компетенции, представляется более предпочтительной, поскольку верно отражает сущность правомочий акционера, равно как и участника общества с ограниченной ответственностью. Указанные субъекты могут "управлять" обществом только через участие в принятии решений коллективным органом юридического лица: общим собранием, советом директоров. Такое же понимание сущности права на "управление" существует и в других странах, на что указывается в литературе [28. Р. 158, 159].

 Хотелось бы обратить внимание на то, что указанное правомочие - участие в общем собрании - состоит из двух частей: право участия в общем собрании акционеров и право голоса (ст. 57, 59 Закона об акционерных обществах). Последняя особенность не всегда учитывается в судебной практике. Так, по одному делу судом был наложен запрет на действия акционеров, а именно - ограничение права голоса с формулировкой "запретить голосовать на собрании", при этом в определении суда ничего не было сказано о праве участия в собрании. Однако если вспомнить, что в соответствии со ст. 49 Закона об акционерных обществах подсчет голосов осуществляется не в соответствии с общим количеством голосов акционеров, а в соответствии с количеством голосов присутствующих на собрании акционеров, то становится очевидным, что и "пассивное" участие в собрании может весьма значительно повлиять на итоги голосования, что и было осуществлено акционерами, ограниченными судом в своих правах.

 Второе правомочие, а именно право на получение дивидендов, закреплено в гл. 5 и ст. 31 Закона об акционерных обществах. В свою очередь, в ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг установлено, что "акция закрепляет право на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов". Поскольку хозяйственное общество относится к числу коммерческих организаций и основной его целью является систематическое извлечение прибыли, которая формируется за счет доходов общества, оставшаяся в распоряжении общества прибыль делится на две части:

 - прибыль, распределяемая среди участников общества, за счет которой выплачиваются дивиденды по акциям;

 - нераспределяемая прибыль, которая остается в распоряжении общества и используется для создания различных фондов (резервного и т.п.), а также направляется на дальнейшее развитие общества (ст. 35 Закона об акционерных обществах).

 По мнению Ю.А. Метелевой, дивиденд можно рассматривать как доход от членства в акционерном обществе [236. С. 58]. В свою очередь, Д.В. Ломакин рассматривает дивиденд через призму субъективного права, определяя его как "установленную законом возможность получения акционером или иным управомоченным лицом, например номинальным держателем части прибыли акционерного общества, распределяемой по итогам его деятельности за определенный период" [220. С. 5]. В иностранной литературе такое право определяется как право на долю в прибыли (to share in the profits) [28. Р. 158, 159].

 Интересно, что акционерный закон говорит о праве на получение дивидендов по акциям, а применительно к участникам общества с ограниченной ответственностью употребляется термин "право на участие в распределении прибыли". Случайно ли употребление различных терминов или на самом деле это не тождественные понятия? Закон об акционерных обществах не содержит понятие дивиденда, однако НК РФ определяет дивиденд как "доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли, по принадлежащим акционеру акциям (долям)" (ст. 43). Таким образом, российское право исходит из того, что акционер (владелец обыкновенной акции) может претендовать именно на часть прибыли. Установлено, что размер дивиденда по обыкновенным акциям определяется решением общего собрания акционерного общества (ст. 42 Закона об акционерных обществах). Размер же дивидендов для владельцев привилегированных акций должен быть заранее определен в уставе общества (ст. 32 Закона об акционерных обществах). Однако фиксирование размеров дивидендов в этом случае не следует рассматривать как наличие обязательства, поскольку речь идет только об определении условий будущего (возможного) обязательства. Решение о выплате дивидендов выносит общее собрание акционеров по предложению совета директоров общества.

 Только общее собрание акционеров принимает решение о выплате годовых дивидендов, но лишь по рекомендации совета директоров, и размер годового дивиденда не может быть более рекомендованного и меньше выплаченных промежуточных дивидендов. Решение общего собрания порождает обязательство общества передать в собственность акционера указанные в решении денежные средства (ст. 155 ГК РФ). С момента принятия общим собранием общества решения о выплате дивидендов последнее считается объявившим об их выплате. Акционер имеет право требовать выплаты объявленных, но не выплаченных дивидендов, общество становится должником акционеров (ст. 309 ГК РФ). Стало быть, до момента вынесения решения - совершения сделки - у участника право требования относительно выплаты дивидендов отсутствует, следовательно, отсутствуют и обязательственные правоотношения между сторонами *(152). В частности, это означает, что приобретатель акции (доли) не вправе требовать от "старого" акционера выплаты убытков в виде неполученных дивидендов, размер которых зафиксирован в уставе общества, либо той суммы, которая была рекомендована советом директоров общества в случае, если собрание решило не выплачивать дивиденды. Акционер, принимая участие в работе собрания, тем самым получает возможность участвовать в распределении прибыли, полученной обществом за отчетный период.

 Итак, акционеру принадлежит право принимать участие в распределении прибыли, полученной обществом *(153). Указанному праву корреспондируется обязанность со стороны общества - в случае принятия решения о распределении прибыли производить такое распределение только среди акционеров. В связи со сказанным, более предпочтительной представляется законодательная формулировка ст. 67 ГК РФ о том, что "участник хозяйственного общества вправе... принимать участие в распределении прибыли", в противовес формулировке: "акционер имеет право на получение дивидендов", закрепленной ст. 31 Закона об акционерных обществах, и "акционер имеет право на получение части прибыли общества в виде дивидендов", закрепленной ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг.

 Право на получение части имущества, оставшегося после ликвидации общества, предусмотрено как в ст. 31 Закона об акционерных обществах, так и ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и поставлено в один ряд вместе с правом на участие в управлении и правом на дивиденды.

 Согласно п. 7 ст. 63 ГК РФ имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов юридического лица, передается его участникам, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами. Поскольку реализация правомочия на получение части имущества, оставшегося после ликвидации общества, поставлена в зависимость от наступления определенных обстоятельств - вынесения решения о ликвидации юридического лица (ст. 23 Закона об акционерных обществах), это обстоятельство не позволяет говорить о наличии у акционера соответствующего субъективного права, до момента вынесения решения о ликвидации общества. При этом право на получение части имущества реализуется в рамках не обязательственных, а вещных прав, поскольку у бывших участников общества возникает право общей долевой собственности, раздел которой следует производить по правилам, установленным ст. 252 ГК РФ. Сказанное отнюдь не означает, что у акционера существует какая-то доля в имуществе общества. Долевая собственность бывших акционеров возникает в результате совершения вполне конкретных юридических фактов - принятия решения о ликвидации и исключении общества как юридического лица из государственного реестра.

 Обладают акционеры и рядом иных правомочий. Согласно ст. 40 Закона об акционерных обществах уставом общества может быть предусмотрено право преимущественной подписки на акции. Речь идет о возможности для акционера приобрести (подписаться на) новые акции, имея преимущество перед другими лицами. Право преимущественной подписки на акции означает не что иное, как право на внесение дополнительных инвестиций преимущественно перед иными субъектами. Участнику общества принадлежит также право на получение информации о деятельности общества, что включает в себя и возможность получить документы, имеющие отношение к участнику: протоколы собраний, устав общества, финансовые отчеты и т.д. Закон о рынке ценных бумаг также предоставляет акционерам, которые владеют не менее чем 1% акций, право получить информацию о владельцах акций (ст. 8). Кроме того, закреплено право акционера получить выписку о том, что он включен, либо не включен в список для голосования (ст. 51) и ряд иных.

 Право на выход из состава акционеров предусмотрено ст. 75 закона. Определено, что акционеры - владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций только в определенных случаях. При отказе или уклонении общества от выкупа акций в случаях, порядке и в сроки, предусмотренные ст. 75 и ст. 76 Закона об акционерных обществах, акционер вправе обратиться в суд с требованием об обязывании выплатить ему стоимость его акции (выкупить акции).

 Участники закрытых акционерных обществ обладают, помимо прочего, еще и правом преимущественного приобретения акций (ст. 7). Акционеры закрытого общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения другому лицу. Законодатель, предоставляя акционерам подобные права, преследовал понятную всем цель - ограничить возможность покупки акций третьими лицами, не принимавшими участия в создании общества, однако на практике подобные ограничения практически не работают, поскольку достаточно безвозмездно приобрести хотя бы одну акцию, чтобы в последующем без ограничений скупить необходимое количество.

 На практике иногда возникает вопрос: принадлежит ли акционеру право на сохранение доли в уставном капитале общества, приходящейся на принадлежащие акционеру акции? Он особенно актуален при рассмотрении судами споров о признании недействительными решений органов управления общества при проведении дополнительной эмиссии акций. В этом случае заинтересованное в судебном заседании лицо на вопрос о том, какие права нарушены оспариваемым решением, пытается доказать, что в результате "размывания" пакета акций путем проведения дополнительной эмиссии произошло уменьшение объема принадлежавших ему прав. Дело в том, что в результате эмиссии акционер может лишиться так называемых дополнительных прав, предусмотренных Законом об акционерных обществах, например, права на созыв внеочередного собрания акционеров, на получение сведения о составе акционеров, поскольку некоторые права предоставляются только при наличии определенного количества акций. В частности, право на созыв собрания принадлежит только тем акционерам, которые владеют не менее 10% голосующих акций. Однако судебная практика не признает за акционерами подобного права. При этом аргументы об уменьшении в результате эмиссии влияния на принимаемые собранием акционеров решения, на формирование и направление собственных представителей в органы управления общества, например, в совет директоров, также не находят поддержки со стороны судей. Очевидно, что такие права возникают при определенном количестве акций и прекращаются в тот момент, когда это количество стало ниже требуемого *(154).

 В российской судебной практике встречаются иски, в которых при обжаловании действий или при признании недействительными сделок, совершаемых органами управления акционерных обществ, заинтересованное лицо ссылается на нарушение ими его права на добросовестные и разумные действия членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества (директор, генеральный директор) и (или) членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющей организации или управляющего (ст. 71 Закона об акционерных обществах). В этой ситуации, на наш взгляд, нельзя говорить о наличии у акционера, равно как и участника ООО, подобного права. Совершение сделок в противоречии с требованиями добросовестности и разумности является нарушением закона, а не субъективного права владельца акций. Добросовестность и разумность - это требования, установленные нормативным актом, в отношении действий указанных лиц (т.е. условия совершения ими своих обязанностей), как условия реализации интереса инвестора. Требуя добросовестности, акционер тем самым защищает свой интерес. Следовательно, в случае обжалования решения органов управления общества заинтересованное лицо должно в общем порядке доказать, какие именно права, принадлежащие ему как акционеру, нарушаются.

 В целях охраны интересов акционеров им предоставлено и право на признание сделок недействительными. Так, в соответствии со ст. 173 ГК РФ в случае, если сделка совершена акционерным обществом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, то такая сделка может быть признана недействительной по иску не только самого юридического лица, но и его акционера. В соответствии со ст. 174 ГК РФ установлено: сделка может быть признана недействительной по иску лица, в чьих интересах установлены ограничения, если полномочия органа юридического лица ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при совершении сделки, если орган юридического лица вышел за установленные ограничения. Очевидно, что полномочия органа юридического лица устанавливаются, прежде всего, в интересах его участника. Участник общества, однако, не может заявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), обмана, насилия, угрозы и иных сделок с пороками воли, указанных в ст. 179 ГК РФ, поскольку обе статьи в качестве процессуальной фигуры указывают на потерпевшего. Участник таковым не является, поскольку под потерпевшей подразумевается непосредственно сторона по сделке. Очевидно, что при этом возможно нарушение условий реализации интереса участника, в то же время законодатель не предоставил участникам общества в данном случае право на иск, поскольку такая мера может привести к дестабилизации гражданского оборота. Кроме того, акционер вправе также заявлять иски о признании недействительными решений общих собраний акционерного общества, а также если акционер является членом совета директоров, то и решений совета. Общие условия для предъявления такого рода исков следующие: во-первых, это может быть только акционер (член совета директоров), не участвовавший в голосовании или голосовавший против решения, во-вторых, решение не должно соответствовать нормативным актам и уставу общества, и в-третьих, если этим решением нарушены права и законные интересы такого субъекта *(155).

 Иная ситуация с ничтожными сделками. Как известно, в ст. 166 ГК РФ установлено, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Является ли участник общества заинтересованным лицом? Заинтересованным лицом участник общества будет тогда, когда можно установить (проследить) причинную связь между совершенной сделкой и угрозой интересам акционера, т.е. когда его благо, прежде всего имущественного характера, может пострадать или уже пострадало в результате совершения сделки. Само понятие "заинтересованность в совершении сделки" обозначает, что субъект борется "за интерес".

 Законодатель предоставляет право на защиту интереса отдельно от защиты субъективного права. Вряд ли участник общества может быть признан заинтересованным лицом в случае совершения акционерным обществом притворной сделки, совершенной с целью "сокрытия" части имущества от кредиторов, поскольку при совершении такой сделки интерес акционера не нарушается. В то же время представляется, что существует зависимость между совершенной сделкой (ее результатом) и правами акционеров в том случае, когда органы юридического лица выходят за рамки своей компетенции. К таким сделкам следует отнести, например, сделки, совершенные лицом с превышением полномочий, установленных для органов юридического лица законом. Например, директор акционерного общества единолично принял решение о выпуске облигаций. Такая сделка должна считаться недействительной в соответствии со ст. 168 ГК РФ, поскольку в Законе об акционерных обществах четко определена компетенция всех органов акционерного общества.