§ 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

В рамках гражданской процессуальной деятельности судов об­щей юрисдикции предусмотрены процессуальные формы пяти ви­дов производств: исковое производство, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производст­во, приказное производство и производство, связанное с исполне­нием судебных постановлений и постановлений иных органов.

В гражданском процессуальном законодательстве отсутствует понятие «вид производства». В соответствии со ст. 22 ГПК к ис­ковому производству отнесены дела с участием граждан, органи­заций, органов государственной власти, органов местного само­управления о защите нарушенных или оспариваемых прав, сво­бод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, эколо­гических и иных правоотношений.

Из этого следует, что критерием отграничения исковых дел от гражданских дел неисковых производств является наличие в них гражданско-правового спора.

Следовательно, исковое производство представляет собой урегулированную нормами гражданского процессуального пра­ва деятельность суда о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по рассмотрению и разре­шению споров, возникающих из гражданских, семейных, тру­довых, жилищных, земельных, экологических и иных правоот­ношений.

Из данного определения понятия искового производства сле­дует, что сущностью его является:

— равноправие субъектов спора, отсутствие между ними от­ношений власти и подчинения;

— наличие или отсутствие нарушенного (спорного) субъек­тивного права либо законного интереса;

— осуществление процессуальной деятельности в исковом производстве в целях защиты субъективного права и законного интереса способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК).

Кроме того, гражданские правоотношения, спор из которых является предметом судебного рассмотрения и разрешения, мо­гут возникать, изменяться либо прекращаться также в связи с принятием актов государственных органов, органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п. 2 ст. 8 ГК).

В подобных случаях суд при рассмотрении конкретного гражданского дела проверяет законность действий государствен­ного органа (органа местного самоуправления), разрешает спор о праве и осуществляет защиту субъективного права. Так, суд вправе проверить законность выдачи ордера на занятие жилого помещения в деле о признании ордера недействительным и вы­селении.

Например, по делу, возникшему из семейных отношений, суд также вправе проверить законность решения соответствующего органа местного самоуправления о снижении брачного возраста (ст. 12, 13 СК). В делах, возникающих из трудовых правоотно­шений, суд вправе проверить законность приказов администра­ции организаций о приеме на работу, переводе на другую рабо­ту, об увольнении, о наложении на работника дисциплинарного взыскания и т. д.

Из этого следует, что в делах искового производства суд не только разрешает спор о праве гражданском, но и довольно ши­роко осуществляет судебный контроль за управленческой деяте­льностью, породившей спор о праве между гражданином (либо юридическим лицом) и должностным лицом, государственным органом, органом местного самоуправления.

Таким образом, наличие спора о праве является общей чер­той, характеризующей как дела искового производства, так и дела, возникающие из публичных правоотношений. Различие между ними состоит лишь в тех материальных правоотношени­ях, из которых возникает спор, и если он возникает из разноха­рактерных материальных правоотношений, то этот признак так­же нельзя признать достаточным для разграничения видов про­изводств по гражданским делам.

Поэтому в основе деления гражданского судопроизводства на виды производств в качестве критерия должно быть использова­но такое обстоятельство, которое имеется в одной группе катего­рий дел и отсутствует в другой. Например, по аналогии разгра­ничения дел искового (спорного) и особого (бесспорного) произ­водств.

В связи с этим анализ дел, отнесенных в соответствии с дей­ствующим законодательством к разным видам производств, дает основание для вывода о том, что есть только один безусловный критерий, который может быть положен в основу деления судо­производства по гражданским делам на виды, — это наличие спо­ра о праве.

Поэтому нельзя не согласиться с мнением А. Т. Боннера о том, что «логика развития так называемого производства по делам, возникающим из  административно-правовых отношений, в конце концов должна привести к полной его ликвидации»1.

За последнее время принят ряд законов, предусматривающих форму искового производства для случаев, в которых речь идет не о защите субъективного гражданского права, а об обжалова­нии неправомерных действий должностных лиц или органов го­сударства, местного самоуправления, т. е. когда налицо спор о праве, возникший из государственных, финансовых, земельных и других правоотношений.

Подобные случаи предусмотрены, например, в ч. 9 ст. 30 Зе­мельного кодекса РФ (в ред. от 25 октября 2001 г.), п. 3 ст. 66 Закона РФ «Об охране окружающей среды» (в ред. от 10 января 2002 г.), п. 3 ст. 38 Закона РФ «Об образовании» (в ред. от 25 июля 2002 г.) и др.

Следовательно, логика дальнейшего развития гражданского процессуального права все-таки должна привести к тому, чтобы все дела по спорам о праве должны рассматриваться и разреша­ться исключительно в порядке искового производства.

1