§ 3. СОДЕРЖАНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Принцип законности — межотраслевой важнейший принцип права, который является одним из основных критериев опреде­ления качества и эффективности гражданского процесса. Его со­держание сводится к точному и неуклонному соблюдению, ис­полнению и применению судом законов и иных нормативных актов. Содержание принципа законности закреплено статьями каждой отрасли права, в том числе и гражданского процессуаль­ного. Диалектика общего и особенного свидетельствует о том, что общие принципы воплощаются в отраслевых, и, наоборот, общие и межотраслевые принципы — в отраслевых.

Данное понятие принципа законности неразрывно связано с правильным применением судом юридических норм в гражданском процессе. В то же время представляется, что традиционное понимание законности, по существу, равнозначно обязательности юридических предписаний, которые и без каких-либо дополните­льных средств императивны. В этом заключается сущность пра­ва как государственной воли, возведенной в закон.

По своей природе право не допускает никакого иного отно­шения, кроме безусловного и всеобщего подчинения юридиче­ским предписаниям. Бесспорно, что возможны различные право­нарушения, но они не характеризуют само право и не разруша­ют его обязательность. В связи с этим нельзя не согласиться с И. М. Зайцевым, полагавшим, что «нет ни научной, ни прак­тической надобности создавать специальный принцип, выражаю­щий обязательность правовых норм»2.

Принцип законности — реально существующая, объективная конструкция, обеспечивающая правильное функционирование права в гражданском судопроизводстве.

Содержание принципа охватывает самые различные правовые и организационные средства, обеспечивающие правильное приме­нение норм материального и процессуального права в конфликт­ных ситуациях. В него прежде всего входят система процессуа­льных средств по поддержанию процессуальной дисциплины в судопроизводстве и санкции за неправильное применение юри­дических норм.

Принцип законности регламентирует также процессуальное положение судей и иных участников судопроизводства, порядок рассмотрения и разрешения дела, защиты прав и законных инте­ресов граждан и организаций.

В узком понимании принцип законности характеризует такие правообеспечительные меры, как:

— применение гражданских процессуальных санкций;

— привлечение к процессуальной ответственности виновных лиц;

— пресечение неправомерно возникшей или развивающейся , .процессуальной   деятельности    (отказ    в    принятии   заявлений, удовлетворении    различных   ходатайств,    приостановление    или прекращение  производства  по  делу,   оставление  заявления   без движения).

Анализируемый принцип определяет способы и средства хранения судебных ошибок. Он является самым основным из всех остальных принципов деятельности, регулируемых матери­альным правом.

Принцип законности имеет достаточно сложный состав, охва­тывающий гражданские процессуальные и материальные право­вые элементы (правовую квалификацию спорных правоотноше­ний, правильность разрешения дела), а также организационные вопросы (подбор судейских кадров, управление судебной систе­мой и т. п.). Поэтому благодаря такому интегрированному со­держанию принцип законности является одновременно общепра­вовым и отраслевым.

Принцип судебной истины (принцип, определяющий процес­суальную деятельность). В соответствии с данным принципом суд может законно применять юридическую норму не к ка­ким-то абстракциям, а к конкретным юридическим фактам, пол­но и правильно установленным в предусмотренном законом по­рядке (в порядке судебного доказывания).

Без исследования обстоятельств дела немыслима судебная правоприменительная деятельность. Именно поэтому закон возло­жил на суд обязанность устанавливать действительные обстоя­тельства дела, права и обязанности сторон (ст. 12 ГПК) как усло­вие законного и обоснованного разрешения гражданского дела.

В юридической литературе итоги судебного познания было принято определять как объективную истину. Однако вряд ли можно согласиться с таким утверждением, поскольку истина не может быть «объективной» или «необъективной» — истина либо есть, либо ее нет.

При этом одни авторы переносили философское учение об истине в судопроизводство, другие называли эту истину абсолют­ной или относительной. Ранее термин «истина» был закреплен в ст. 60 ГПК РСФСР (до новой редакции статьи в 1995 г.). Од­нако данное положение вызывает некоторые сомнения. Прежде всего результаты изучения материалов дела нельзя считать абсо­лютной истиной и противопоставлять ее относительной истине. Между названными видами объективной истины нет и не может быть непереходимой грани. Самая простая истина всегда неполна.

В процессуальной литературе всегда смешивались два гносео­логических вопроса.

Может ли быть результат судебного познания верным отра­жением действительности, т. е. носит ли он истинный характер? На этот вопрос следует дать утвердительный ответ. Судебное ис­следование обстоятельств рассматриваемого дела может и долж­но приводить к полному и правильному знанию той или иной совокупности фактов, имеющих значение для правильного разре­шения дела.

Можно ли результаты судебного познания определять как аб­солютно полное изучение обстоятельств дела? В теории познания диалектического материализма каждое знание рассматривается как диалектическое сочетание, как единство абсолютной и относитель­ной истин.

Вместе с тем представляется, что результаты судебного по­знания не совсем правильно определять как истину в философ­ском значении этого понятия. Истина применима в сложных по­знавательных процессах таких объектов, как космос, человече­ский мозг, структура земной коры и т. п.

И если процесс познания бесконечен, то и истина представ­ляет собой постоянно развивающийся процесс. Суд же интересу­ют конкретные факты взаимоотношений спорящих сторон.

Для судебного познания характерны следующие черты:

—  нацеленность исключительно на юридические факты;

— проведение судебного познания в гражданской процессуа­льной форме, т. е. в установленном законом порядке;

— ограниченность в основном материалом, представляемым сторонами;

— проведение исключительно с целью законного и обосно­ванного разрешения гражданского дела в рамках спорного право­отношения.

Поэтому итоги судебного познания целесообразно именовать судебной истиной, тем самым подчеркивая ее специфичность.

Своеобразие судебной истины определяется и тем, что суд исследует не все обстоятельства, имеющие значение для дела, а лишь представленные ему спорящими сторонами (ст. 12 ГПК). Суд обязан принимать без доказывания лишь общеизвестные факты и факты, установленные вступившим в законную силу ре­шением или приговором (ст. 61 ГПК).

Кроме того, гражданскому процессу известны и так называе­мые доказательственные презумпции, когда из одних установлен­ных фактов предполагается существование других. В связи с этим последние не доказываются, их включение в судебное решение означает, что в него вносятся допустимо возможные сведения.

В ГПК включены и юридические фикции. В отличие от презумпций фикции не основаны на предшествующем опыте или известных фактах, а возникают по воле законодателя для защиты

нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц (ст. 79, 118, 119 ГПК). Например, если сторона уклоняется от участия в экспертизе либо не представляет экспертам необходимые материалы и документы для их исследова­ния, а без этого невозможно провести экспертизу, то суд вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назна­чена, установленным или опровергнутым.

Кроме того, фикция — это заведомо неистинное положение, принимаемое за истинное, тогда как презумпция исходит из вы­сокой степени вероятности и истинности, являясь предположе­нием истины. Так, юридической фикцией может также являться норма, согласно которой днем смерти лица, объявленного умер­шим, считается день вступления в силу решения суда о призна­нии последнего умершим.

Из этого следует, что судебная истина существенно отличается от объективной истины в ее философском понимании. Вместе с тем это не означает отказа от истины в судопроизводстве. Речь идет в данном случае лишь о своеобразии судебной истины.

Содержание принципа судебной истины составляют норма­тивно закрепленные требования прежде всего к суду, а также к лицам, участвующим в деле, и к другим участникам процесса полно и всесторонне установить обстоятельства дела. Граждан­ский процессуальный кодекс не только формулирует требование отыскивать истину, но и определяет пути ее достижения в ходе судебного доказывания.

Гарантиями установления истины по делу будут являться гражданская процессуальная форма и принцип состязательности.

К решению данной задачи привлекаются все участники произ­водства в суде первой инстанции. Стороны обязаны обосновывать свои требования и возражения (ст. 56 ГПК), а суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Указанное правило распространяется на прокурора, органы местного самоуправления и иных субъектов, защищающих права других лиц от своего имени. Свидетели, эксперты и переводчики должны добросовестным выполнением своих функций в граждан­ском процессе также способствовать отысканию истины по делу.

Гражданский процессуальный кодекс отводит суду особую роль в решении задачи установления обстоятельств дела. Функ­ции суда в данном случае заключаются в следующем:

—  определять предмет доказывания по делу;

— излагать в принимаемом решении все выясненные обстоя­тельства и обосновывать свой вывод о фактической стороне дела соответствующими доказательствами.

Ошибки в установлении истины закон определяет как осно­вания к отмене решения с направлением дела на новое рассмот­рение судом первой инстанции (ст. 362 ГПК).

Принцип процессуального равенства нередко именуют также принципом процессуального равноправия сторон. Наличие его в гражданском судопроизводстве необходимо как проявление консти­туционного равенства граждан перед законом и судом независимо от личных качеств и социального статуса (национальности, вероисповедания, образования, служебного положения и т. п.). Это означает предоставление участникам юридически равных возможностей по охране и защите субъективных прав и законных   интересов.    Из   толкования   гражданских   процессуальных норм о правах и обязанностях сторон и других субъектов процессуальных правоотношений неизбежен вывод о равенстве сто­рон, а также равенстве правового положения третьих лиц, пред­ставителей, экспертов и др.

В первую очередь названное начало определяет процессуальное положение противостоящих сторон, ставя их в одинаковые условия в процессе (ч. 3 ст. 38 ГПК). Истец и ответчик наделены по зако­ну идентичными либо соотносимыми правами и обязанностями.

Как истец, так и ответчик обладают правом на судебную за­щиту, для истца — право на предъявление иска, а для ответчи­ка — право на защиту от иска. Обе стороны разбираемого судом спора о праве имеют тождественные возможности для процессу­альной активности в судопроизводстве (ст. 35 и 56 ГПК). Иден­тичные права и обязанности обусловливают активность сторон в состязательном процессе (ст. 35, 48, 167 ГПК и др.). Обе сто­роны имеют идентичные права на заключение мирового соглаше­ния. Кроме того, соотносимы права истца на отказ от иска, от­ветчика — на признание исковых требований и др.

Кроме того, действия данного принципа распространяются и на других участников. Так, равноправны в судопроизводстве третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования и вы­ступающие в суде как на стороне истца, так и на стороне ответ­чика, равноправны свидетели, эксперты. Положение того или другого лица в гражданском процессе зависит только от его про­цессуальной роли, а не от его личных характеристик и положе­ния (образование, национальность и т. п.).

Однако проблема юридического равенства сторон в процессе решена в действующем законе не до конца. Так, равное положе­ние сторон при распределении обязанностей по доказыванию не только   изменяется   посредством   доказательственных   презумпций,  ставящих истца  по  отношению  к  ответчику  в  несколько привилегированное положение.

В частности, презумпция вины должника в неисполнении :ли ненадлежащем исполнении обязательства (ст. 401 ГК) освобождает истца от обязанности доказывать вину ответчика и воз­лагает это бремя на ответчика. Последний, как правило, может опровергнуть предполагаемую вину с помощью косвенных дока­зательств. То же самое относится и к лицу, распространившему сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию гражданина (ст. 152 ГК), и т. п.

В связи с этим следует различать нормативное содержание принципа и результаты его реализации в процессе по конкретно­му делу, юридическое и фактическое равенство. Последнее повы­шает эффективность реализации принципа и зависит от ряда обстоятельств: содержания действующего закона, отношения судьи (суда) к сторонам, третьим лицам и другим субъектам процесса, а также от самих участников. Вместе с тем желание и умение людей защищаться в суде, их активное поведение в судебном процессе являются решающим фактором действительного процес­суального равенства, которое способно обеспечить действительную защиту субъективных прав и охраняемых интересов.

Равенство сторон является обязательным условием любого состязательного процесса, поэтому без него невозможна реализа­ция принципа состязательности.

Принцип диспозитивности является одним из краеугольных камней гражданского процесса. Это принцип, определяющий процессуальную деятельность.

Основным движущим началом гражданского судопроизводст­ва служит инициатива участвующих в деле лиц. В соответствии с принципом диспозитивности гражданские дела возбуждаются, развиваются, изменяются, переходят из одной стадии процесса в другую и прекращаются под влиянием исключительно инициа­тивы участвующих в деле лиц. Этот принцип пронизывает все стадии гражданского процесса.

Соблюдение принципа диспозитивности заключается в предо­ставлении сторонам и субъектам, защищающим права и закон­ные интересы других лиц (прокурору, органам государственной власти и местного самоуправления, организациям и гражданам, выступающим на основании ст. 46 ГПК), свободы распоряжения материальными правами и процессуальными средствами их за­щиты.

Любое субъективное право как мера возможного поведения предполагает возможность управомоченного лица свободно рас­поряжаться данным правом и защищаться в установленном зако­ном порядке. Без этих полномочий субъективное право реализо­вать невозможно. Все это относится и к процессуальным правам участников судопроизводства.

Необходимость в установлении специального принципа, обес­печивающего свободу распоряжения, связана со спецификой гражданских процессуальных правоотношений, в которых суд за­нимает руководящее положение и реализует властные полномо­чия. Любой акт диспозитивного характера должен быть санкцио­нирован судом. Исходя из этого принцип диспозитивности пред­ставляет собой юридическую конструкцию, обеспечивающую свободу участников процесса в распоряжении материальными правами и средствами их защиты в условиях осуществления су­дебной власти.

В связи с этим невозможно не согласиться с А. Т. Боннером, формулирующим данный принцип как нормативно-руководящее положение гражданского судопроизводства, определяющее дви­жущее начало и механизм процессуального движения.

В конечном счете диспозитивность предопределяется спором о праве, рассматриваемым судом. Поэтому для эффективной за­щиты своей позиции участники процесса должны маневрировать предоставленными им правовыми возможностями, в частности изменять заявленные правопритязания, уменьшать или увеличи­вать спорную сумму, предоставлять суду новые факты, отказыва­ться от заявленных требований или признавать их либо заклю­чать мировое соглашение. Эти же полномочия сохраняются у них и при передаче спора в исковое судопроизводство.

Как правильно считает В. В. Ярков, осуществление любого дис­позитивного полномочия представляет собой юридический факт процессуального характера, имеющий последствием развитие судо­производственной деятельности.

В связи с этим диспозитивность обоснованно называют двига­тельным началом гражданского процесса (М. А. Гурвич, А. Т. Бон­нер и др.).

Содержание диспозитивности составляют полномочия сторон, а также субъектов, защищающих права и интересы других лиц.

Стадиями реализации принципа диспозитивности являются:

— возбуждение производства в суде первой и второй (апел­ляционной, кассационной), надзорной инстанций, пересмотр су­дебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам;

— определение ответчика, предмета и объема исковых требо­ваний;

— выбор сторонами единоличного или коллегиального (в кас­сационной или надзорной инстанциях) суда;

— выбор истцом судопроизводства (искового, особого, возни­кающего из публичных правоотношений или приказного; заочно­го или состязательного);

— распоряжение своими гражданскими (семейными, трудо­выми и др.) правами и процессуальными средствами их судеб­ной защиты.

Причем в течение всего судебного процесса заинтересованные лица могут активно влиять на него.

Для достижения этой цели они вправе:

— обращаться в суд за защитой нарушенных либо оспаривае­мых прав, свобод или законных интересов (ст. 3, 4 ГПК);

— привлекать процессуальных соучастников либо предъявлять исковые требования сразу к нескольким лицам (ст. 40 ГПК);

— проводить сингулярное (частичное) и универсальное (об­щее) правопреемство (ст. 44 ГПК);

— определять процессуального противника — ответчика, а так­же объем и предмет судебной защиты (п. 3, 4 ст. 131 ГПК);

— изменять основание иска, размер заявляемых требований (ст. 39);

— влиять на развитие и окончание производства в суде пер­вой и второй инстанций путем отказа от иска, признания иска и заключения мирового соглашения (ст. 39, 173, 346 ГПК);

— обжаловать и приносить представление на решение суда в апелляционном, кассационном порядке (ст. 320, 336 ГПК), а на определение — в частном порядке (ст. 331, 371 ГПК);

— отказываться от поданной жалобы (представления) в апел­ляционной, кассационной инстанции (ст. 326, 345 ГПК);

— обжаловать и вносить представление на вступившие в за­конную силу судебные постановления (ст. 376 ГПК);

— просить суд пересмотреть решение, определение и поста­новление по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 394 ГПК);

— получить документ на принудительное исполнение выне­сенного судом решения (ст. 428, 429 ГПК).

Данные полномочия лиц, участвующих в деле, всегда сочета­ются с полномочиями суда, поскольку свобода в распоряжении материальными и процессуальными правами не имеет абсолютно­го характера. В судопроизводстве, где суд осуществляет государст­венную власть при отправлении правосудия, не может быть без­различного отношения к волеизъявлениям заинтересованных лиц.

В противном случае суд утратит руководящее положение в процессе и не сможет разрешать гражданские дела.

Именно поэтому закон возложил на суд обязанность контро­лировать акты сторон и других лиц по распоряжению правами и давать согласие на их совершение при условии, что они соот­ветствуют правовым предписаниям и не нарушают прав и закон­ных интересов других лиц (кроме сторон).

В ходе контроля за диспозитивными актами сторон и иных лиц, участвующих в деле, суд (судья) прежде всего должен вы­яснять, добровольно ли сторона совершает тот или иной процес­суальный акт (отказ от иска, признание исковых требований, со­гласие на заключение мирового соглашения) или под давлением другой стороны, в силу стечения каких-либо обстоятельств. Кро­ме того, суд должен проверить, соответствует ли диспозитивный акт основам правопорядка и нравственности.

При этом судья (суд) обязан разъяснить последствия совер­шения этого акта, т. е. отказ от судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав и невозможность в будущем предъяв­лять в суд тождественный иск. В связи с этим суд вправе не со­гласиться с мнением сторон и признать диспозитивный акт юри­дически ничтожным и продолжить дальнейшее разбирательство данного дела.

Принцип состязательности устанавливает порядок формиро­вания материалов дела, фиксирует активность лиц, участвующих в деле, в доказывании и обосновании своих позиций в споре, определяет роль суда в этом процессе, гарантируя тем самым правильное установление судом обстоятельств дела и принятие законного и обоснованного решения.

Содержание состязательности состоит в том, что в граждан­ском судопроизводстве стороны противопоставлены друг другу в соответствии со своими интересами и судебное разбирательство дела происходит в форме спора между ними.

Подобное построение гражданского судопроизводства как нель­зя кстати соответствует спорному характеру гражданских дел и са­мой логике осуществления правосудия. Состязательный процесс, построенный на правовой активности лиц, участвующих в деле, по своей природе демократичен и его результаты убедительны.

Однако это возможно лишь при непременном условии, что основная обязанность по доказыванию в процессе была возложе­на на заинтересованных лиц. Поэтому не напрасно Основной за­кон нашей страны определяет российское судопроизводство как состязательное (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Вместе с тем необходимо разграничивать принцип состязате­льности и состязательную процессуальную форму судопроизвод­ства (состязательный гражданский процесс). Эти понятия взаи­мосвязаны, близки по смыслу, но не тождественны.

Содержание принципа состязательности составляют права и обязанности сторон и других лиц в области судебного доказы­вания, в первую очередь распределение обязанностей по доказы­ванию. И хотя судебное доказывание занимает в деятельности заинтересованных лиц значительное место, тем не менее граж­данское судопроизводство не сводится только к этому.

Доказывание в полной мере осуществляется, как правило, при рассмотрении и разрешении дела в первой инстанции и в меньшей степени в иных судебных инстанциях, тогда как состя­зательность охватывает весь гражданский процесс (кроме стадии возбуждения судопроизводства).

Состязательная гражданская процессуальная форма пред­ставляет собой такое построение гражданского процесса, в кото­ром заинтересованные лица активны в защите своих прав и за­конных интересов с начала и до конца судебной деятельности, а также такой порядок осуществления правосудия, при котором весь материал, необходимый для правильного разрешения дела, формируется исключительно сторонами и другими лицами, уча­ствующими в деле.

Суд же в состязательном процессе занят в основном опреде­лением предмета доказывания, исследованием представленных доказательств и их оценкой (ст. 56 ГПК).

Содержание состязательности составляют следующие права сторон и других лиц, участвующих в деле:

— устанавливать предмет доказывания, выделяя в подаваемых заявлениях обстоятельства, подлежащие выяснению (п. 5 ст. 131 ГПК);

— представлять соответствующие доказательства при обраще­нии в суд с заявлением (исковым заявлением, встречным иском, заявлением об обеспечении исковых требований, заявлением об освобождении от уплаты судебных расходов и др.);

— своевременно получать информацию о месте и времени рассмотрения дела (ст. 113 ГПК);

— знакомиться с материалами дела, делать выписки, снимать копии с отдельных документов (ст. 35 ГПК);

— знать позицию противостоящей стороны, получая копии искового заявления и доказательства, обосновывающие основа­ния иска (ст. 127 ГПК), апелляционной, кассационной жалобы или представления, и приложенных к ним документов или письменных доказательств (ст. 325, 343 ГПК), заявления о пере­смотре решения, определения и постановления по вновь открыв­шимся обстоятельствам;

— иметь судебного представителя — процессуального помощ­ника в состязательном процессе (ст. 48 ГПК);

— высказывать собственные соображения по всем возникаю­щим в ходе судебного разбирательства вопросам (ст. 35 ГПК).

Состязательность в полной мере реализуется во всех процес­суальных стадиях возбужденного судопроизводства, кроме перво­начальной. Так, при подготовке дела к судебному разбира­тельству стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе лишь обосновывать свои требования и возражения, представлять доказательства, просить суд истребовать определенные средства доказывания.

Однако наиболее полно состязательное начало проявляется в стадии судебного разбирательства, где стороны и другие заин­тересованные лица вправе участвовать в судебном заседании при исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам, да­вать объяснения, высказывать свои доводы и соображения по всем возникающим вопросам, выступать в судебных прениях.

Кроме того, при пересмотре судебного решения в апелляци­онном, кассационном и надзорном порядках, а также по вновь открывшимся обстоятельствам стороны и другие лица, участвую­щие в деле, вправе представлять новые материалы, давать объяс­нения в судебных заседаниях и активно участвовать в исследо­вании материалов дела.

Содержанием состязательности охватываются также полномо­чия суда (судьи) по оказанию процессуальной помощи сторонам и другим участвующим в деле лицам с тем, чтобы юридическая неосведомленность граждан и отсутствие у них опыта работы в судопроизводстве не могли бы стать препятствием для их ак­тивности в состязательном процессе (ч. 2 ст. 12 ГПК).

С этой целью судья обязан извещать стороны и иных заинте­ресованных лиц о месте и времени судебного разбирательства дела и пересмотре решения, содействовать их ознакомлению с материалами дела, разъяснять порядок распределения обязан­ностей по доказыванию и последствия их невыполнения, истре­бовать те средства доказывания, которые сами стороны не могут получить, назначать судебные экспертизы по делу, разъяснять смысл выносимых судебных постановлений и др.

Таким образом, элементами состязательности являются:

— права сторон и других лиц, участвующих в деле;

— обеспечение их процессуальной активности в обосновании позиции в споре;

— процессуальная помощь суда юридически заинтересован­ным субъектам судопроизводства.

Принцип устности судебного разбирательства закрепляет пра­вило, согласно которому судопроизводство в суде может проис­ходить как в устной, так и в письменной форме. В первом слу­чае процессуальный материал представляется суду устно, во вто­ром — в виде письменных процессуальных документов. Главное в устном судопроизводстве — это- устное состязание сторон перед судом, в письменном — обмен состязательными бумагами.

Принцип непосредственности заключается в том, что судьи Должны лично воспринимать собранные по делу доказательства, и разрешение дела должно быть основано на исследованных и проверенных в судебном заседании доказательствах.

Принцип непосредственности не запрещает суду пользоваться производными доказательствами (при отсутствии первоначаль­ных), однако он не вправе прибегать к производным доказатель­ствам при наличии первоначальных.

Принцип непрерывности судебного разбирательства состоит в том, что судебное заседание должно происходить непрерывно или же по частям в установленной законом последовательно­сти, когда между частями судебного разбирательства существу­ют незначительные промежутки во времени, чтобы у судей, ко­торые сосредотачиваются на рассмотрении данного дела, смогло сложиться цельное впечатление о деле, которое они и должны отразить в решении, принимаемом после рассмотрения дела по существу.

Судебное заседание должно происходить непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха. До окончания рассмотрения начатого дела или до отложения дела слушанием суд не вправе рассматривать другие дела. В случае отложения дела новое раз­бирательство должно производиться сначала.

При отложении разбирательства дела суд вправе допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствуют все лица, участвующие в деле; тогда вторичный их вызов допус­кается в исключительных случаях.

1