§ 2. СИСТЕМА ГРАЖДАНСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Совокупность принципов гражданского процессуального пра­ва в их тесной взаимосвязи и взаимозависимости образует сис­тему принципов гражданского процессуального права. В юриди­ческой литературе, посвященной гражданским процессуальным принципам, особое место занимает их классификация. В данном вопросе нет единства.

М. А. Гурвич за основу классификации принципов граждан­ского процессуального права брал критерий — роль этих принци­пов в осуществлении правосудия. В зависимости от нее он вел речь об организационных и функциональных принципах судо­производства.

Позднее он предложил классифицировать принципы по объ­екту регулирования, выделив две группы общего значения: прин­ципы, определяющие демократизм процесса, и принципы, выра­жающие законность процесса.

К. С. Юдельсон применительно к принципам гражданского процессуального права воспроизвел классификацию принципов, предложенную С. С. Алексеевым в общей теории права, т. е. в зависимости от того, на какую область правовых отношений они распространяются:

— общие принципы, выражающие содержание гражданского процессуального права и относящиеся ко всем отраслям права;

— межотраслевые принципы, одновременно свойственные гражданскому процессуальному праву и смежным с ним отрас­лям права;

— отраслевые принципы, характерные для одной отрасли права;

— принципы правовых институтов, выражающие содержание и особенности каждого института гражданского процессуального права.

В учебной и научной литературе можно встретить и иные варианты классификации принципов.

Представляется, что деление принципов должно проводиться исключительно по процессуальным признакам, а классификация их, в частности, на общеправовые, межотраслевые и собственно гражданские процессуальные, нецелесообразна, поскольку выхо­дит за рамки гражданского процесса.

В данном случае нельзя не согласиться с мнением А. Т. Боннера, полагающим, что нет смысла разграничивать принципы на судоустройственные и функциональные, поскольку весьма со­мнительна гражданская процессуальная характеристика первых.

В классификации процессуальных начал желательно прежде всего выделить принципы отдельных институтов данной отрасли права. И хотя теоретики права уже давно обосновали наличие таких принципиальных начал (С. С. Алексеев), данный вопрос пока слабо разработан в теории гражданского процесса. Можно говорить о принципах лишь нескольких институтов: судебной подведомственности, гражданской процессуальной формы и учас­тия иностранцев в российском суде.

По утверждению Ю. К. Осипова, институту подведомственно­сти присущи следующие основные начала: преимущественная подведомственность юридических дел государственным органам; распределение юридических дел между государственными юрисдикционными органами в зависимости от характера правоотно­шений, из которых они возникают.

Для гражданской процессуальной формы характерны такие принципы, как детальность правовой регламентации процессуа­льных действий и документов, оптимальное соотношение процес­суальных прав и обязанностей в статусе каждого участника, не­прерывность процессуальной деятельности, судебный контроль и самоконтроль, принцип тождества (И. М. Зайцев, Н. А. Рассахатская).

Участие иностранных граждан и организаций в российском гражданском процессе определяется принципами национального режима, равенства перед законом, единства прав, свобод и обя­занностей, а также их гарантированности.

В законе (ст. 157 ГПК) нормативно закреплено, что непо­средственность, устность и непрерывность составляют основопо­лагающие начала судебного разбирательства. Поскольку они реа­лизуются только в заседании суда первой инстанции, в связи с этим нет необходимости видеть в них принципы всего граж­данского процессуального права.

Принципы названных институтов по своей природе являются гражданскими процессуальными и входят в единую систему основных начал изучаемой отрасли права.

Представляется, что принципы желательно систематизировать в зависимости от того, чем они непосредственно предопределе­ны. Например, спор о праве, как предмет судебного разбиратель­ства, предопределяет такие принципы, как процессуальное равен­ство сторон, диспозитивность и состязательность.

Принцип законности отвечает на вопрос: кто может иниции­ровать судебную деятельность и каковы полномочия участников разбираемого спора? Принцип судебной истины позволяет опре­делить роль суда в рассмотрении и разрешении дела. В целом это ответ на вопрос о гражданских процессуальных средствах осуществления судебной власти.

Кроме того, у различных групп принципов неодинаковы и сферы реализации. Если принципы законности и судебной ис­тины осуществляются в полной мере в любом гражданском деле, рассматриваемом по существу, то принципы диспозитивности и состязательности характерны в основном для искового судо­производства. В иных видах производства они действуют с осо­бенностями, ограничивающими, как правило, их реализацию.

1