§ 1. ПОНЯТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНЦИПА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Гражданское процессуальное право является одной из отрас­лей российского права, и потому его принципы имеют характер­ные признаки общеправового принципа, выражают основные на­чала, ключевые идеи права.

Особенность данных принципов связана с природой юриди­ческих норм, в которых они закреплены (гражданские процессу­альные нормы), и средой их реализации (гражданское судопро­изводство).

Гражданские процессуальные принципы представляют собой нормативно установленные основополагающие начала, опреде­ляющие построение процесса, его природу и методы по осуще­ствлению правосудия по гражданским делам.

Основное в характеристике гражданских процессуальных принципов заключается в том, что в них сформулированы каче­ственные особенности гражданского судопроизводства, социаль­но-юридическая направленность отрасли права. В судебной прак­тике процессуальные принципы всегда представляют собой пра­вовые директивы, обращенные в первую очередь к суду.

Все принципы устанавливают наиболее важные обязанности суда либо по осуществлению правоприменительной деятельности (принципы законности и обоснованности), либо по обеспечению прав, предоставленных сторонам и лицам, участвующим в деле (принципы процессуального равенства сторон, диспозитивности и состязательности).

В юридической литературе широко распространено образное определение принципов как скелета гражданского процессуально­го права (М. Г. Авдюков, М. А. Гурвич).

Практическое назначение принципов состоит в том, чтобы выступать гарантами законного, обоснованного и справедливо­го правосудия по гражданским делам. Принципом можно при­знавать только такое правило действующего Гражданского процессуального кодекса, при несоблюдении или нарушении которого результаты всей судебной деятельности в производ­стве по конкретному делу становятся незаконными и подлежат отмене.

Принципы гражданского процессуального права также нераз­рывно связаны с законом, и связь эта носит двоякий характер.

Во-первых, каждый принцип должен быть закреплен действу­ющим законом, поскольку то, что нормативно не закреплено, не может считаться процессуально-правовым принципом.

Во-вторых, принципы призваны обеспечивать логическое единство всех элементов изучаемого права — норм, институтов, производств, а также стабильность гражданского процессуального права в целом. Поэтому при каждом обновлении Гражданского процессуального кодекса необходимо учитывать уже существую­щую систему принципов, и любые вносимые изменения в кодекс всегда должны соответствовать данным принципам, в противном случае гражданское процессуальное право может утратить внут­реннюю согласованность и системность.

При, этом не следует слишком преувеличивать роль принципа в праве. В конечном счете принцип — это положение, выводимое из существующего права, и он вторичен по отношению к системе про­цессуально-правовых норм, так как обусловлен и зависим от права.

Гражданский процессуальный принцип представляет собой самостоятельный правовой институт и всегда закреплен не од­ной, а несколькими нормами. Из этого следуют два вывода:

— нельзя произвольно изменять, учреждать или отказываться от какого-либо принципа, поскольку это всегда повлечет радика­льное изменение сути данной отрасли права;

— принципов гражданского процессуального права не может быть много, если только не объявлять принципом всей отрасли положение какой-либо одной статьи ГПК, пусть даже она и име­ет важное значение для гражданского процессуального регулиро­вания (например, гласность).

В учебной литературе принято вместе с собственно процессуа­льными принципами излагать начала судоустройства (судоустройственные принципы), такие, как принцип осуществления правосу­дия только судом (ст. 118 Конституции РФ и ст. 5 ГПК).

Данный принцип можно отнести как к принципам организа­ции правосудия, так и к конституционным принципам. Сущ­ность данного принципа заключается в том, что правосудие со­стоит в рассмотрении и разрешении государственными судами в установленном законом процессуальном порядке конкретных судебных дел с вынесением по ним законных и обоснованных судебных постановлений.

Из этого следуют два вывода практического характера:

— другие государственные и общественные органы не долж­ны нарушать судебную компетенцию и пытаться разрешать дела, отнесенные законом к исключительному ведению суда;

— разрешение правовых вопросов иными органами в рамках их компетенции правосудием не является (например, третейским судом и т. п.).

Другой принцип — сочетание единоличного и коллегиального начал в рассмотрении и разрешении гражданских дел

(ст. 7 ГПК). Он также является принципом организации право­судия, из которого следует, что гражданские дела в суде первой инстанции рассматриваются единолично или в предусмотренных законом случаях коллегиально.

Мировой судья рассматривает все дела, отнесенные к его подсудности единолично. В апелляционной инстанции дела рас­сматриваются в единоличном порядке; в кассационной — в кол­легиальном; в надзорной инстанциях — в единоличном и колле­гиальном порядке (ст. 382, 386 ГПК).

Принцип независимости судей и подчинении их только за­кону (ст. 120 Конституции РФ, ст. 8 ГПК) также является принципом организации правосудия и конституционным принци­пом. В соответствии с данным принципом независимость судей, в частности, обеспечивается:

— предусмотренной законом процедурой осуществления пра­восудия;

— запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

— установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи;

— правом судьи на отставку;

— неприкосновенностью судьи;

— системой органов судейского сообщества;

— предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому ста­тусу.

Осуществление правосудия по гражданским делам на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от их происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ, ст. 6 ГПК) также является принципом организации правосудия и конституционным принципом.

Принцип гласности судебного разбирательства (ст. 123 Кон­ституции РФ, ст. 10 ГПК) также относится к принципам органи­зации правосудия, из которого следует, что разбирательство во всех судах открытое. В ст. 10 ГПК определены случаи, когда раз­бирательство дела в закрытом судебном заседании осуществляется по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка, и в других слу­чаях в целях предотвращения разглашения сведений, касающихся частной жизни гражданина, личной и семейной тайны, защиты его чести и доброго имени, тайны телефонных переговоров и иных сообщений.

И, наконец, последний, судоустройственный, принцип, это принцип национального языка судопроизводства (ст. 26 Кон­ституции РФ, ст. 9 ГПК), в соответствии с которым судопроиз­водство по гражданским делам ведется на русском языке — госу­дарственном языке Российской Федерации или на государствен­ном языке республики, которая входит в состав РФ и на территории которой находится соответствующий суд.

Вместе с тем данный традиционный подход излагать одно­временно судоустройственные принципы с судопроизводст­венными вызывает определенные сомнения, поскольку начала судоустройства (осуществление правосудия только государст­венным судом, обеспечение независимости судей и др.) явля­ются организационными и, как правильно отметил И. М. Зай­цев, «оказывают слабое влияние на процессуальную деятель­ность»1.

Кроме того, несмотря на то что они и упоминаются в ГПК, в большей степени регламентированы не процессуальным зако­ном, а Федеральным конституционным законом РФ от 31 декаб­ря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»2'3.

Нередко гражданскими процессуальными принципами отрасли называют принципы отдельных процессуальных институтов. Так, непосредственность, устность и непрерывность объявляют повсеме­стно принципами всей отрасли, тогда как закон подчеркивает, что это основные начала только судебного разбирательства (ст. 157 ГПК) и за пределами судебных заседаний не функционируют.

Необходимо отметить, что теория принципов в современной юридической науке содержит немало неясностей, противоречи­вых положений, и поэтому в первые статьи различных кодексов девяностых годов двадцатого века было принято включать пере­чень положений, учреждаемых принципами (см., например, ст. 5-11 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 1 Семейного кодекса, ст. 1 Гражданского кодекса и др.).

Такая законодательная практика оправдана, поскольку сразу же провозглашаются основополагающие положения, в соответствии с которыми нормативно регулируются общественные отношения и снимаются все неясности принципов нормативного регламента.

Состав гражданских процессуальных принципов ограничен принципами процессуального равноправия, диспозитивности и со­стязательности, законности и судебной истины. Указанные принци­пы действуют в институтах и подотраслях гражданского процессуа­льного права в соответствии с началами судоустройства.

1