§ 5. Заключение эксперта

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

 

В судопроизводстве существует негласное положение: судьи обла­дают знаниями права (еще римские юристы утверждали — jurus cor um legas — судьи знают законы) и элементарными знаниями, в том числе, знаниями общеизвестных фактов. По этим аспектам судьи вправе са­мостоятельно строить суждения, но при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в раз­личных областях науки, техники, искусства и ремесла, суд назначает экспертизу (ч. 1 ст. 79 ГПК).

ГПК РФ не содержит трактовку экспертизы вообще и судебной экс­пертизы в частности. Между тем, соответствующее понятие приводит­ся в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государствен­ной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», где указывается, что судебная экспертиза — это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, требующим специальных знаний в области науки, техни­ки, искусства или ремесла, которые поставлены перед экспертом судом, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Другими словами, экспертиза представляет собой своеобразный вид консультации суда специалистами, но сама по себе она не призна­ется средством доказывания (А.Ф. Клейнман, М.К. Треушников). До­казательственное значение имеют лишь выводы экспертного исследо­вания, собственно, заключение эксперта, под которым тот же Закон подразумевает письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

К.С. Юдельсон отмечал, что в экспертном заключении: а) воспро­изводится подтвержденное практикой положение науки; б) констати­руются обстоятельства конкретного дела; в) делается вывод из уста­новленной научной закономерности по отношению к данному частно­му случаю, материалам рассматриваемого гражданского дела.

В экспертном заключении судебное познание используется свое­образно. Давно замечено, что существуют два пути, две модели судеб­ного познания: информационное и логическое. При информацион­ном познании средством получения знаний служит средство доказы­вания. Содержащиеся в нем сведения дают суду знания об обстоя­тельствах рассматриваемого дела. Сторона, свидетель сообщают в судебном заседании какую-либо информацию, из чего судья делает вывод об определенных фактах действительности и взаимоотношени­ях участников правового конфликта. В рамках логического пути до­казательствами выступают уже установленные ранее факты (доказа­тельственные факты). Они-то и играют роль посылок, аргументов для получения знания, необходимого для вывода. Формирование оконча­тельного вывода на основе логического анализа собранного и изучен­ного доказательственного материала составляют новую — вторую ступень познания.

Одной из разновидностей логического познания является экспер­тиза. Эксперт анализирует представленный ему доказательственный материал (вещественные доказательства) и на этой основе делает вы­вод, который является доказательством. При этой модели доказывания обязателен субъект доказывания, обладающий специальными знания­ми, закрепляемыми в особом гражданском процессуальном докумен­те — заключении эксперта. Логическое познание осуществляется после получения информационного знания, а также после того, как определе­на достоверность доказательственных фактов.

Экспертиза назначается определением судьи на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 150 ГПК) либо при самом судебном разбирательстве. Назначение экспертизы — право суда, но в неко­торых случаях правомочие преобразуется в обязанность; так в соответ­ствии со ст. 283 ГПК по делам о признании гражданина недееспособ­ным экспертиза должна быть назначена.

В определении о назначении экспертизы суд указывает: наименова­ние суда; дату назначения экспертизы; наименования сторон по рас­сматриваемому делу; наименование экспертизы; факты, для подтвер­ждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; представленные эксперту материалы и доку­менты для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование сторо­ны, которая оплачивает экспертизу.

В связи с изложенным целесообразно обратить особое внимание на два аспекта, первый из которых состоит в том, что экспертиза может быть поручена не только экспертному учреждению, но и конкретному эксперту, к личности которого предъявляются строго определенные требования:

1) это всегда гражданин РФ, имеющий высшее профессиональное образование, прошедший последующую подготовку по экспертной специальности;

2) это аттестованный работник государственного судебно-эксперт­ного учреждения;

3) это работник, осуществляющий деятельность в порядке исполне­ния своих должностных обязанностей и занимающий определенную должность, вследствие чего получающий вознаграждение от государства;

4) это работник, оформляющий итоги деятельности заключением, удостоверяемым печатью государственного судебно-экспертного уч­реждения.

Сказанное означает, что отождествлять эксперта и специалиста нельзя, как и неправильно противопоставлять эти процессуальные фигуры. Все дело в том, что законодатель принципиально допускает сов­падение эксперта и специалиста в одном лице. Так, в ч. 2 ст. 80 ГПК подчеркивается: «... За дачу заведомо ложного заключения экс­перт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреж­дения». Следовательно, эксперт является одновременно специали­стом, но специалист не всегда может быть экспертом.

Второй не менее важный аспект касается формирования круга во­просов, которые надлежит поставить перед экспертом. Количество и качество вопросов предопределяются судом, но каждая из сторон и другие участвующие в деле лица вправе представить собственные во­просы, включаемые в судебное постановление органом правосудия по своему усмотрению. От того, каким образом будут сформулированы данные вопросы, зависит полнота экспертных выводов. Однако с це­лью установления истины по поводу тех или иных фактов правового конфликта, если эксперт при экспертизе обнаружит имеющие значе­ние для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, относитель­но которых не были поставлены вопросы, он может включить выводы об этих обстоятельствах в заключение (ч. 2 ст. 86 ГПК).

Закон специальным образом оговаривает права и обязанности экс­перта, а равно участников процесса. Согласно ст. 85 ГПК эксперт, с од­ной стороны, для дачи обоснованного и объективного заключения вправе знакомиться с материалами дела; просить судебный орган пред­ставить дополнительную информацию; задавать вопросы лицам, уча­ствующим в деле, и свидетелям. С другой — обязан принять к произ­водству порученную судом экспертизу; провести полное исследование тех или иных материалов и документов; надлежащим образом ответить на поставленные вопросы; явиться по вызову в суд; обеспечить сохран­ность представленных материалов.

Одновременно эксперт не вправе автономно собирать материалы для осуществления экспертизы; вступать в личные контакты с любыми участниками процесса; разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с проведением экспертного исследования, или сообщать кому-либо о результатах экспертизы, за исключением суда; заниматься судебно-экс­пертной деятельностью в качестве негосударственного эксперта.

Участники процесса в отличие от эксперта наделяются правами и обязанностями в зависимости от их правового положения. Наиболее широкие полномочия у сторон и участвующих в деле лиц, поскольку они могут заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы; знако­миться с заключением эксперта и совершать другие действия (ст. 79 ГПК). Главная обязанность выражается в явке сторон для участия в экспертном исследовании и представлении экспертам необходимых материалов и документов, в противном случае применяется фикция судебной экспертизы (ч. 3 ст. 79 ГПК).

В свою очередь Закон «О государственной судебно-экспертной дея­тельности в Российской Федерации» употребляет словосочетание «уча­стники процесса», не расшифровывая, что под ними понимается, и раз­решает им присутствовать при судебной экспертизе в государственном судебно-экспертном учреждении; давать объяснения и задавать экспер­ту вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

Дифференциация судебных экспертиз проводится по различным основаниям. В зависимости от персонификации специальных знаний экспертиза подразделяется на судебно-психиатрическую, судебно-техническую, товароведческую, генетическую, почерковедческую, медицинскую и иные.

По последовательности проведения экспертизы бывают первичные и повторные; по объему исследования — основные и дополнительные; исходя из количественного состава экспертов — единоличные и ко­миссионные; и, наконец, по характеру используемых знаний эксперти­зы могут быть однородными и комплексными.

«С процессуальной точки зрения, — указывает Т.В. Сахнова, — осо­бенно актуальным представляется подразделение экспертиз на пер­вичные (основные), повторные, дополнительные, комплексные и ко­миссионные, поскольку различаются специальные основания их на­значения, формы взаимодействия экспертов, ...формирование содер­жания заключения эксперта».

Если название первичной экспертизы отвечает само за себя, то до­полнительные и повторные экспертные исследования отличаются су­щественной спецификой.

Дополнительная экспертиза имеет место в случаях недостаточной ясности или неполноты объективного в целом заключения эксперта, поэтому ее выполнение поручается тому же или другому эксперту. По­требность в повторной экспертизе, напротив, возникает, если у суда появляются сомнения в правильности или обоснованности первично­го заключения, либо оно характеризуется как противоречивое, вслед­ствие этого повторная экспертная процедура проводится исключи­тельно другим экспертом.

Комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследова­ний с использованием различных областей знания или с применением различных научных направлений в пределах одной области знания. Именно поэтому для осуществления этого вида экспертизы привлека­ются не один, а несколько экспертов, излагающих свой вывод в одном заключении. Следовательно, в этом плане комиссионная и комплекс­ная экспертизы совпадают.

Комиссионная экспертиза нужна органу правосудия для установ­ления обстоятельств двумя или более экспертами в одной области зна­ния. Вместе с тем Закон «О государственной судебно-экспертной дея­тельности в Российской Федерации» определяет комиссионную экс­пертизу по-иному: как процессуальное действие, состоящее из прове­дения исследования и дачи заключения не менее чем двумя экспертами одной или разных специальностей. В этой связи более удачной с прак­тической точки зрения представляется сложная конструкция комисси­онной экспертизы, предполагающая ее деление на совместную (в экс­пертном исследовании участвуют эксперты одной специальности) и комплексную (в экспертизе заняты эксперты разных специальностей).

По итогам экспертного функционирования в письменной форме дается заключение эксперта, в котором подробно описываются прове­денное исследование, сделанные выводы и ответы на поставленные су­дом вопросы. Однако иногда в заключении по объективным причинам не могут быть даны однозначные ответы, отсюда заключение эксперта может быть: категоричным (указывается однозначный вывод); веро­ятным (не содержится однозначно утвердительного ответа, так как имеется определенная степень вероятности); условным (закрепляют­ся выводы, приобретающие категоричность в зависимости от доказан­ности или недоказанности фактов в ходе судебного разбирательства дела); заключение с выводами о невыполнимости поставленной зада­чи на базе исходных данных (данный вид заключения не следует отождествлять с мотивированным сообщением эксперта суду об отказе в проведении экспертизы в соответствии с ч. 1 ст. 85 ГПК).

Заключение подписывается экспертом или группой экспертов и удостоверяется печатью государственного судебно-экспертного учре­ждения. При комиссионной экспертизе эксперт, не согласный с мнени­ем других, вправе дать отдельное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия.

Заключению эксперта не придается какое-либо преимущественное значение по сравнению с иными средствами доказывания. Суд обязан оценить его по общим правилам оценки доказательственного материа­ла (ст. 67 ГПК).

 

1