§ 2. Понятие судебных доказательств и их классификация

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

 

Юридически значимые факты правового конфликта устанавливают­ся с помощью доказательств, под которыми ст. 55 ГПК понимает полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, дающих суду возможность установить наличие или отсутствие обстоятельств обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Причем эти сведения могут быть получены из объяснении сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио и видеозаписей, заключений экспертов.

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы, вследствие чего положить их в основу судебного решения нельзя, что прямо запрещает ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 2 ст. 5. ГПК. При этом необходимо иметь в виду постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995г. № 8. «О некоторых вопроса применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», п. 16 которого гласит, что при отправления правосудия не допускается использование доказательств, приобретенных с нарушением федерального закона.

В ГПК РФ понятие доказательств определяется через «сведения по фактах», что явилось результатом продолжительной дискуссии в науке гражданского процессуального права относительного того, как еле дует интерпретировать доказательства. Ряд авторов полагал, что доказательства есть не что иное, как факты, полученные из предусмотрен иных законом источников и установленным законом способом, которые находятся с искомыми обстоятельствами в строго определенной связи.

По мнению других правоведов, доказательства в гражданском процессе — средства получения судом истинного знания о фактах, имеющих значение для дела.

Отождествлять доказательства и факты вряд ли возможно, поскольку последние, как правило, имеют место в иной временной пери­од, не сопоставимый с судебным разбирательством. Следовательно, со­брать и представить суду факты участвующие в деле лица не могут по вполне понятным причинам. Кроме того, как справедливо пишет Г.Л. Осокина: «Нельзя отождествлять «факт» как явление или событие реальной действительности и «знание» об этом факте. Поскольку дос­товерное и точное знание о предметах и явлениях объективной дейст­вительности всегда адекватно, т.е. соответствует реальным предметам и явлениям, но иногда происходит подмена понятий, в результате ко­торой, оперируя достоверными знаниями о фактах объективного мира, нам кажется, что мы оперируем самими фактами этой действительно­сти». В связи с изложенным аргументированные нарекания вызывала ст. 49 ГПК РСФСР, содержавшая тезис о доказательствах как любых фактических данных, что ставило знак равенства между доказательст­вами и фактами.

Анализ доказательств только с помощью средств доказывания зна­чительно обедняет их понятие: внимание концентрируется лишь на их форме. Кроме того, суд может воспринимать факты лично и непосред­ственно, если они существуют на момент рассмотрения дела, например путем осмотра на месте.

Наиболее обоснованной представляется точка зрения, согласно ко­торой доказательства представляют собой сложную юридическую кон­струкцию, указывающую на единство и взаимосвязь содержания и формы судебных доказательств. Доказательства — сведения о фактах, но не сами факты, ведь суд использует не обстоятельства, а информа­цию о них. Одновременно источником получения информации, ее но­сителем служат конкретные средства доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные до­казательства, аудио- и видеозаписи, а также заключения экспертов. Именно поэтому в последнее время в процессуальной теории при опре­делении понятия судебных доказательств широко употребляют равно-порядковые термины «сведения» и «информация», со ссылками на Федеральный закон от 20 февраля 1995г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации», который раскрывает ин­формацию через сведения о лицах, предметах, фактах и явлениях.

Классификация судебных доказательств осуществляется по раз­личным основаниям. По характеру связи с искомыми обстоятельствами доказательства подразделяются на прямые и косвенные. Прямые доказательства непосредственно взаимосвязаны с фактами граждан­ского дела, опровергая или подтверждая их. Например, в порядке под­готовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу. В этом случае прямым доказательством наличия у лица психического расстройства является соответствующее заключение эксперта. Кос­венные доказательства, напротив, прямо не указывают на тот или иной факт, но их присутствие позволяет суду выстроить цепь логических выводов по поводу искомого обстоятельства. Данные выводы во мно­гом вероятны, поэтому судебному органу необходима совокупность косвенных доказательств, не противоречащих друг другу, а решение, основанное только на косвенном доказательственном материале, может быть отменено по мотивам необоснованности.

По способу формирования средства доказывания делятся на первоначальные и производные, причем первые из них иногда именуют те же первоисточниками. Это объясняется тем, что они появляются вследствие воздействия искомого факта на материальный носите информации, например оригинал документа. Производные доказательства менее достоверны, коль скоро механизм их образования пре, полагает вторичность; так, свидетель вправе дать показания со слов не посредственного очевидца событий.

Источник формирования обусловливает существование личных и предметных (вещественных) доказательств. Личные доказательства сопряжены с объяснениями сторон, третьих лиц, а также с показанными свидетелей, т.е. исходят от конкретной личности. При этом следует иметь в виду субъективный фактор, касающийся психических особенностей человеческого функционирования: насколько лицо погружен в переживание при воспроизведении события, какова специфика мыш­ления.

Предметным доказательствам субъективный фактор не сопутству­ет — носителями информации здесь выступают овеществленные пред­меты материального мира.

Некоторые авторы дополнительно выделяют смешанные доказа­тельства. С.В. Курылев указывает, что смешанные доказательства из­влекаются судом из двух источников формирования: личного и вещественного. Если последние образуются целиком или в основной части до суда и вне процессуальной формы, то смешанные формируются в суде и в зависимости от его воли. В связи с этим анализировалось заключение эксперта, которое, с одной стороны, содержит ответы экспер­та о фактах, а с другой, — источником этих фактов служат предметы, исследуемые экспертом.

Помимо вышеперечисленных классификационных групп, изоли­рованно выделяют необходимые доказательства. Дело в том, что по каждой правовой коллизии имеются такие доказательства, без кото­рых не представляется возможным вынести судебный правопримени­тельный акт. Деятельность суда настолько детерминирована этими до­казательствами, что орган правосудия в любом случае обязан их полу­чить от участников гражданского судопроизводства. Необходимые до­казательства в каждом случае определяются судом, опираясь на нормы материального права. Так, в ходе рассмотрения спора о признании не­действительным договора купли-продажи автомобиля суду, по мень­шей мере, необходимы: документы, подтверждающие заключение до­говора купли-продажи автомобиля, копия технического паспорта, ко­пия свидетельства о регистрации транспортного средства, документа­ция о стоимости вещи, если ее нельзя вернуть в натуре.

Иногда необходимые доказательства очерчиваются в процессуаль­ных нормативно-правовых предписаниях, в частности, ст. 271 ГПК подчеркивает, что к заявлению об усыновлении должны быть приложены: копия свидетельства о рождении усыновителя (при усы­новлении ребенка лицом, не состоящим в браке), копия свидетельства о браке усыновителей (при усыновлении ребенка лицами, состоящими в браке), медицинское заключение о состоянии здоровья усыновите­лей, справка с места работы о занимаемой должности и заработной пла­те либо копия декларации о доходах и другие документы.

 

1