§ 3. Отдельные принципы гражданского процессуального права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

 

Основным, генетически обусловленным явлением правовой мате­рии выступает в гражданском процессуальном праве принцип закон­ности, являющийся конституционным, общим принципом всех отрас­лей российского права независимо от их роли и места в правовой сис­теме координат. Принцип законности всегда был доктринальным в со­ветском праве, не потерял он актуальность и сейчас.

Согласно ст. 15 Конституции РФ все органы государственной вла­сти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы, а так­же общепризнанные принципы, нормы международного права и меж­дународные договоры Российской Федерации. Законность представ­ляет собой такое состояние жизни общества, при котором в этом обще­стве действует качественное, непротиворечивое законодательство, за­коны уважаются, точно и неуклонно исполняются всеми членами этого общества, а за нарушение требований законодательства с неотвратимо­стью следуют меры государственного принуждения.

Содержание законности в гражданском процессе характеризуется следующими чертами:

гражданское процессуальное законодательство должно быть не­противоречивым, иметь стройную систему;

в случае возникновения коллизий они должны разрешаться исходя из преимущества международного договора над российскими нормами, Конституции России над другими правовыми актами, ГПК над иными актами в сфере гражданских процессуальных правоотношений;

суд в своей деятельности обязан руководствоваться законами, т.е. правильно применять нормы всех отраслей российского права;

участники гражданского судопроизводства обязаны подчиняться закону и согласовывать свои поступки с действующим законодательст­вом под страхом применения к ним штрафных и иных мер ответствен­ности, содержащихся в санкциях норм гражданского процессуального права;

применение ответственности за правонарушения в сфере граждан­ского судопроизводства неотвратимо;

применение аналогии права возможно лишь при отсутствии нормы процессуального права, регулирующей возникшие в ходе судопроиз­водства правоотношения, и подразумевает действие суда исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации.

Принцип осуществления правосудия только судом, провозгла­шенный ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, находит развитие в ст. 5 и 22 ГПК, определяющих исключительную подведомственность дел судам общей юрисдикции и строгое соблюдение при рассмотрении дел законодательства о гражданском судопроизводстве.

Принцип равенства всех перед законом и судом в гражданском су­допроизводстве — проявление конституционного принципа равенства граждан церед законом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждения, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Российское государство в силу ст. 19 Конституции РФ взяло на себя обязанность гарантировать равенство прав и свобод гражданина. Принцип равенства означает предоставление участникам гражданско­го процесса равных возможностей по защите своих прав и интересов в сфере осуществления правосудия по гражданским делам. Так, все лица, участвующие в деле, могут заявлять отводы судье, прокурору, секретарю судебного заседания, эксперту, переводчику и специалисту на одинаковых условиях и по одинаковым основаниям, порядок разре­шения отводов не зависит от того, кто заявил отвод. Обжалование су­дебных постановлений также происходит по одинаковым правилам. Статья 398 ГПК устанавливает, что иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями.

В отношении сторон искового гражданского процесса — истца и от­ветчика — принцип равенства получает продолжение в принципе про­цессуального равенства сторон. В частности, обе стороны вправе зна­комиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать копии, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, заяв­лять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения по всем во­просам, возникающим в ходе судебного разбирательства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других участвующих в деле лиц, заявлять отводы, обжаловать судебные постановления и исполь­зовать предоставленные законодательством о гражданском судопроиз­водстве иные процессуальные права.

Следует заметить, что содержание данного принципа не предпола­гает полного тождества, «одинаковости» их прав и обязанностей об этом свидетельствует ст. 39 ГПК, различающая диспозитивные полно­мочия истца и ответчика, что позволило И.М Зайцеву говорить о «соотносимости» прав истца и ответчика (право истца отказаться от иска соотносится с правом ответчика признать исковые требования) Меж­ду тем, ни с чем не «соотносятся» такие права истца, как изменение ос­нования, предмета иска, увеличение размера исковых требований, вы­бор суда при альтернативной подсудности и др. Таким образом, в граж­данском процессе равными являются лишь «общие» права сторон

Принцип независимости судей в ходе осуществления правосудия по гражданским делам понимается в смысле независимости органов правосудия от каких-либо иных обстоятельств, кроме закона В каче­стве одной из процессуальных гарантий исключения постороннего воздействия на судей выступает тайна совещательной комнаты, при нарушении которой решение суда подлежит безусловной отмене, даже если оно правильно по существу (ст. 364 ГПК).

Принцип государственного языка судопроизводства означает, что гражданское судопроизводство в Российской Федерации происходит на русском языке или на государственном языке республики, которая входит в состав РФ. Если же стороны не владеют государственным языком, им предоставляется право воспользоваться услугами перево­дчика, выступать и подавать ходатайства и жалобы на родном языке или на другом свободно избранном языке общения. Соблюдение прин­ципа государственного языка обеспечивает в нашей многонациональной стране гарантии защиты прав и интересов участников процесса не­зависимо от того, каким языком они владеют. Потому ст. 364 ГПК в ка­честве безусловного основания к отмене решения суда называет нару­шение правил о языке, на котором ведется судебное разбирательство.

Принцип гласности судебного разбирательства предполагает от­крытое разбирательство дел во всех судах, за исключениями, установ­ленными процессуальным законодательством:

дела, в которых имеются сведения, составляющие государственную тайну;

усыновление (удочерение) детей;

при удовлетворении судом ходатайства лица, участвующего в деле, о наличии в деле сведений, составляющих коммерческую или иную ох­раняемую законом тайну, тайну частной жизни.

Даже в случае закрытого судебного разбирательства решение суда должно быть оглашено публично, кроме случаев, когда таким оглаше­нием нарушаются права и интересы несовершеннолетних.

Для лиц, участвующих в деле, принцип гласности проявляется так­же в открытости для них судопроизводства (право знакомиться с мате­риалами дела, участвовать в исследовании доказательств, знать о вре­мени и месте судебного заседания, осмотра на месте и т.п.).

Принцип диспозитивности обозначается как «краеугольный ка­мень гражданского процесса», субъектами диспозитивности в граж­данском процессуальном праве признаются все участвующие в деле лица.

Принцип диспозитивности призван обеспечивать в первую очередь сторонам гражданского процесса определенную свободу распоряже­ния своими правами в соответствии с целями и задачами гражданского судопроизводства Определение диспозитивности как свободы распо­ряжения правами можно найти у большинства исследователей данного принципа, с той лишь разницей, что одни полагают свободу распоря­жения процессуальными, а другие — материальными правами. Диспозитивность предполагает возможность по усмотрению сторон в граж­данском процессе совершать определенные предусмотренные законом действия либо отказаться от их совершения.

Основой диспозитивности в гражданском процессуальном праве выступает диспозитивность гражданских и иных материальных право­отношений, характеризующихся юридическим равенством сторон. Од­нако оспорено положение, что влияние материального права на про­цессуальное состоит в том, что материальные правоотношения форми­руют процессуальные. Без сомнения, предмет защиты влияет на поря­док защиты, но последний формируется под воздействием множества факторов, и охраняемое материальное правоотношение является лишь одним из таких факторов. Р.Е. Гукасян справедливо сравнивает мате­риальное правоотношение с предметом защиты, а процессуальное право — со средством достижения цели защиты. В этом смысле процессу­альное право вторично, оно не может даже теоретически существовать без материального.

Следует уточнить, что диспозитивность как категория должна при­меняться лишь в отношении частных субъектов, а не к государству и его органам, у которых процессуальные права зачастую вытекают из собственных обязанностей, что приводит к использованию категорий иного плана — «полномочия», «компетенция», «юрисдикция» и т.п. Процессуальное право предоставляется государству и его орга­нам в целях реализации обязанностей по защите субъективных прав и законных интересов подданных.

В соответствии с принципом диспозитивности возбуждение граж­данского судопроизводства определяется, главным образом, волей за­интересованных в защите собственных прав, свобод и законных инте­ресов лиц (ст. 3, 4 ГПК). Истец может отказаться от иска, и это приве­дет к прекращению производства по делу. Ответчик вправе признать иск, и решение будет вынесено в пользу истца. Истец и ответчик вправе в ходе судопроизводства заключить мировое соглашение, которое по­сле его принятия судом также ведет к прекращению гражданского предопределение диспозитивности как «движущего начала процесса». См.: Ванеева Л.А Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права // Вопросы развития и защиты прав граждан Калинин, 1977. С. 98- 105; Боннер А.Т Принцип диспо­зитивности советского гражданского процессуального права. М, 1987. С. 44 и др.

Все диспозитивные действия перед их утверждением проверя­ются судом с позиции двух критериев: 1) они не должны противоре­чить закону и 2) не должны нарушать права и интересы других лиц (ин­тересы самих лиц, совершающих диспозитивные действия, при этом не учитываются).

К диспозитивным правам относят также право истца на изменение основания или предмета иска, увеличение и уменьшение размера иско­вых требований, право ответчика на встречный иск, права сторон на по­дачу кассационной, апелляционной и надзорной жалоб и отказ от жа­лобы, право на заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся об­стоятельствам.

В исполнительном производстве в силу диспозитивного положе­ния действующий ГПК не содержит аналога ч. 3 ст. 340 ГПК РСФСР, в силу которой суд по собственной инициативе направлял исполнитель­ный лист для исполнения в службу судебных приставов-исполните­лей, о чем извещал соответствующий финансовый орган или взыскате­ля. В настоящее время в качестве обязательного начала возбуждения исполнительного производства выступает инициатива самого взыска­теля.

Принцип состязательности гражданского судопроизводства ис­ходит из аксиомы: «доказывает тот, кто заинтересован». Именно сторо­ны — истец и ответчик — в исковом процессе несут основное бремя до­казывания. В неисковых производствах обязанность доказывания воз­ложена на заявителя (в приказном порядке — взыскателя) и иных за­интересованных лиц. Суд при этом должен независимо, объективно и беспристрастно руководить процессом, разъяснять участвующим в нем лицам процессуальные права и обязанности, содействовать им в реализации их прав. Задача судьи — не собирать за бездействующие стороны доказательства, а создать условия для полного и всесторонне­го исследования доказательственного материала, установления факти­ческих обстоятельств дела.

Реформирование гражданского судопроизводства в настоящее вре­мя идет по пути усиления состязательного начала до значительного су­жения начала следственного. Действующий ГПК не упоминает самого термина «объективная истина», установление которой до 1995г. вхо­дило в задачу суда. Между тем состязательность не поглощает следственность в полном объеме, так как именно суд определяет предмет до­казывания и может выносить на обсуждение в том числе факты, на ко­торые стороны не ссылались (ст. 56 ГПК). Процессуальный закон обя­зывает суд при рассмотрении отдельных категорий дел (в основном особого производства) собирать доказательства и выполнять иные процессуальные действия, близкие к следственным. Например, ст. 278 ГПК обязывает суд при подготовке дел об объявлении гражданина умершим и о признании безвестно отсутствующим выяснить, кто мо­жет сообщить сведения об отсутствующем, запросить по этому поводу различные организации.

Принцип доступности судебной защиты и юридической помощи в гражданском процессе выделен сравнительно недавно. Правосудие должно быть наиболее приближенным к субъектам, чье право подле­жит защите. Особую роль здесь играют мировые судьи, рассматриваю­щие в настоящее время основную массу гражданских дел.

Не меньшее значение в обеспечении доступности судебной защиты придается финансовой стороне правосудия. Пошлина, оплата помощи представителя и другие судебные издержки не должны выполнять роль препятствия к получению судебной защиты. Так, адвокаты обяза­ны при определенных условиях оказывать бесплатную юридическую помощь субъектам гражданского судопроизводства, в случаях, преду­смотренных ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002г. «Об адвокат­ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Однако в гражданском процессе недостаточно быть малоимущим для получе­ния бесплатной услуги адвоката, необходимо, чтобы субъект и (или) предмет защиты входил в перечень, установленный п. 1 ст. 26 указан­ного Закона. В частности, бесплатно правовая помощь по гражданским делам оказывается малоимущим истцам по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью. На бесплатную право­вую помощь адвоката могут претендовать и ветераны Великой Отече­ственной войны по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью, и граждане, пострадавшие от репрессий, — по делам, связанным с их реабилитацией.

Приведенное правило представляется достаточно разумным, так как определение одного критерия «малообеспеченности» для предоставления бесплатной правовой помощи возвратит нас к антисобствен­ническим установкам прошлого, когда создание материальных благ для себя обозначалось как мещанство и несознательность, богатство предполагалось пороком, а бедность приветствовалась и поощрялась даже тогда, когда не была обусловлена объективными причинами.

Что касается государственной пошлины, то ст. 89 ГПК и ст. 5 Зако­на «О государственной пошлине» устанавливают широкий перечень оснований, когда отдельным субъектам гражданских процессуальных правоотношений предоставляется процессуальная льгота по освобож­дению от ее оплаты в доход государства. Кроме того, судья может осво­бодить конкретное физическое лицо от оплаты государственной по­шлины в силу тяжелого имущественного положения заявителя. В лю­бом случае размер государственной пошлины незначителен и не может превышать 5% от заявленной суммы требований.

 

 

 

1