ОСНОВНЫЕ ТРУДЫ ПО ТЕОРИИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

 

Производство по делам, обозначенным в гл. 25 ГПК РФ, имеет сложную характеристику с точки зрения становления процессуально­го института рассмотрения и разрешения судами споров гражданина с органами публичной власти. Это объяснялось господствовавшей док­триной о недопустимости разногласий между гражданами страны Со­ветов и государством. Формирование законодательства о безусловном праве граждан на обжалование в суд решений, действий органов пуб­личной власти и их должностных лиц шло медленно и сложно.

Впервые Конституция СССР 1977г. закрепила право на судебную защиту (ч. 2 ст. 57) и «право обжаловать действия должностных лиц, государственных и общественных органов» (ч. 1 ст. 58). Однако в тот период Конституция СССР, как и конституции союзных республик, не были законами прямого действия.

Фактором, существенно воздействовавшим на правовой механизм Усиления судебной защиты гражданина от неправомерных решений, Действий органов публичной власти, явилась Декларация прав и сво­бод человека и гражданина, принятая 22 ноября 1991г. Верховным Со­ветом РСФСР.

Важнейшие положения Декларации о судебной защите прав и сво­бод граждан от произвола чиновников были реализованы непосредст­венно в Законе РФ от 27 апреля 1993г. «Об обжаловании в суд дейст­вий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

Вопрос о безусловном судебном оспаривании решений, действий (бездействия) органов публичной власти, общественных объединений, должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, был оконча­тельно решен в Конституции РФ 1993г. (ст. 46).

Гражданский процессуальный кодекс РФ закрепил в гл. 25 ряд про­цессуальных положений, регулирующих рассмотрение и разрешение в суде исследуемых дел (ст. 254—258).

По делам данной категории предусмотрена альтернативная подве­домственность: гражданин вправе обратиться либо непосредственно в суд, либо в вышестоящий в порядке подчиненности орган публичной власти или к должностному лицу.

Одновременное рассмотрение несколькими юрисдикционными ор­ганами тождественных требований по общему смыслу процессуально­го законодательства не допускается (ч. 1 ст. 135, ст. 222 ГПК).

Согласно ч. 1 ст. 254 ГПК с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов публичной власти или должностного лица вправе обратиться гражданин, организация, считающие, что на­рушены их права. Надо полагать, что прокурор также вправе обратить­ся с заявлением в суд в порядке, предусмотренном в ч. 1 ст. 45 ГПК.

Для дел, указанных в гл. 25 ГПК РФ, установлена альтернативная подсудность. Заявитель вправе обратиться в суд по месту его житель­ства, либо по месту нахождения органа публичной власти, должност­ного лица, решения, действия (бездействие) которых оспариваются (ч. 2 ст. 254 ГПК).

Установлен трехмесячный срок для обращения в суд с заявлением, 'исчисляемый с того дня, когда заявителю стало известно о нарушении его прав. Пропуск трехмесячного срока не препятствует обращению в суд, судья не может отказать в принятии заявления по этому основа­нию. Однако при разрешении дела по существу пропуск трехмесячного срока может повлиять на положительное решение об удовлетворении требования заявителя. Суд выясняет причину пропуска и в зависимо­сти от конкретно выяснившихся обстоятельств разрешает вопрос по существу.

Предметом судебного разбирательства являются как коллегиальные, так и единоличные, решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должност­ных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результа­те которых:

нарушены права и свободы гражданина;

созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или на незаконно привлечен к ответственности (ст. 255 ГПК).

Анализ приведенной нормы позволяет констатировать сложный правовой состав подлежащих оспариванию решений, действий (бездействия).

Нетрудно заметить, что положения ст. 255 направлены на защиту интересов только гражданина. Между тем ч. 1 ст. 254 ГПК называет в числе заявителей организацию. Таким образом, акцент только на защи­ту интересов граждан не сообразуется с ч. 1 ст. 254 и сужает сферу за­щиты законных интересов организаций.

Положения гл. 25 ГПК регулируют порядок оспаривания ненорма­тивных правовых актов. Этими актами, как и действием и бездействи­ем представителей публичной власти, могут нарушаться права и закон­ные интересы граждан и организаций, независимо от их органи­зационно-правовой формы, а также должностных лиц номенклатурно­го уровня.

Следует заметить, что «бездействие» как правовой состав наруше­ния прав входит в правовую квалификацию спора. Однако до сих пор ни в теории материального, ни процессуального права не определено понятийное содержание «бездействия».

В судебной практике нередко «бездействие» подменяется поняти­ем «отказ в совершении какого-либо действия обязанным лицом». Од­нако «бездействие» — не отказ, ибо отказ — действие. Бездействие как правовое явление можно определить следующим образом: бездейст­вие — несовершение органом публичной власти, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим либо иным управомоченным лицом юридически значимых действий, которые он обязан совершить в силу своей компетенции.

В ГПК оговаривается право подачи военнослужащим заявления по оспариванию неправомерных решений, действий (бездействия) долж­ностных лиц, органов военного ведомства в военный суд (ч. 3 ст. 254).

Заявитель указывает в заявлении, кроме общих реквизитов, специ­альные данные о том, каким решением, действием (бездействием), ка­кого органа публичной власти или должностного лица нарушены его права и свободы; либо созданы препятствия для реализации прав и сво­бод; либо какая обязанность, не предусмотренная законом, на него воз­ложена, либо к какой ответственности незаконно привлечен заявитель.

В связи с подачей заявления суд вправе (но не обязан) приостано­вить действие оспариваемого решения до вступления решения суда в законную силу (ч. 4 ст. 254 ГПК). Для рассмотрения этих дел установ­лен сокращенный срок — десять дней со дня возбуждения дела (ст. 257 ГПК).

Лицами, участвующими в деле, могут быть: заявитель, заинтересо­ванное лицо. Прокурор, органы государственной власти, органы мест­ного самоуправления участвуют в деле по основаниям, указанным в ст. 45, 46 ГПК.

Неявка в судебное заседание заявителя и заинтересованного лица, надлежащим образом извещенных о дне заседания, не препятствует рассмотрению и разрешению дела по существу (ч. 2 ст. 257 ГПК). Это объясняется тем, что суд по этим делам, как и по делам об оспаривании нормативных правовых актов, исследует в качестве основных судеб­ных доказательств письменные официальные документы. Их анализ с точки зрения правовой обоснованности, законности дает право суду удовлетворить требование заявителя либо отказать в этом.

Предметом судебного разбирательства является правовой кон­фликт между заявителем и заинтересованным лицом. Предмет судеб­ной защиты будут составлять личные субъективные права, свободы, законные интересы заявителя.

Способом судебной защиты является признание незаконным реше­ния, действия (бездействия) органа публичной власти или должност­ного лица. Опосредованно осуществляется защита субъективных прав заявителя (жилищных, гражданских, семейных, земельных и др.). От­меченный способ опосредованной защиты субъективных прав по ис­следуемым делам существенно отличается от дел искового производст­ва, в порядке которого суд, разрешая спор о праве между равноправны­ми субъектами, непосредственно защищает субъективные права истца или ответчика.

Предмет доказывания по этим делам устанавливается судом в каж­дом конкретном случае на основании положений, закрепленных в ст. 255 ГПК.

При неподтверждении требований заявителя суд признает оспари­ваемое решение, действие (бездействие) законным и отказывает заяви­телю в удовлетворении его требования. Суд, установив нарушения, пе­речисленные в ст. 255 ГПК, выносит решение о признании решения, действия (бездействия) органа публичной власти или должностного лица незаконным и об удовлетворении требования заявителя.

В резолютивной части решения суд указывает также на восстанов­ление нарушенных прав, свобод заявителя в полном объеме (ч. 1 ст. 258 ШК); например: 1) признать незаконным решение паспортно-визовой службы об отказе в регистрации заявителя по конкретному адресу; 2) зарегистрировать заявителя по адресу: ...

Решение суда, вступившее в законную силу, в течение трех дней на­правляется руководителю органа публичной власти, должностному лицу для устранения допущенных нарушений (ч. 2 ст. 258).

Гражданское процессуальное законодательство (п. 3 ст. 258) уста­навливает правило, согласно которому в суд и гражданину должно быть сообщено в течение месяца со дня получения решения об испол­нении этого решения.

Исполнение решения подчиняется правилам ч. 2 ст. 206 ШК и Фе­дерального закона «Об исполнительном производстве». При этом сле­дует отметить, что Закон «Об исполнительном производстве», к сожа­лению, не содержит специальной главы об исполнении судебных реше­ний в целом по делам из публичных правоотношений, в том числе и по данной категории дел. Между тем такая необходимость имеется.

Исполнимость судебного решения — определяющий фактор в обес­печении реальной защиты прав, свобод, законных интересов граждан.

 

1