2. Марксистская теория пролетарского государства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Создание советского государства базировалось на марксистском представлении о пролетарском государстве. К.. Маркс и Ф. Энгельс, как известно, неприязненно относились к институту государства вообще, рассматривая его как орудие подавления и насилия, и предсказывали отмирание в будущем. В то же время марксистская теория признавала необходимость мощной государственной машины, чтобы прийти от победы революции к установлению диктатуры пролетариата. Накануне Октябрьской революции В.И. Ленин посвятил одну из своих работ, "Государство и революция", анализу марксистского учения о государстве. Вслед за К. Марксом В.И. Ленин провозгласил двойственное отношение к государству: с одной стороны, враждебное к нему отношение, а с другой - рассматривал государство как временную необходимость, нужда в котором не исчезает, пока не уничтожены остатки буржуазной государственной машины, но предназначенную отмереть, когда будет достигнута конечная цель - утверждение коммунизма. Таким образом, наметилось противоречие между идеей государства, находящегося на пути к собственному отмиранию, и идеей государства диктатуры пролетариата, достаточно сильного, чтобы сломить сопротивление буржуазии.

Другое противоречие состояло в том, что государственная структура строилась вокруг советов, которые приобрели определенную организованность и конституционное оформление, став органами государственной власти. Лозунг "Вся власть Советам" пришел в противоречие с необходимостью централизации власти на общегосударственном уровне. Попытки Конституции РСФСР разграничить полномочия центральных и местных органов власти не были успешными, так как Всероссийский съезд Советов и ВЦИК могли принять к своему ведению все вопросы, которые они признают "подлежащими их разрешению". Например, в Конституции РСФСР закреплялось право местных советов устанавливать обложение налогами и сборами исключительно в интересах местного хозяйства. В то же время все местные доходы и расходы были фактически поставлены под прямой или косвенный контроль центра, причем бюджет низовых звеньев советов проверялся губернскими и областными советами и их исполкомами, а бюджет последних - Всероссийским съездом Советов или ВЦИК.

К особенностям советского государства можно отнести и решение вопроса о том, устанавливать ли федеративное или унитарное государственное устройство. Марксизм в целом неодобрительно относился к федерации, считая федерализм разобщающим силы революционной партии. Поэтому когда предубеждение против федерализма было преодолено, большевики последовательно отстаивали единую централизованную партию.

В советском государстве, и это была еще одна его особенность, придерживались понимания закона, которое господствовало в марксистском учении. Если большинство конституций западных государств основывались на принципе ограничения власти государства посредством права с целью не допустить злоупотребления государственной властью, то марксистская концепция исходила из того, что государство диктатуры пролетариата есть самодержавие народа. Следовательно, народ не надо защищать от своего же государства. Марксизм отвергал предоставление гарантированное™ свободы индивида невмешательством государства в частную жизнь. По мнению марксистов, свободу трудящихся надо защищать не от государства, а с помощью государства.

Советское государство характеризовалось четко выраженной классовой природой. Это нашло отражение в установлении конституционным путем неравного избирательного права для жителей городов и сельских местностей, в лишении избирательных прав лиц, прибегающих к наемному труду с целью извлечения прибыли, живущих на нетрудовые доходы, частных торговцев, монахов, служителей религиозных культов, преступников и др. Данное дискриминационное право действовало до 1936 г., когда была принята новая Конституция СССР.

О классовости советского государства свидетельствуют и конституционные гарантии: рабочим предоставлялись все технические и материальные средства для издания газет, брошюр, книг и т.д., с тем чтобы они могли реализовать свободу мнений, в распоряжение рабочих отдавались все пригодные для проведения собраний помещения в целях осуществления свободы собраний, митингов. Рабочим обеспечивался свободный доступ к знаниям посредством установления для них полного и бесплатного среднего образования.

Особенность советского государства заключалась и в неограниченности и безраздельности власти. Вслед за К. Марксом В.И. Ленин рассматривал отделение исполнительной власти от законодательной как особенность парламентаризма, к которому марксизм относился отрицательно. Слияние же различных ветвей власти В.И. Ленин оценивал как достоинство советской системы власти. Что касается судебной ветви, то в Конституции РСФСР 1918 г. о ней даже не упоминалось, непосредственный контроль за судебной практикой осуществлял Народный комиссариат юстиции. Высшие органы власти - Всероссийский съезд Советов, ВЦИК и Совнарком различались местом в иерархии, а не функциями. На практике между этими органами наблюдались постоянные трения: например, ВЦИК имел право приостанавливать, изменять и отменять любое решение Совнаркома, но фактическая власть находилась в руках Правительства, так как именно оно непосредственно осуществляло мероприятия, требующие неотложного выполнения.

Советское государство официально представляло собой диктатуру пролетариата. Однако эта характеристика определяла не форму правления, а господствующий класс. По мысли большевиков, диктатура пролетариата должна была стать первым в истории строем, при котором власть принадлежала бы классу, составляющему большинство населения страны. Следовательно, для подавления остатков буржуазии и иных эксплуататорских групп не потребовалось бы много принуждения. И действительно, в первые дни после победы Октябрьской революции не было систематических казней противников советского строя. Более того, одним из первых законодательных актов, принятых II съездом Советов, был акт, отменяющий смертную казнь на фронте, восстановленную Керенским в сентябре 1917 г. Но постепенно репрессии вошли в обиход новой власти. Многие исследователи считают принцип террора традицией революционеров. В.И. Ленин любил ссылаться на деятеля Парижской коммуны М. Робеспьера (1758-1794), который выступал против законности как неспособной защитить революцию. К. Маркс был сторонником революционного террора. Аналогичных взглядов придерживалась Германская коммунистическая партия. В.И. Ленин в принципе признавал террор, хотя осуждал как бесполезные индивидуальные террористические акты. Накануне Октябрьской революции он предупреждал своих сторонников: "Без смертной казни по отношению к эксплуататорам едва ли обойдется какое никакое революционное правительство". Самые же воинственные заявления на этот счет принадлежали Троцкому. Террор, применяемый советским государством, оправдывался обстановкой военного времени. Сущностная черта террора состояла в классовом характере, так как он применялся на основе принадлежности к определенным классам, а не к лицам, совершившим преступления.

Особенностью советского государства было соединение партийной и государственной властей. В литературе отмечается, что период от Октябрьской революции и до смерти В.И. Ленина знаменовался следующими процессами в партии:

а) растущей властью в руках небольшого круга партийных деятелей;

б) превращением партии из революционной организации в руководящее ядро правительственной и административной власти;

в) созданием монопольного положения для партии большевиков путем устранения других партий.

Одновременно в партии, как и в государстве, сложилась традиция личного руководства, т.е. культ личности.

Многие положения марксистско-ленинской теории не оправдали себя в практике строительства и функционирования советского государства.

1. Не оправдалось положение о полном разрушении буржуазной государственной машины как чуждой трудящимся массам. Уже после Октябрьской революции В.И. Ленин был вынужден признать, что в буржуазном аппарате имеются такие части, которые выполняют массу учетно-регистрационной работы и без них нельзя обойтись любому государству. Это же он высказывал в отношении крупных банков, считая, что без них социализм неосуществим.

2. Не соответствовало высказываниям В.И. Ленина и отношение к бюрократии. Постепенно он пришел к выводу, что без профессионально подготовленных специалистов государственный аппарат не может действовать. Поэтому В.И. Ленин признал: "Об уничтожении чиновничества сразу, повсюду, до конца не может быть и речи. Это утопия". Таким образом, пришлось отказаться от мысли, что рабочие в свободное время смогут управлять делами государства.

3. В.И. Ленин называл два главных условия перехода к социализму: поддержка революции крестьянством и европейской социалистической революцией. Но эта надежда не сбылась. Крестьянство действительно сначала поддержало революцию, поскольку большевики обещали отдать землю крестьянам. Но когда советская власть выдвинула требование к крестьянам обеспечить город продовольствием без реальных перспектив на оплату сельскохозяйственной продукции (продразверстка), то крестьянство стало противодействовать мероприятиям советской власти. Европейская революция не произошла.

4. Ошибся В.И. Ленин и в определении скорости проводимых преобразований, в том числе в прогнозировании отмирания государства.

5. Жизнь показала утопичность положений В.И. Ленина об упразднении при социализме полиции, постоянной армии, денег.

6. Не сбылось и предположение об устранении вместе с антагонизмом классов внутри наций и враждебных отношений наций между собой. Как полагали идеологи партии большевиков, национальная независимость заботит только буржуазию, а пролетариат по своей сути интернационален. Между тем национальные различия между народами по мере социалистического строительства не исчезли, а напротив, национальный вопрос порой обострялся в России. Так называемое добровольное объединение народов в СССР проходило не без принуждения.

Были и другие моменты и положения марксистской теории, которые не оправдали себя на практике, но названные являются наиболее важными среди них.

В.И. Ленин никогда открыто не говорил о своих разочарованиях, но он столкнулся с ситуацией, когда теория и практика строительства нового строя не совпадали.

1