§ 2. Понятие и основные принципы законности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Законность - одно из центральных и, пожалуй, наиболее сложных понятий правоведения. Соответственно существует и множество его трактовок - от совпадающих до взаимоисключающих. Разброс мнений, помимо прочего, объясняется тем, что само это явление сильно политизировано и идеологизировано, отражало и отражает устремления различных правящих элит, которые, сменяя друг друга, придавали категории законности нужное, нередко конъюнктурное, содержание и направленность, использовали в своих целях.

Именно поэтому законность, как никакой другой правовой институт, всегда имела не только чисто теоретическое, но и остро социальное и самое непосредственное практическое значение, ибо от уровня, состояния и понимания законности зависят жизнь и судьба миллионов людей. Об этом красноречиво свидетельствуют трагические страницы истории нашей страны. Субъектами законности являются все без исключения граждане и организации.

Законы и законность. Как указывалось выше, законы - цивилизованное средство управления обществом, проведения государственной политики. Но простое наличие законов, пусть даже и мудрых, совершенных, еще не ведет к достижению желаемой цели, т.е. установлению законности, - надо, чтобы эти законы всеми и повсюду соблюдались, исполнялись, давали нужный социальный эффект. Конечно, без законов законность немыслима, но и одних законов как таковых для нее недостаточно. Законы - лишь условие, предпосылка, нормативная основа законности, однако это еще не решает задачи. Законы должны работать.

Вот почему законность всегда включала в себя две стороны: наличие качественных, полноценных законов и их реальное претворение в жизнь. В последнем - суть проблемы, ибо обилие законов ни о чем не говорит. Это лишь предпосылка, нормативная база законности. В России сегодня принято немало хороших, полезных законов, но все дело в том, что они плохо реализуются, оказываются неэффективными на практике. Причины - кризисное состояние общества, низкая правовая культура, юридический нигилизм, высокая преступность, отсутствие материальных ресурсов. Следовательно, необходимо "подтягивать", обеспечивать вторую сторону законности. Именно это должно быть сегодня на первом плане.

Определение категории законности. В специальной литературе неизменно подчеркивается многоаспектность понятия законности, которая "с функциональной точки зрения может быть охарактеризована как принцип построения и функционирования демократического правового государства, как определяемое им требование к деятельности всех властных структур, органов, организаций, учреждений, общественных объединений, их должностных лиц; как метод (средство) осуществления политической власти; как состояние (режим) общественной и государственной жизни и т.д." (Н.В. Витрук). Безусловно, законность - это и непременный атрибут демократии, свободы личности, реальности прав человека.

Однако, несмотря на всю свою многогранность, законность имеет достаточно простое и краткое определение. Под законностью понимается строгое и неуклонное соблюдение всеми субъектами права существующих в стране законов и основанных на них подзаконных нормативных актов. Ключевым словом здесь выступает соблюдение. Именно в нем изначальный смысл и суть рассматриваемого явления в любой его интерпретации. Нет соблюдения - нет и законности.

Иначе говоря, речь идет о соответствии действий и поступков всех участников общественных отношений требованиям юридических норм. Чем выше степень этого соответствия, тем выше уровень законности, тем она прочнее и устойчивее. Отсюда законность - "это реализующееся право" (С.С. Алексеев). Право, законы - естественная почва законности, ее питательные корни.

Такое понимание законности было преобладающим в советское время, как, впрочем, и раньше. Остается оно в принципе в силе (с различными вариациями) и сейчас, поскольку, повторяем, там, где нет соблюдения законов, там нет и быть не может законности как таковой, ибо в этом случае она утрачивает одно из коренных, главных своих свойств.

И тем не менее подобное понимание данного явления представляется формальным и в конечном счете ущербным. Или по крайней мере некорректным, так как в нем отсутствует качественный критерий. По существу, предлагается формула: соблюдай и исполняй, не раздумывая. А это неприемлемо для свободного демократического общества. Поэтому современная юридическая мысль ищет более адекватное определение законности. Речь должна идти не только о соответствии действий субъектов законам, но и соответствии самих законов объективным потребностям развития общества, гуманистическим принципам.

Как справедливо отмечается в литературе (Н.В. Витруком и другими), главный недостаток определения законности только через соблюдение законов состоит в том, что оно (определение) не затрагивает вопроса о характере самих законов. Между тем законы бывают разные - демократические, справедливые, гуманные или, как принято теперь говорить, правовые, т.е. соответствующие высшим идеалам права; и законы антидемократические, неправовые, идущие вразрез с интересами народа, противоречащие подлинному праву (например, репрессивные, тоталитарные, дискриминационные, фашистские и т.д.). Получается, что соблюдение и этих законов есть законность. С этим согласиться нельзя.

Кроме того, понятие законности должно распространяться не только на область действия законов, но и на сферу их создания, т.е. законотворчество, а шире - все правотворчество, ибо эти процессы также подвержены оценке с позиций идей нравственности и законности. Не должны издаваться законы, ущемляющие права человека и гражданина, не соответствующие принципам международных гуманитарных стандартов.

Законы призвана уважать прежде всего сама власть. В противном случае законность окажется неполной, усеченной, а власть - неправовой. Уже отмечалось, что нет ничего опаснее, чем узаконенное беззаконие. В советское время о негодной практике "насаждения беззакония законодательным путем" писал М.С. Строгович.

Вообще, законы, право могут использоваться как во благо, так и во вред. История, в том числе российская, знает немало таких примеров, что дало основание И.А. Ильину заметить: "По своему объективному назначению право есть орудие порядка, мира и братства; в осуществлении же оно слишком часто прикрывает собой ложь и насилие, тягание и раздор, бунт и войну".

Таким образом, для раскрытия действительной сущности законности недостаточно лишь одного указания на необходимость соблюдения законов, хотя это и является одним из ее главных компонентов; есть и другие немаловажные составляющие. Иными словами, узкое понимание данного явления уже не соответствует современным представлениям о том, какой должна быть законность. Требуется новое ее "прочтение", более глубокое осмысление.

Трудность, однако, состоит в том, что не так-то просто ввести указанные выше качественные критерии в краткую дефиницию законности. Ведь если под законностью понимать соблюдение не любых, а только "правовых" законов, то сразу встает вопрос: а кто и как должен определять - правовой закон или неправовой, хороший или плохой. Если сами исполнители - законности и правопорядка не получится; если законодатель - долгий путь; если наука - тем более. В результате на практике могут возникать ситуации, когда субъект будет действовать по принципу "нравится закон - исполняю, не нравится - не исполняю".

Конечно, как раньше, так и теперь были, есть и, по-видимому, будут отдельные акты, не соответствующие или не вполне соответствующие интересам общества, государства. В этом случае, как заметил В.В. Лазарев, "строгое соблюдение" на деле означает "строгое нарушение", т.е. приводит к отрицательным социальным последствиям. Как быть? Приходится следовать аксиоме: закон надо уважать, даже если он не идеальный. Ведь несовершенных законов много и это не может служить оправданием для их нарушения. Если исключить из законности "соблюдение", то от нее ничего не останется, кроме высоких слов.

В научной литературе дискутируют о том, как понимать законодательство - только как совокупность законов или же и всех иных нормативных актов. Ясно, что это имеет прямое отношение к законности. Мы разделяем точку зрения, согласно которой законодательство следует трактовать в широком смысле. В противном случае трудно было бы обеспечить режим законности в обществе. Понятие законности должно охватывать собой соблюдение всех юридических норм, а не какой-то их части. "Выборочный" метод здесь не годится. Иначе содержание законности было бы неоправданно сужено.

В свете всего сказанного можно заключить, что пока идут споры, обсуждения, пока вырабатываются новые подходы к пониманию рассматриваемой категории, отражающей современные реалии, можно придерживаться сложившегося в науке традиционного определения законности как точного и последовательного соблюдения всеми органами, организациями, учреждениями, должностными лицами и гражданами действующих в стране законов и основанных на них подзаконных актов.

Любая дефиниция, будучи относительной, фиксирует не все, а лишь наиболее существенные признаки определяемого явления. Полностью, детально оно может быть раскрыто только путем подробного описания и анализа. А соблюдение законов, независимо от меняющихся условий, есть главное и основное в содержании законности. Выходит, без соблюдения нет законности, но и одно только соблюдение не дает полного представления о законности как сложном социальном явлении.

Совершенствование понятия законности необходимо, но оно, на наш взгляд, не должно идти настолько далеко, чтобы отказаться от формулы соблюдения как порочной и непригодной, ибо в этом случае из содержания законности выпадет одна из главных ее составляющих. Вряд ли правильно "вместе с водой выплескивать и ребенка". Тем более что в нынешних российских условиях речь идет о соблюдении в целом вполне демократических (правовых) законов, исходящих от демократически избираемой власти.

Интерпретация законности как идеи, как требования или как воплощения права в законах (а такие предложения вносятся) представляется слишком общей и расплывчатой для дефиниции. Можно сколько угодно требовать соблюдения законов, а законности не будет, что, собственно, и происходит сегодня в России. Эффект дает не требование как таковое, а реальное соблюдение законов. Именно это создает нужный режим и стабильность в обществе.

Не может привести к желаемому результату и абстрактная, никак не оформленная идея законности, поскольку подобные идеи чаще всего означают лишь благие пожелания, своего рода "виртуальную" реальность. Идея хорошая, а результат - нулевой.

Поэтому поиск приемлемого, более четкого и вместе с тем достаточно полного (адекватного) определения законности должен быть продолжен, как и осмысление проблемы в целом. Разумеется, коллективными усилиями. Перед нами сложный политико-правовой феномен, затрагивающий интересы всех и каждого в отдельности и требующий вдумчивого анализа.

Состояние законности в современной России, мягко говоря, оставляет желать лучшего. По сути, она находится в глубоком затяжном кризисе. Законы не уважают и не соблюдают, даже Конституцию. Процветает правовой нигилизм, переходящий во многих случаях в беспредел. Много нарушений допускается в самой правоохранительной системе, особенно в органах милиции, где само слово "законность" почти выпало из их служебного лексикона. В этих условиях кардинальное укрепление законности и правопорядка, борьба с преступностью, коррупцией, мафиозно-теневой экономикой становится первостепенной и неотложной задачей, от решения которой зависит судьба многих других проблем. В 1999 г. в стране было совершено свыше 3 млн. преступлений. Это намного больше, чем совершалось ежегодно во всем Советском Союзе. В местах лишения свободы находится около миллиона человек, и по данному "показателю" наша страна, к сожалению, держит первое место в мире. Видимо, имея в виду это обстоятельство, министр юстиции РФ недавно публично назвал Россию "тюремным государством" (ТВ-Вести. 26 мая 2000 г.).

Основные принципы законности. Под принципами законности понимаются исходные, основополагающие начала, характеризующие данное явление как с внутренней, так и внешней стороны. В принципах раскрываются социальное и функциональное назначение законности, ее сущность, роль и место в обществе, связь с другими категориями (правом, политикой, культурой и т.д.). К основным принципам законности относятся следующие.

1. Принцип единства. Этот принцип направлен на эффективное противодействие местничеству, ведомственности, региональному влиянию. Законность, если видеть в ней прежде всего соблюдение законов, должна быть единой и одинаковой для всех и на всей территории страны. Она не может быть разной для разных зон - "калужской" или "казанской", а только единой всероссийской. Законность - "не земледелие".

Соответственно и прокуратура, призванная осуществлять надзор за единообразным пониманием и соблюдением законности, должна иметь централизованное подчинение и не зависеть от местных властей. Для законности как единого общегосударственного режима не имеют значения местные условия, специфика, различия, ибо такие особенности, традиции учитываются в самих законах и иных нормативно-правовых актах, издаваемых субъектами Федерации. Требования же законности одинаковы.

Проблема единства законности особенно обострилась в связи с ростом в последнее время регионального сепаратизма, противостояния, одностороннего понимания самостоятельности, настроений неподчиненности центру. Для преодоления этих негативных тенденций как раз и нужна твердая общефедеральная законность, способная обеспечить единое правовое пространство, равную защиту прав и свобод человека, соблюдение Конституции РФ, целостность государства.

К сожалению, сегодня в России фактически нет единой законности, общеюридическое поле размыто, на местах издаются законы и другие нормативно-правовые акты, противоречащие федеральному законодательству. Нарушаются конституционные основы построения правовой системы, правового регулирования, рвутся экономические и культурные связи.

Вместо этого устанавливаются разного рода цензы (оседлости, грамотности, языка, местожительства, гражданства), принимаются решения по вопросам исключительной компетенции центра. Появились многочисленные "разновидности" местной законности. Между тем понимание и применение законов не терпит разнобоя, самодеятельности. При всем разнообразии законов и других правовых актов, несхожести местных условий законность должна быть одна. Недопустимо, чтобы каждый регион, город, а тем более каждое предприятие имели "свою" (областную, заводскую, республиканскую) законность.

В то же время единство законности не должно вести к ранжированию и шаблонизации в правотворческой и правоприменительной деятельности, к бюрократическому централизму, сковывать инициативу мест. Речь идет о том, чтобы субъекты Федерации, проявляя разумную инициативу и учитывая своеобразие своих условий, соблюдали общие "правила игры", Конституцию РФ, не ущемляли права граждан, интересы государства. Такой подход вполне демократичен и оправдан.

Именно на это направлены последние инициативы нового Президента России, связанные с реорганизацией государственной власти в стране (изменение порядка формирования Совета Федерации, образование системы федеральных территориальных округов, создание механизма отстранения региональных лидеров от должности за нарушения законов и т.д.). Все эти меры призваны укрепить единство российской государственности, предотвратить ее распад, повысить управляемость, переломить опасные сепаратистские тенденции и волюнтаризм на местах, утвердить обязательную для всех законность и порядок.

2. Принцип недопустимости противопоставления законности и целесообразности. В процессе соблюдения, исполнения и применения законов очень важно не допускать подмены законности целесообразностью. Высшая государственная целесообразность заключена в самом законе, коль он принят и действует. Если же исполнители, каждый по-своему, будут оценивать закон с точки зрения его целесообразности или нецелесообразности, нужности или ненужности, выгодности или невыгодности и, следовательно, решать вопрос - руководствоваться им или не руководствоваться, то никакого порядка в обществе установить невозможно.

Существует презумпция целесообразности закона. Нецелесообразных законов в принципе не должно быть. Поэтому брать под сомнение закон по соображениям личной или какой-либо иной заинтересованности (идеологической, политической, прагматической) недопустимо. Равно как и исходить из "здравого смысла", "особых обстоятельств", "скрытых полномочий", "духа и буквы" закона, "ради дела" и т.д. В свое время принималась в расчет прежде всего "революционная" или "классовая" целесообразность, позже - "социалистическая". Последствия известны.

Если же закон устарел, отстал от жизни или просто оказался неудачным, несовершенным, его надо отменить, изменить, поправить в установленном порядке, а не обходить, не нарушать, не поступать по своему разумению. Очень важна здесь роль юридической науки, которая призвана вовремя подмечать такие несоответствия, коллизии и вносить в официальные органы обоснованные предложения и рекомендации. "Исправлять" закон не может отдельно взятый гражданин или организация.

Российская практика последних лет знает немало случаев, когда законность отступала на второй план перед политической и иной целесообразностью. Особенно это было заметно на начальном этапе реформ, в процессе форсированной приватизации, во время проведения первой "чеченской кампании", во взаимоотношениях центральной власти и субъектов Федерации. Подобные аномалии встречаются и сейчас. Вообще, чиновники всех рангов обычно руководствуются в своих действиях прежде всего соображениями пользы, выгоды, удобства, а не интересами государства.

Целесообразность допустима лишь в рамках самого закона, который во многих случаях предоставляет такую возможность, например, при назначении альтернативных мер наказания, условно-досрочном освобождении, возбуждении уголовного дела и т.д. В гражданском праве есть немало диспозитивных норм, которые предполагают выбор субъектом того или иного варианта поведения, исходя из личной целесообразности.

Но это - "разрешенная" целесообразность, не имеющая ничего общего с ее противопоставлением законности. Именно таково одно из обязательных условий построения правового государства. Строгое следование закону полезно и целесообразно. Еще римляне говорили: "Кто живет по закону, тот никому не вредит"; "Что законно, то и справедливо".

3. Принцип неотвратимости наказания за нарушение законности. Давно подмечено, что соблюдение законов, а стало быть, и законности обеспечивается не столько суровостью наказания, сколько его неотвратимостью. Последнее гораздо важнее, чем первое. Закон должен быть не суровым, а результативным. Можно ввести самые драконовские меры "воздаяния за деяния" (что уже не раз было в истории), но если преступники будут оставаться на свободе, если их не будут ловить и судить, то эффективность указанных мер может оказаться незначительной или даже нулевой. "Мир еще никогда не удавалось ни исправить, ни устрашить одним наказанием" (К. Маркс).

Именно это и происходит сейчас в нашей жизни. Российское законодательство предусматривает смертную казнь или пожизненное заключение за убийства и другие тяжкие преступления. Однако преступность не сокращается, а растет, в том числе увеличивается количество убийств. Раскрываемость правонарушений низкая. Было бы намного эффективнее для утверждения в стране законности и порядка, если бы каждый потенциальный злоумышленник ясно сознавал, что его деяние в любом случае не останется безнаказанным, что кары, возмездия ему не миновать.

Но этого нет. Напротив, социологические опросы среди осужденных показывают, что каждый четвертый из них, задумывая и совершая преступление, верил, что он не будет пойман и наказан. Вот почему еще Цицерон заметил: "Величайшим поощрением преступления является безнаказанность". Другой мыслитель прошлого - Ш.Л. Монтескье в своем знаменитом труде "О духе законов" писал: "Вникните в причины всякой распущенности и вы увидите, что она проистекает из безнаказанности". Ничто так не укрепляет законность и порядок, как требовательность и взыскательность.

Истины старые, но выводы из них делаются не всегда верные и своевременные. Даже общественное мнение придерживается взгляда, что главная причина преступности кроется в мягкости (либеральности) наших законов. Стоит их ужесточить, как со злом будет покончено. Свыше 80% населения в России и других странах выступают за сохранение смертной казни. В некоторых мусульманских государствах до сих пор практикуются такие виды наказания, как отсечение руки, ноги, головы. Но преступность там сохраняется. Значит, дело не в жестокости, а в чем-то другом. К числу этих других мер относится, в частности, неотвратимость ответственности за любое противоправное деяние.

4. Принцип верховенства закона. Важнейшей чертой любого демократического правового государства является безусловный приоритет закона над всеми иными нормативно-правовыми актами, носящими подзаконный, т.е. подчиненный по отношению к закону, характер. Последние должны издаваться только на основе и в соответствии с законом, в его развитие, конкретизацию. Данное положение - непременное условие подлинной, а не декларируемой законности, элемент политико-правовой культуры общества. Никому не дано право стоять над законом, уходить из-под его воздействия.

Верховенство закона объясняется тем, что он является прямым выражением воли народа - единственного источника власти, имеет высшую юридическую силу, принимается в особом порядке и только законодательными (представительными) органами. Ни один монарх, царь, король, президент не вправе, как уже говорилось, издавать законы. Особое место среди законов занимает Конституция как Основной Закон государства. Строгое следование этому основополагающему акту составляет конституционную законность.

К сожалению, в современной российской практике очень часто президентские указы, правительственные постановления, региональные акты не только противоречат законам, но нередко подменяют их или сводят на нет. Из подзаконных они как бы превращаются в надзаконные, что неизбежно сказывается на состоянии законности в стране. То же самое касается ведомственного правотворчества.

Нарушение принципа верховенства закона, иерархии нормативных актов, игнорирование конституционных положений - одна из острых проблем, требующих безотлагательного решения. Без этого условия строительство правового государства в России может быть замедлено.

5. Принцип защиты прав и свобод человека как приоритетной цели законности. Данный принцип означает, что главное в содержании законности, деятельности госаппарата, всех его органов и должностных лиц - это уважение и всемерная защита прав граждан, борьба с нарушениями этих прав. Указанной задаче подчинено все остальное. В ст. 2 Конституции РФ говорится: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".

В ст. 18 подчеркивается: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием".

6. Принцип взаимосвязи законности и культурности. Суть данного принципа заключается в том, что законность есть почти зеркальное отражение общей, политической и правовой культуры общества, его граждан. Неуважение же законов, их нарушение, правовой нигилизм - это худшее проявление некультурности, отсталости и незрелости государства.

Поэтому упрочение законности выступает важнейшим средством поднятия культурного уровня населения и отдельной личности, формирования их правосознания. И напротив, повышение культуры общества, всех граждан благотворно сказывается на состоянии законности, способствует воспитанию индивида в духе соблюдения законов и основанных на них подзаконных актов. Чем выше культура, чем более она развита, тем прочнее, стабильнее законность, тем больше порядка в обществе.

7. Презумпция невиновности. Она означает, что каждый человек предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не повинным, пока не будет доказано иное в установленном законом порядке, а именно приговором суда. Излишне говорить, какое значение это имеет для законности, ее состояния, укрепления. Иной подход был бы несовместим с подлинной демократией, свободой личности, правовым государством. Презумпция невиновности закреплена в Конституции РФ, Декларации прав человека и гражданина, в уголовно-процессуальном законодательстве.

1