§ 3. Способы разрешения юридических коллизий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Под способами разрешения юридических коллизий понимаются конкретные приемы, средства, механизмы, процедуры их устранения. В зависимости от характера коллизии применяется тот или иной метод, используется та или иная форма, избирается тот или иной путь снятия возникшего противоречия или выхода из правового тупика.

Наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие:

1) толкование;

2) принятие нового акта;

3) отмена старого;

4) внесение изменений или уточнений в действующие;

5) судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство;

6) систематизация законодательства, гармонизация юридических норм;

7) переговорный процесс, создание согласительных комиссий;

8) конституционное правосудие;

9) оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики;

10) международные процедуры.

На уровне практического правоприменения соответствующие органы и должностные лица при обнаружении коллизий обычно руководствуются следующими правилами:

а) если противоречат друг другу акты одного и того же органа, изданные в разное время по одному и тому же вопросу, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится;

б) если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и правительственное постановление, постановление правительства и акт отраслевого министерства); т.е. за основу берется принцип иерархии нормативных актов;

в) если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний; если разного уровня (коллизии по вертикали), то - общий. Например, в Конституции РФ есть норма о несменяемости судей (ч. 1 ст. 121), а в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" <*> установлен определенный срок полномочий судьи Конституционного Суда (ст. 12). Действует Федеральный конституционный закон.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Конституция предусматривает право Президента РФ приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, если они противоречат Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам России или нарушают права и свободы человека, до решения вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85).

На основании этой же статьи (ч. 1) Президент РФ может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, а также между органами власти самих субъектов. В случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. Это обычный и надежный способ улаживания конфликтов.

В свою очередь, такой же легальной в процедурном отношении формой снятия коллизии является преодоление вето Президента на тот или иной закон квалифицированным большинством голосов обеих палат Федерального Собрания. А подобное противоборство между указанными ветвями власти происходит практически постоянно.

Особо следует отметить роль Конституционного Суда РФ в разрешении довольно частых и серьезных коллизий, возникающих в сфере федеративных отношений, взаимодействия ветвей власти, реализации прав граждан, осуществления различными органами и должностными лицами своих полномочий, споров о компетенции, соответствия издаваемых нормативных актов Конституции страны. Это наиболее авторитетный и высокопрофессиональный уровень рассмотрения конфликтных ситуаций.

К тому же все решения Конституционного Суда являются источниками права и им присуща материально-правовая сила закона. Прецеденты, создаваемые Конституционным Судом, как и акты толкования, имеют нормативно-регулирующее значение, и в этом смысле они также являются высшими по своей юридической силе правовыми нормами, распространяются на неопределенно большой круг случаев и субъектов конституционно-правовых отношений.

Конфликты, разрешаемые Конституционным Судом, как правило, имеют повышенное не только юридическое, но и политическое значение, получают большой общественный резонанс. Например, лишение судов общей юрисдикции права возвращать дела на доследование по собственной инициативе, а только по ходатайству обвинения и защиты; приостановление вынесения смертных приговоров впредь до повсеместного введения суда присяжных и др.

Следует подчеркнуть, что в любом случае путь устранения юридических коллизий, даже самых острых, должен быть правовым, а не силовым. Противоречия должны разрешаться законным, цивилизованным методом, ибо сила, как известно, рождает силу - проблема сохраняется или загоняется вглубь. Пример - чеченская "коллизия". Если бы в 1994 г. российские лидеры, усмирив свои амбиции и проявив больше гибкости и благоразумия, сели за стол переговоров с чеченскими руководителями и попытались найти компромисс, войны бы не было, а следовательно, и не было бы ее ужасных последствий - физических, моральных, материальных.

Но это не значит, что принуждение как таковое всегда и во всех случаях - зло. В определенных ситуациях, предусмотренных законом, оно оказывается не только оправданным, но и неизбежным, особенно в федеративных государствах. Мировая практика знает институт "федеральной интервенции", т.е. насильственного вмешательства, когда иного способа разрешения конфликта не остается. Важно, чтобы это было строго легитимно, с соблюдением порядка и условий применения такой акции, причем как с точки зрения внутреннего, так и международного права.

В настоящее время примерно половина нормативных правовых актов субъектов Федерации не соответствует общероссийскому законодательству; имеются случаи прямого неисполнения предписаний центра, нарушения Конституции РФ, игнорирования судебных решений, проявлений сепаратизма. Дело доходит до того, что на местах самостийно вводятся чрезвычайное положение, смертная казнь, помилование, гражданство, переподчиняются федеральные структуры, отказываются направлять в армию призывников и т.д. 19 республик из 21 объявили себя суверенными. Этого нет ни в США, ни в Канаде, ни в ФРГ, ни в Австрии, ни в других федеративных государствах.

На расширенном заседании Минюста России 31 января 2000 г. с участием и.о. Президента с тревогой отмечалось, что огромное число региональных правовых актов противоречит законам России и правам человека. Таких несоответствий насчитывается уже свыше 10 тыс. Их дальнейшее накопление может достигнуть критической массы, способной взорвать единое правовое поле страны. Опасно разрушена исполнительная вертикаль, складывается ситуация, когда никто никому не подчиняется. Поэтому удивительно, что реформы еще идут.

Чтобы преодолеть эти угрожающие тенденции, чреватые распадом государства, в президентском Послании Федеральному Собранию 1999 г. предлагается осуществить следующие меры: "Необходимо как можно быстрее законодательно закрепить систему инструментов федерального контроля за законностью актов субъектов Федерации, предусматривающую, в частности, введение федерального Регистра правовых актов субъектов Федерации и установление санкций за умышленное неподчинение должностных лиц правовым актам федеральных органов власти. Требуется в короткие сроки разработать механизм реализации решений Конституционного Суда о признании неконституционными нормативно-правовых актов субъектов Федерации, противоречащих федеральному законодательству. Процедуры федерального принуждения на законной основе - обязательный элемент любой жизнеспособной федерации".

Однако процесс корректировки законодательства должен быть двусторонним - сверху и снизу. Ибо многие российские законы тоже несовершенны, содержат разного рода щели, лазейки. Более того, рыхлые законы кое-кому выгодны. На это указывают губернаторы, не без оснований заявляя, что по этим законам ловкачи могут разграбить полстраны, а вторую половину вывезти за рубеж и им все сойдет с рук. Особенно это касается актов по приватизации, банкротству, внешней торговле и другим вопросам. Поэтому местные лидеры вынуждены принимать свои законы, диктуемые необходимостью, а не злым умыслом. Кроме того, региональное законодательство нередко опережает федеральное и оказывается более прогрессивным. На этом основании Президент Татарстана, например, считает, что в чем-то должен уступить центр, в чем-то - регионы. Необходим разумный баланс интересов.

Это принципиально важный и эффективный способ разрешения политико-юридических коллизий в сфере федеративных отношений. Если в том или ином регионе предпринимаются шаги, направленные на распад государства, то центр должен иметь возможность легально пресекать их. Предлагается даже в экстренных случаях распускать местные парламенты и отстранять от должности губернаторов в субъектах Федерации. Весь вопрос заключается в том, чтобы найти оптимальное сочетание принципов федерализма и сильного, авторитетного центра. Именно эти цели преследуют последующие шаги, предпринимаемые новым руководством страны по укреплению российской государственности, устранению в ней коллизионных явлений, формированию единого правового пространства.

Что касается толкования как способа устранения коллизий, то надо иметь в виду, что оно, будучи объективно необходимым и полезным, нередко порождает новые, еще более острые коллизии, так как зачастую одни и те же акты, факты, события интерпретируются различными официальными и неофициальными структурами, общественными группами, лидерами и гражданами по-разному, что, в свою очередь, является выражением их противостояния, а в конечном счете раскола общества.

В связи с этим толкование может быть и предвзятым, зависеть от социально-политических ориентаций и пристрастий толкующих лиц, уровня их правосознания, культуры, места в идеологическом спектре. По-разному, например, трактуется современное законодательство о приватизации, выборах, налогах, собственности, предпринимательстве. Сама Конституция вызывает далеко не одинаковые оценки с точки зрения ее общей концепции и степени легитимности. Причем противоречивость трактовок происходящего в правовой сфере наблюдается не только среди населения, рядовых граждан, но и в высших эшелонах власти.

Даже в Конституционном Суде, призванном толковать соответствующие юридические нормы и акты, нет единства мнений, и некоторые его судьи официально заявляют о своей особой позиции по тем или иным вопросам. В широком смысле под сомнение нередко берется определенной частью общества весь курс реформ. Отсюда - разброс в понимании законов, направленных на реализацию этого курса. Иными словами, в толковании права неизбежно присутствует субъективный момент.

Примером международных процедур разрешения юридических коллизий может служить рассмотрение Европейским судом по правам человека жалоб и обращений граждан тех государств, которые входят в Совет Европы. От россиян туда поступило уже свыше 20 тыс. заявлений с просьбой защитить их права, так как у себя в стране они исчерпали все возможности такой защиты (обязательное условие обращения в указанную инстанцию). Принято к производству - 3 тыс.

Юридические коллизии, политические неурядицы подрывают основы порядка и стабильности в обществе, деформируют правосознание людей, создают критические ситуации, социальную напряженность. Подобные катаклизмы - признак невысокой правовой культуры, процветающего на всех уровнях юридического нигилизма. Поэтому их необходимо по возможности не допускать, профилактировать, а если они все же возникают - своевременно снимать с помощью выработанных для этого механизмов и процедур.

Современная российская действительность раздирается противоречиями, в ней разыгрывается великая драма между законом и обществом, личностью и властью, правом и моралью. Широкомасштабные преобразования, будучи объективно необходимыми, не у всех находят понимание и поддержку. Отсюда - глубокий нравственный, духовный кризис, политико-правовой нигилизм, отрицание многих гуманитарных ценностей, утвердившихся в мире. Права человека девальвируются, потому что идеалы и реальность расходятся, провозглашенные цели не достигаются.

Юридические коллизии являются частью более широкой проблемы - конфликтологии, представляющей собой новую дисциплину и новое научное направление в отечественном правоведении и в политологии. Данная проблема ранее в нашей стране практически не исследовалась. Причины понятны. Но в постсоветский период она стала все более и более привлекать к себе внимание ученых, и сегодня можно говорить уже об определенных достижениях в разработке теории конфликтов и других противоречий, существующих в обществе.

Контрольные вопросы

1. Оцените общее состояние современного российского законодательства.

2. Что понимается под коллизиями в праве? Каковы их виды, формы проявления?

3. Назовите объективные и субъективные причины юридических коллизий. Приведите примеры.

4. Как разрешаются юридические коллизии? Назовите процедуры, методы, их виды.

5. В чем смысл (необходимость) введения новой юридической дисциплины - конфликтологии?

Литература

Власенко Н.А. Коллизионные нормы в советском праве. Иркутск, 1984.

Драма российского закона / Под ред. В.П. Казимирчука. М., 1996.

Лапаева В. Осечка Конституционного Суда // Независимая газета. 1999. 3 февраля.

Ларин А. Всегда ли прав суд, даже если он Конституционный? // Российская юстиция. 1997. N 4.

Ларин А. Решение Конституционного Суда заводит в тупик // Российская юстиция. 1997. N 10.

Лучин В.О. "Указное право" в России. М., 1996.

Поленина С.В. Юридическая конфликтология - новое направление в науке // Государство и право. 1994. N 4.

Селезнев Г.Н. Вся власть - закону. М., 1999.

Скакунов Э.И. От конфликтов к стабильности: путь России. Тольятти, 1999.

Тихомиров Ю.А. Коллизионное право: Учебное и научно-практическое пособие. М., 2000.

Тихомиров Ю.А. О коллизионном праве // Журнал российского права. 1997. N 2.

Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М., 1994.

Худойкина Н.В. Юридический конфликт: динамика, структура, разрешение. М., 1996.

Шевченко Н.Д. Еще раз о неподписании Президентом РФ принятых законов // Журнал российского права. 1998. N 10/11.

Юридический конфликт: сферы и механизмы. Ч. II / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1994.

Юридический конфликт: процедуры разрешения. Ч. III / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1995.

1