Глава 22. Законность, правопорядок и дисциплина

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 

1. Понятие законности

Формирование гражданского общества, правового государ­ства в нашей стране требует качественно нового уровня закон­ности и правопорядка. Законность и правопорядок неотделимы от права, его реализации, поэтому изучение их связей в меха­низме правового регулирования постоянно находится в центре внимания теоретических разработок.

Наряду с постановкой традиционных теоретических и прак­тических вопросов законности (роль прокуратуры, суда, арбит­ража, милиции, государственных органов в обеспечении закон­ности в их нормальной деятельности) неизмеримо возросло зна­чение анализа ее функционирования во всех сферах хозяйст­венного и культурного строительства.

Изучение проблем законности и правопорядка в курсе тео­рии государства и права исключительно важно, потому что все отраслевые юридические науки, исследующие различные ас­пекты права, правоприменительного процесса, так или иначе, но в конечном счете обязательно выходят на эти проблемы, что, естественно, порождает различные взгляды.

В теории права отмечается, что понятие "законность" ха­рактеризует правовую действительность, взятую под углом зре­ния практической реализации права, идейно-политических ос­нов правовой системы, ее связи с основополагающими общест­венно-политическими институтами, с политическим режимом данного общества.

В юридической литературе законность рассматривается по-разному. Часто ее определяют как режим, принцип, метод го­сударственного руководства обществом, состоящий в издании и проведении в жизнь законов и иных нормативно-правовых ак­тов в интересах определенного класса, социальных групп или народа в целом.

В соответствии с этой дефиницией законность состоит из двух элементов: законотворчества (издание законов и основанных на них правовых актов) и осуществления нормативно-пра­вовых актов. Однако представляется весьма спорным включе­ние в понятие законности правотворческого процесса, т. е. осо­бой формы или особого вида деятельности соответствующих органов, призванных устанавливать новые нормы, изменять или отменять старые. Ведь если нормы права изменяются, то, сле­дуя логике, нельзя сказать, что законность — величина посто­янная; она меняется всякий раз, как только происходит кор­ректировка законодательства.

Правотворческий процесс — это деятельность, которая определяется соответствующими нормативными актами, она подпадает под необходимость соблюдать, исполнять законность и в этом отношении не отличается от других видов государст­венной деятельности, например, от правоприменения, следова­тельно, нет необходимости включать ее в понятие законности. Законность связана с законами, но они выступают не как ее составная часть, а прежде всего как предпосылка и условие ее осуществления.

Разногласия в юридической литературе по поводу опреде­ления законности порождены не столько сложностью, много­гранностью и динамикой предмета, сколько терминологической неясностью. Термин "законность" обозначает положительное отношение к законам в практической деятельности и повсе­дневной жизни,

Еще Н. Б. Крыленко в свое время определял революцион­ную законность как общественный уклад, режим, строй, скла­дывающийся на основе претворения в жизнь норм, директив советского государства. Н. Г. Александров рассматривал закон­ность как "особенный общественный режим", как "обстановку", в которой правонарушения своевременно вскрываются и пре­секаются, иными словами, законность определялась им как "ус­тойчивый образ правоотношений". П. Е. Недбайло отмечал, что законность есть состояние, которое характеризует соблюдение всем обществом государственно-правовых актов, "свойство об­щественной жизни". В определенной мере синтезируя выска­зывания многих ученых, П. М. Рабинович считает законность определенным режимом (состоянием) общественных отношений, который характеризуется их соответствием законам и подза­конным актам.

На первый взгляд может показаться, что все различия в определениях являются чисто словесными, не касаются существа. Однако главное — это отграничить законность от близких с нем понятий. П. М. Рабинович, пожалуй, прав, когда подверга­ет критике определение законности как неуклонного и точного соблюдения (исполнения) законов.

Сама по себе правоприменительная и правореализующая деятельность еще не является законностью. Коль скоро они со­ответствуют законности, то выступают не элементами ее со­держания, а ее носителями. Законность — это особое состояние деятельности, выражающееся в свойствах юридической право­мерности последней.

Когда говорится о законности, то имеется в виду соответ­ствие деятельности закону. Содержанием законности является не исполнение закона как такового, не деятельность, в которой он находит осуществление, а соответствие этой деятельности закону, законосообразность поведения. Термин "законосообраз­ность", пожалуй, дает возможность провести четкую границу между тесно связанными явлениями - законностью и реали­зацией права (Л. С. Явич).

Понятие "режим законности" обозначает определенное со­стояние соответствия общественных отношений законам и дру­гим подзаконным актам, которое может быть зафиксировано, охвачено одним словом — правомерность. Итак, режим закон­ности есть состояние правомерности общественных отношений, законосообразности поведения. Правоприменительная, право-реализующая деятельность выступает ближайшей, непосред­ственной причиной законности. Эта необходимая и существен­ная внутренняя связь законности представляет собой, таким образом, генетическую зависимость (П. М. Рабинович).

Не претендуя на истину в последней инстанции, понимая, что никакое краткое определение не может отразить все сто­роны предмета, предложим следующее понимание законно­сти: это требование общества и государства, состоящее в точ­ной и неуклонной реализации правовых норм всеми и повсе­местно.

Суть этого требования заключается в добросовестном, от­ветственном соблюдении, исполнении, использовании и приме­нении правовых норм, оно предусматривает прежде всего ак­тивное участие в управлении государственными и обществен­ными делами на основе и в рамках закона.

Законность тесно связана с государством и обусловлена такими его специфическими характеристиками, как разделение граждан по территориальному признаку и наличие пуб­личной власти.

Разделение граждан по государственно-территориальным единицам неизбежно ведет к тому, что их поведение подпадает под правовое регулирование, осуществляемое не только феде­ральными, но и органами власти субъектов федерации, местно­го самоуправления. Законность, рассматриваемая в этом аспек­те, обозначает иерархию правовых норм (законов и подзакон­ных актов), известное соответствие и подчинение нормам пра­ва, установленным высшими и центральными органами госу­дарства.

Публичная власть — сложное понятие. Прежде всего это государственная власть, основными формами реализации кото­рой являются правотворчество, управление и правосудие; за­конность заключается в осуществлении всех функций в опре­деленных границах и по определенным правилам.

В условиях законности государственные органы и должно­стные лица призваны в соответствии с действующими нормами права рассматривать и решать конкретные вопросы, касающиеся прав и свобод граждан, реагировать на жалобы по поводу неза­конных актов применения права. В свою очередь граждане долж­ны исполнять обязанности, возложенные на них правовыми нор­мами.

Законность связана и с государственным суверенитетом. Его законы обладают всеобщей обязательностью. Это значит, что их сила распространяется не только на государственные органы, должностных лиц и граждан, но и на все иные органи­зации и их органы. В этой связи встает очень интересная про­блема соотношения законности и политической системы в це­лях раскрытия особенностей складывающегося политического режима, т. е. рассмотрение законности как явления политико-правовой жизни, как принципа функционирования политиче­ской системы. В настоящее время ведется активный анализ нор­мативной основы функционирования последней.

Право как регулятор общественных отношений выполняет свои функции прежде всего в процессе соблюдения, исполне­ния, использования и применения юридических норм в общест­венной практике, поэтому законность существует, пока суще­ствует право, является правовым режимом общественных от­ношений.

В западной литературе такое состояние стали называть правозаконностью, что свойственно обществу с развитыми гражданскими и демократическими институтами, считая, что соблю­дение великих принципов правозаконности ярко свидетельст­вует об особенностях жизни в свободных странах, отличающихся от стран с авторитарным режимом. Концепция правозаконно­сти сознательно разрабатывалась лишь в либеральную эпоху и стала одним из ее величайших достижений, послуживших не только щитом свободы, но и отлаженным юридическим меха­низмом ее реализации.

Понятие законности как режима вытекает из того факта, что право объективно. Оно порождает и столь же необходимое явление — законность, которое связано с осуществлением права. Поэтому понятие законности как режима нередко употребля­ется в качестве синонима понятия "право", что нельзя при­знать удачным, так как взаимодействие законности и права есть встречное влияние однопорядковых общественно-политических явлений.

Законность оказывает на право обратное влияние, в нем, как в процессе его формирования, так и реализации, объекти­вируются требования законности.

2. Основные идеи законности

Для понимания природы законности нужно выяснить ее основные идеи (свойства, черты).

1.             Всеобщность законности заключена в ее обязательности, обращенной ко всем и каждому без исключения, независимо от положения, чина и ранга. Перед законом все равны и все долж­ны ему подчиняться, в противном случае предполагается неот­вратимость ответственности.

Единство законности состоит в распространении этого требования на всю территорию Российской Федерации. В. И. Ле­нин справедливо отмечал, что законность не может быть ка­лужская или казанская, она должна быть единая всероссий­ская, и даже единая для всей федерации советских республик. Единство законности состоит в ее единообразном понимании. Проявление местничества — противозаконное явление. Мест­ные особенности нужно учитывать, но только в рамках закона и на его основе.

Верховенство закона является важнейшим свойством законности, связанным с исключительностью закона, означающим иерархию нормативно-правовых актов, что закрепляется в Конституции РФ. Последняя имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Россий­ской Федерации.

Функционирование государства должно осуществляться исключительно на основе законов, при строгой реализации долж­ностными лицами своих обязанностей и прав социальных субъ­ектов. Это свойство распространяется на все правовые формы деятельности государства: правотворческую, исполнительно-распорядительную и правоохранительную. Оно не позволяет должностным лицам — исполнителям норм права (прежде все­го закона) занимать позицию "свободного усмотрения", произ­вольно принимать решение, исполнять или не исполнять закон по тем или иным мотивам.

Неотвратимость реализации законности обозначает пре­сечение любых нарушений закона, от кого бы они ни исходили, неотвратимость ответственности за эти нарушения. Всякое пра­вонарушение есть одновременно и нарушение законности. Пра­ву должны быть чужды "мертвые" нормы, которые только про­возглашаются, но не реализуются. Еще Петр Великий отмечал: "Всуе законы писать, коли их не исполнять". Законность явля­ется проводником,  реальностью  его, это право в действии, реализация его как социальной ценности, как важнейшего ин­струмента регуляции общественных отношений.

Недопустимость противопоставления законности и целе­сообразности. Законность есть высшая целесообразность. Диа­лектика взаимоотношений здесь такова: любое отступление от законности, объясняемое "высшими интересами", "требования­ми народа", "моральными соображениями" и т. п., приводит к дестабилизации в обществе, способствует росту правового ни­гилизма.

Если закон устарел, стал нецелесообразен, то его нужно изменить, дополнить, но только в соответствии с установленной процедурой, которая также определяется законом. До тех пор, пока изменения не внесены, закон действует, существует. Не зря древние говорили: "Закон суров, но это закон" ["Dura lex, sed lex"].

В то же время законность предполагает учет целесообраз­ности, пользы в процессе применения права, когда назначается конкретная мера наказания за совершенное правонарушение.

Но в любых случаях соображения целесообразности учитыва­ются на основании и в рамках закона.

6. Неразрывная связь законности и культурности. Без куль­турности не может быть и речи о законности; чем выше уро­вень культуры общества в целом, отдельных граждан, тем выше и уровень законности.

Единство права и законности вытекает из свойства права как регулятора общественных отношений. Государство не прив­носит законность в право, а учитывает природу последнего и обеспечивает реализацию его функций посредством законно­сти. Так как законность связана с реализацией права, то из этого вытекает целый ряд свойств, конкретизирующий сказан­ное выше.

Законность, рассматриваемая как режим государственной и общественной жизни, включает не только требование законо­сообразного поведения, но и само такое поведение. Только в единстве этих сторон может быть осуществлен режим законно­сти, который неразрывно связан с демократией, является ее выражением. Если право демократично по своему содержанию, то его нормы обеспечивают действие институтов демократии, прежде всего прав и свобод граждан. Реализация законов есть не только правовое, но и политическое требование, поскольку нарушение законности причиняет ущерб общественным инте­ресам.

Законность включает равенство всех перед законом, ра­венство прав и обязанностей. Выполнение последних есть реа­лизация требований законности и в то же время обеспечение условий использования демократических прав, что способству­ет активному участию граждан в делах общества и государст­ва, прежде всего в демократической процедуре принятия зако­нов и других нормативных актов. Это является залогом того, что принимаемые законы будут восприняты их абсолютным большинством. Демократия, в свою очередь, обеспечивает заин­тересованность людей в исполнении законодательства и под­контрольность деятельности государственного аппарата. Это надежная гарантия законности.

Законность как режим государственной и общественной жизни есть единство объективно необходимых требований строгого и неукоснительного практического осуществления за­конов и иных нормативно-правовых актов, т. е. строжайшей фактической реализации, воплощения в жизнь.

Важным аспектом исследования законности является ее рассмотрение как принципа, как идеологического явления. Со­гласно принципу законности поведение всех субъектов должно отвечать законам и подзаконным актам. Это одна из идей пра­восознания, идеологическая предпосылка режима законности.

В то же время ясно, что нельзя сводить это понятие к прин­ципу законности. Если определять законность как "совокупность определенных требований", "режим требований", то тогда она сводится к одному из своих идеологических проявлений — к принципу или методу деятельности, воплощенному в требова­ниях. Требования — это сфера только сознания, а законность этим не ограничивается, поэтому она представляет собой ре­жим общественных отношений, а не режим требований.

Основной вывод юридической науки по данной проблеме состоит в том, что только с помощью понятия режима можно раскрыть все свойства законности как особого общественного явления (В. М. Левченко).

В современных условиях в процессе формирования право­вого государства, перестройки правового сознания нашего об­щества важным становится определение основных тенденций в разработке теории законности: 1) проведение четких разграни­чений законности как режима и форм ее реализации (как мето­да государственного руководства обществом, как принципа дея­тельности социальных субъектов); 2) изучение законности в связи с другими социально-политическими явлениями (право­творчеством, демократией, правосознанием); 3) анализ закон­ности в механизме правового регулирования, дающий возмож­ность более четко отграничить ее от близких государственно-правовых явлений, исследовать ее структуру, т. е. состав эле­ментов и связь между ними.

Мало исследован вопрос о функциях законности. С учетом ее сущности и роли в жизни общества можно назвать в общей форме три основные функции:

проведение в жизнь государственной воли народа, связь законности с реализацией права;

создание условий для выработки целесообразных, эффек­тивных норм права, связь законности с правотворчеством;

обеспечение реальности правового регулирования, связь законности со всеми элементами его механизма.

Научный интерес представляет анализ структуры закон­ности. К элементам, лежащим в ее основе, относится: а) правомерность субъектного состава участников общественных отно­шений (определяемая их правоспособностью); б) правомерность положения (социальной позиции) участников общественной жизни (определяемая содержанием и объемом их субъектив­ных прав и обязанностей); в) правомерность деятельности субъ­ектов по применению и реализации прав и обязанностей (опре­деляемая "материальными" и формальными ее показателями, закрепленными в соответствующих юридических нормах).

Суть познания внутренних необходимых связей законно­сти состоит в том, что вскрывается механизм конституирова-ния, функционирования и развития общественных отношений.

3. Понятие правопорядка,

его соотношение с общественным порядком

Общепризнано, что порядок — это форма упрочения отно­шений, которые поддерживаются как стабильные, отвечающие интересам всего общества. Они урегулированы многообразны­ми социальными нормами (морали, обычаев, общественных ор­ганизаций, права и др.).

Общественный порядок является сложившейся системой стабильных отношений между членами общества, утвердившей­ся как образ жизни в результате воздействия всей системы нормативного регулирования, отражающей идеи социальной справедливости.

Правопорядок является частью общественного порядка, но складывается он в результате регулятивного действия не всех социальных норм, а только норм права. Следовательно, право­порядок — это часть системы общественных отношений, урегу­лированных нормами права. Это такая же реальность, как вся­кие фактические отношения, существующие в обществе. По­этому правопорядок выступает его социальной ценностью. Он находится под защитой закона, поддерживается в качестве гос­подствующего и тем самым "воспроизводится".

Правопорядок существует в результате того, что участни­ки юридически регулируемых общественных отношений реа­лизуют свои субъективные права и обязанности, следуют ре­жиму законности. Иными словами, правопорядок складывается в результате соблюдения, исполнения, использования и применения норм права. В его сфере находятся все общественные отношения, регулируемые нормами права.

В юридической литературе не всегда верно определяется соотношение правопорядка с общественным порядком. Не сле­дует сужать объем общественного порядка, понимая под ним лишь систему отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, обеспечивающих охрану жизни, здоро­вья, чести, достоинства и других прав граждан. Такая позиция глубоко ошибочна теоретически и вредна практически. Право­порядок всегда является частью более широкого социального порядка, объемлющего все сферы жизни общества.

До последнего времени большинство ученых интерпрети­ровали правопорядок как систему существующих между чле­нами общества правовых отношений. В. В. Борисов предпри­нял попытку расширить и углубить это понятие, рассмотреть его как социально-политическое и государственно-правовое явление. Его отправная позиция состоит в том, что правопо­рядок есть слияние двух начал: объективного и субъектив­ного (объективных законов развития общества, объективных потребностей упорядоченности и субъективной деятельности людей). Он дает определение правопорядка как состояния со­циальной жизни общества, характеризующегося внутренне со­гласованной и урегулированной государством системой право­вых отношений и связей. Тем самым указывается на одно из существенных свойств правопорядка, что отмечают и другие авторы.

Так, П. М. Рабинович, говоря о соотношении законности и правопорядка, ставит вопрос, не отождествляется ли законность с правопорядком, когда она определяется как режим, как со­стояние правомерности поведения, и дает общий ответ: если понятие "законность" отражает состояние юридической право­мерности общественных отношений, то понятие "правопорядок" включает и другие их свойства, такие, как согласованность, ор­ганизованность, упорядоченность, системность и т. п.

С этим суждением следует согласиться. Состояние право­мерности, свойственное законности, в результате реализации норм права "материализуется", превращается в состояние со­гласованности, упорядоченности общественных отношений.

Правопорядок — это объективная необходимость и зако­номерность развития общества, он является правовой формой образа жизни, обеспечивает нормальное функционирование общества, является эталоном (образцом) для его членов в выбо­ре ими поведенческих решений.

Важная для юридической науки задача — правильно оп­ределить соотношение правопорядка и законности. Эти явле­ния нельзя отрывать одно от другого, они тесно взаимосвязаны и существуют неразрывно, в единстве, в комплексе.

Законность — это в большей степени требование государ­ства к деятельности субъектов права в процессе воплощения правовых норм в социальную действительность, это господство права в общественных отношениях. Говоря философским язы­ком, законность есть область долженствования.

Правопорядок как результат проявления законности есть состояние фактической упорядоченности общественных отно­шений, приобретших форму правовых, содержанием которых является деятельность лиц, реализующих свои права и обязан­ности. Можно сказать, что правопорядок — это законность в действии. Наиболее существенным моментом в правопорядке является то, что законность должна не только провозглашать­ся, но и реально проводиться в жизнь. Существует прямая за­висимость между правопорядком и законностью: укрепление законности влечет в качестве результата укрепление правопо­рядка, и наоборот, если нарушается законность, то нарушается и правопорядок.

Было бы неверно полагать, что правопорядок можно обес­печить любыми средствами, в том числе и незаконными. Стрем­ление к этому противоречит самой сущности правопорядка и на деле ведет к его нарушению, дестабилизации общества. Нель­зя изобличить преступника противозаконными методами и сред­ствами не только потому, что это редко приводит к установле­нию истины, во и потому, что подрывает авторитет закона, соз­дает мнение, что его можно нарушить и обойти, отрицательно влияет на правосознание, а потому и на общий правопорядок.

Деятельность правоохранительных органов тщательно рег­ламентирована законом. Правопорядок допустимо охранять толь­ко законными средствами и методами, которые соответствуют принципам нравственности.

Правовой порядок является сердцевиной демократии. Уро­вень его развития есть своеобразное мерило свободы личности, гарантированности ее прав, интересов, выполнения обязанно­стей и осуществления ответственности. Правовое положение личности, правопорядок, демократия настолько тесно связаны, что образуют единую внутренне согласованную социальную систему. Ее нормальное функционирование находится в пря­мой зависимости от правовой основы общества.

Назовем основные тенденции развития правопорядка:

к упрощению, универсализации правовых связей, отно­шений, правового регулирования в целом (казалось бы, увели­чивается объем работ, углубляются социальные процессы, ус­ложняются отношения, однако общество отвергает устаревшие социальные институты, упрощает связи);

к усилению нормативности, что проявляется в росте тре­бований к образцам, эталонам социальной жизни и поведения людей;

к борьбе противоположностей. Законы диалектики сви­детельствуют о том, что всякое движение есть возникновение, развитие и разрешение противоречий. Так и в правопорядке наблюдается борьба с преступностью, правонарушениями, дез­организацией законности и т. д.

Необходимы: совершенствование социально-правовых об­разцов, эталонов поведения и их восприятия населением, что призвано упростить структуру правопорядка; четкое оформле­ние правового состояния каждого участника правопорядка и программы его поведения; четкость, конкретность и определен­ность правовых связей и отношений; усиление непримиримо­сти, твердости и жесткости при выполнении закона.

Итак, правопорядок — это тот социальный результат, к которому стремятся государство и весь народ, используя раз­нообразные рычаги и средства.

4. Гарантии законности и правопорядка

Под основными средствами обеспечения законности и пра­вопорядка в юридической науке принято понимать систему га­рантий и методов обеспечения законности.

Гарантии — это совокупность условий и способов, позво­ляющих беспрепятственно реализовать правовые нормы, поль­зоваться субъективными правами и исполнять юридические обязанности.

Под гарантиями понимаются как объективные условия су­ществования общества, так и специально выработанные госу­дарством и общественностью средства, обеспечивающие точ­ную реализацию норм права всеми субъектами.

Экономическими (материальными) гарантиями являются, прежде всего, материальные условия жизни общества, сердцевину которых составляют социально-экономическое устройст­во общества, существующие формы собственности, их многооб­разие, хозяйственная самостоятельность частных (физических) и юридических лиц.

Социальные гарантии включают весь комплекс обществен­ных мер по борьбе с правонарушениями, отступлениями от идеи законности. Это профилактическая деятельность по предупре­ждению правонарушений, контрольная функция общественно­сти, использование возможностей учета общественного мнения и т. п.

Политические гарантии — это демократизм государствен­ного и общественного строя, отраженный в функционировании политической системы в целом, с присущими демократическо­му обществу политическим плюрализмом, реальным разделе­нием властей, наличие правового государства (или хотя бы тен­денции к его построению).

Идеологические гарантии состоят в господстве идеологии, на базе которой развиваются духовная жизнь общества, идей­ное воспитание граждан, включая все формы общественного сознания, в первую очередь правовое, глубокое уважение к праву как социальной ценности.

Юридические гарантии выступают как система специаль­ных средств укрепления законности и правопорядка, деятель­ность специальных правовых органов по предупреждению и пресечению правонарушений.

К специальным юридическим средствам следует отнести прежде всего все нормы права, в которых выражено требова­ние законности. Правовая регламентация общественных отно­шений ставит правоохранительные органы в четкие правовые рамки, лишает их возможности действовать исходя из интере­сов целесообразности.

Юридическое требование законности состоит в следующем: 1) справедливое наказание за неисполнение норм права; 2) за­конодательное (конституционное) закрепление верховенства закона и определение способов его охраны; 3) возложение на определенные органы обязанности охранять законность, пресе­кать ее нарушения, контролировать и осуществлять надзор за исполнением законов и определение полномочий этих органов по реализации функции охраны законности и правопорядка; 4) законодательное закрепление за гражданами возможности отстаивать свои права, запрещение использовать их в ущерб другим лицам, конституционное закрепление идеи презумпции невиновности. Эти способы закреплены в Конституции РФ, а в отраслевом законодательстве получили конкретизацию.

Правоохранительные органы пресекают нарушения закон­ности, восстанавливают права, устраняют неблагоприятные по­следствия правонарушений. По действующему законодатель­ству органы дознания, прокурор, следователь, суд обязаны вы­явить причины и условия, способствовавшие совершению пре­ступления, и принять меры к их устранению.

Прокуратура — это специальный орган, на который возло­жены обязанности общего надзора за законностью следствия и дознания, содержания в местах изоляции, за актами судебных органов с точки зрения их обоснованности и законности. Ее дея­тельность осуществляется в специфических формах: привле­чение к уголовной ответственности; поддержание государствен­ного обвинения в суде; разрешение жалоб граждан; выдача ор­деров на арест и обыск; принесение протеста на незаконные нормативные акты и индивидуальные решения государствен­ных органов, должностных лиц, учреждений и организаций; проверка состояния законности в учреждениях и организаци­ях; надзор за деятельностью муниципальной и криминальной милиции; обращение с исками в суд в целях защиты прав и законных интересов граждан и организаций.

Важной гарантией является судебный контроль, так как "третьей властью" является вся система правосудия. Надо по­лагать, настала пора вообще изменить наше видение правосу­дия, интерпретацию его назначения лишь как "применителя права". Опыт развитых демократических стран, причем не только англо-американской группы, свидетельствует, что высокий уро­вень правового развития достигается в обществе, где суд, опи­раясь на Конституцию, на закон, на общепризнанные права че­ловека, тоже творит право. Поэтому придание решениям выс­ших судебных инстанций функций судебного прецедента пред­ставляется делом назревшим, вполне оправданным.

Деятельность судебных органов на основе гласности долж­на создавать условия для укрепления законности и правопо­рядка в нашей стране, включая и впервые осуществляемый конституционный контроль.

В современных условиях особую важность имеет норма­тивное закрепление обязанностей Президента России быть га­рантом конституционной законности, используя для этого все дозволенные средства, включая в первую очередь деятельность правоохранительных органов по пресечению правонарушений и устранению их вредных последствий, профилактическую ра­боту. Кроме того, важно личное восприятие каждым идей законности и понимания необходимости укрепления правопо­рядка.

Большое значение в современных условиях приобретает комплексная разработка системы мер и государственно-право­вых механизмов, призванных защищать конституционные пра­ва и законные интересы граждан, субъектов федерации, пре­дотвращать злоупотребления своими правами со стороны госу­дарственных органов, обеспечивать единство правовой сис­темы.

Отсутствие конституционного механизма ответственности должностных лиц всех ветвей власти за принимаемые решения слишком очевидно для юристов, его создание напрашивается само собой, В этой связи являются прогрессивными принимае­мые законодателем меры по персонализации ответственности должностных лиц за исполнение незаконных актов, приказов и распоряжений. "Законность" тоталитарной системы, которая строилась на известной формуле: "приказ начальника — закон для подчиненных" и поныне, к сожалению, служит должност­ным лицам оправданием в принятии решений, унижающих че­ловеческое достоинство, влекущих невосполнимые потери эко­номического, политического, нравственного и социального ха­рактера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1