Глава 19. Толкование права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 

Толкование правовых норм занимает существенное место в процессе правореалияации, особенно в правоприменении, ведь прежде, чем применить право, необходимо уяснить его смысл. В процессе толкования нужно определить историко-политиче-ские условия, цель и социальную направленность правовой нормы.

Норма права — это общее правило поведения, где общест­венная жизнь представлена в типичных, а не в индивидуаль­ных проявлениях. При помощи нормы права осуществляется социальное предвидение, т. е. предрекаются возможные в буду­щем общественные связи, изменения социальной действитель­ности. Таким образом, при реализации норм права, в особенно­сти отличающихся высоким уровнем нормативных обобщений, возникает необходимость их толковать в применении к отдель­ному случаю.

Толкование норм права — это деятельность по выявлению воли законодателя, выраженной в правовой норме.

Термин "толкование" употребляется в трех различных, хотя и связанных между собой, смыслах:

1} уяснение смысла и содержания правовой нормы лицом, ее применяющим (толкование по способу);

2) принятие актов государственными органами и высказы­вания отдельных лиц с целью разъяснить содержание право­вой нормы;

3} интерпретация, т. е. выяснение, как соотносится объем толкуемой правовой нормы с объемом (буквальным смыслом) ее текста.

Толкование-уяснение достигается при помощи определен­ных приемов (способов): грамматического (филологического); логического; систематического; историко-политического (исто-рико-целевого); специально-юридического; функционального.

Грамматический (филологический) способ в силу того, что содержание правовой нормы выражается в тексте нормативно-правового акта (обычно в тексте определенной статьи такого акта), выступает начальным приемом уяснения правовой нор­мы. Он состоит прежде всего в определении смысла отдельных слов, установлении лексической связи между ними (граммати­ческое толкование). При этом юристу приходится всецело опи­раться на правила языка, хотя при анализе текста нормы права могут потребоваться специальные юридические знания для оп­ределения смысла юридических терминов (например, "состав правонарушения", "осужденный", "неустойка", "представитель­ство" и т. п.).

Для правильного уяснения сути правовой нормы ее текст должен быть подвергнут самому тщательному лексическому и грамматическому анализу. Так, если два слова или два предло­жения в тексте правовой нормы соединены союзом "и", то для применения этой нормы требуется одновременно наличие обо­их признаков, обозначаемых указанными словами или предло­жениями. Напротив, если они связаны союзом "или", то доста­точно наличия хотя бы одного из указанных признаков (ст. 108 УК РФ). Напомним известный пример: "Казнить (,) нельзя (,) помиловать!", где даже от положения запятой роковым образом меняется смысл решения!

Систематический способ предполагает сопоставление пра­вовой нормы с иными нормами данной отрасли права, а также с нормами других отраслей, регулирующих это общественное отношение. Связь между нормами права отражает объективно существующую зависимость регулируемых общественных от­ношений. Поэтому только с учетом этих связей можно понять подлинный смысл каждой из них.

Выяснение связи необходимо также и потому, что в других нормах могут быть установлены какие-либо изъятия из общего правила, либо внесены коррективы в ранее принятые нормы, либо могут обнаружиться пробелы, прежде всего в коллизион­ных нормах.

Например, в трудовом законодательстве установлен срок — две недели — предупреждения администрации об увольнении по собственному желанию. А распространяется ли данное поло­жение на молодых специалистов? Анализ нормы права показы­вает, что если молодой специалист по истечении двух недель оставит работу, то он должен считаться уволенным за прогул, а не по собственному желанию, так как он обязан отработать три года по месту своего распределения.

Историко-политический (историко-целевой) способ состо­ит в выяснении общественных условий, экономических, соци­альных, политических и иных факторов, вызвавших к жизни данную правовую норму, а также анализе целей и задач, кото­рые решает государство посредством введения ее в действие. Чаще всего цели правовой нормы формулирует сам закон в преамбуле или в отдельной статье (например, задачи УК РФ сформулированы в ст. 2). Отсутствие историко-политического анализа создает опасность вынесения таких решений, которые формально правильны, а по существу некорректны.

Формальное применение закона является одним из гру­бейших нарушений законности. Применение правовой нормы требует правильного раскрытия ее политического смысла и чет­кой оценки всех существенных обстоятельств рассматриваемо­го дела. В частности, в уголовном законодательстве прямо ука­зывалось, что спекуляция, т. е. скупка и перепродажа с целью наживы, является преступлением. Переход нашей страны на рыночные отношения меняет социально-экономическое содер­жание данного деяния, поэтому формальное применение этой нормы не соответствовало бы ее назначению.

Применение нормы права — отнюдь не формально-логиче­ская операция, а политико-юридический акт, который должен выражать правильную государственную оценку фактических обстоятельств дела и в рамках закона содержать политически и практически наиболее целесообразное для данного случая решение.

В текстах юридических норм часто встречаются относи­тельно определенные формулировки, требующие раскрытия и конкретизации применительно к различным индивидуальным случаям. Например, закон считает нарушением трудовой дис­циплины прогул без уважительной причины. Для правильного понимания причины прогула, признания той или иной причины уважительной или неуважительной необходимо глубоко уяс­нить общественно-политический смысл нормы трудового зако­нодательства.

Специально-юридический способ — это исследование тех­нико-юридических средств и приемов изложения воли законо­дателя, основанное на специальных знаниях юридической нау­ки, и прежде всего юридической техники. Специально-юриди­ческое толкование включает ряд приемов:

а) нормативное толкование, т. е. такое уяснение воли зако­нодателя, при котором устанавливается урегулированность дан­ного правила поведения;

б) конструктивное толкование, т, е. уяснение особенностей юридической конструкции (например, при толковании норм договора важно знать, какой это договор — купли-продажи или дарения);

в) определение отраслевой принадлежности правовых норм;

г) терминологическое толкование ("неустойка",  "штраф", "пеня", "залог", "поручительство" и т. д.).

Логический способ толкования — это исследование логи­ческой структуры отдельных положений нормативного акта. Предмет анализа не сами слова, а совокупность слов и их соот­ношение между собой. При этом используются различные ло­гические приемы, например, доведение до абсурда.

Проанализиаруем в качестве примера понятие "источник повышенной опасности". Кто является субъектом деятельности, связанной с использованием источников повышенной опасно­сти для окружающих? Владельцы автомобилей? Да! Возникает предположение, что все транспортные средства следует рас­сматривать как источник повышенной опасности, тем более что в определенных ситуациях они таковыми являются. Продол­жим мысль, доведем ее до логического конца: а как же владе­лец лошади, велосипеда, тележки, тачки, носилок и т. д.? При­дем явно к нелепому выводу — абсурду; отсюда указанный ва­риант толкования не может быть признан правильным. Значит, дело не в транспортных средствах, а в их мощности.

А. Ф. Черданцев выделяет, наряду с общепринятыми, еще один способ уяснения — функциональный. Под ним понимается толкование, опирающееся на факторы и условия, в которых реализуется норма права. Здесь важное значение придается оценочным терминам и выражениям ("добросовестность", "ува­жительная причина", "производственная необходимость", "ин­тересы детей" и т. д.). Этот прием во многом совпадает с исто-рико-политическим.

От толкования-уяснения следует отличать толкование-разъяснение, которое либо дается компетентным государствен­ным органом или управомоченной на то общественной органи­зацией, либо содержится в высказываниях отдельных лиц. Дан­ное толкование различается по субъектам — официальное и неофициальное.

 

Разъяснение юридической нормы, даваемое уполномочен­ным на то органом и являющееся в силу этого обязательным для подчиненных органов и должностных лиц либо (в некото­рых случаях) общеобязательным, называется официальным легальным толкованием. Его разновидностью является аутен­тичное толкование — разъяснение, исходящее от органа, кото­рый установил данную правовую норму.

Напротив, разъяснения, исходящие от тех или иных лиц, официально не наделенных подобными полномочиями, не име­ют юридической силы, и их значение может состоять только в логической убедительности. Такие разъяснения называются неофициальными. Их разновидностью является доктринальное толкование, под которым понимается разъяснение, исходящее от ученых-теоретиков и юристов-практиков.

В процессе толкования смысл нормы не может искажаться. Разъяснение не должно изменять содержание правовой нормы и преследует только одну рель: выявить волю законодателя. Толкование — одна из стадий процесса применения норм пра­ва, но оно может быть и самостоятельным актом, преследую­щим цель укрепления законности.

Официальные разъяснения, даваемые государственными органами, имеют общеобязательную силу в тех случаях, когда данный орган наделен специальной компетенцией издавать ин­струкции и разъяснения по применению законодательства в определенной области общественных отношений, либо когда он имеет специальное поручение Федерального Собрания или Пра­вительства издать инструкцию или иной акт по применению данного закона, указа или постановления. Так, Министерство труда России имеет право издавать обязательные постановле­ния, правила и инструкции, а также давать министерствам и ведомствам разъяснения по вопросам труда и заработной пла­ты (например, постановление Минтруда России от 4 декабря 1993 г. № 175а и разъяснение от 4 декабря 1993 г. № 15 "О порядке установления работникам науки и высшей школы доп­лат за ученые степени доктора наук и кандидата наук"). Вер­ховный суд РФ дает руководящие разъяснения судам по во­просам применения законодательства при рассмотрении судеб­ных дел. В остальных случаях официальные разъяснения обя­зательны только для тех органов или должностных лиц, кото­рые подчинены органу, дающему разъяснение.

Официальное разъяснение может быть нормативным или казуальным. В первом случае оно имеет общий характер, каса­ется определенной категории дел. Это общеобязательное тол­кование, сохраняющее свою силу для всех возможных случаев применения данной правовой нормы. Его необходимость вызы­вается: во-первых, неясностью закона, неточным словесным выражением воли законодателя; во-вторых, неверным понима­нием закона правоприменяющими органами.

Нормативное толкование может исходить только от компе­тентного органа. Законодатель дает толкования по любому во­просу государственной жизни, и они имеют высшую юридиче­скую силу. Правительство может толковать лишь акты органов исполнительной власти. Нормативное толкование закона может давать Пленум Верховного Суда РФ. Он обобщает судебную практику и дает судам, другим органам, должностным лицам руководящие разъяснения по вопросам применения законода­тельства, возникающим при рассмотрении данной категории дел. Однако Пленум не может давать толкование норм, с которыми суды не имеют дела.

Казуальное толкование — официальное обязательное разъ­яснение нормы права применительно к конкретному казусу (слу­чаю). Оно обязательно только для решения дела, по которому дано. Поэтому его ни в коем случае нельзя механически рас­пространять на другие однородные дела, поскольку каждое из них индивидуально.

Все органы, применяющие нормы права, могут давать ка­зуальное толкование. Приговор, решение суда, мотивирующие применение той или иной нормы права, являются казуальным толкованием закона. Для других дел, которые будут решаться в дальнейшем на основе данной статьи закона, это толкование уже не будет иметь силы.

Весьма полезным для правильного уяснения и применения норм права является обстоятельное знакомство с неофициаль­ным (особенно доктринальным) толкованием. Оно не является обязательным, и поэтому на него нельзя ссылаться при офици­альной мотивировке выносимого решения (приговора, распоря­жения и т. п.). Но оно призвано помочь практическим работни­кам глубже разобраться в содержании применяемых норм, пре­дотвратить возможные ошибки. Доктринальные разъяснения, содержащиеся в комментариях законодательства, в научной литературе, исходящие от юристов-практиков, призваны способствовать дальнейшему росту правосознания, воспитанию работников государственного аппарата, каждого юриста в духе глубокого понимания закона.

От толкования-уяснения и толкования-разъяснения сле­дует отличать толкование-интерпретацию. Это толкование по объему, необходимое в том случае, если налицо формальное несовершенство закона, т. е. недостатки в юридическом оформ­лении мысли законодателя или несоответствие между содер­жанием закона и логической формой его выражения.

В целом интерпретация (истолкование) нормы права должна строго соответствовать смыслу ее текста в статьях нормативно-правового акта. Отступления от смысла статей недопустимы, ибо они могут открыть лазейку для нарушения законности. Истолкование нормы права в точном соответствии со смыслом текста статьи закона или иного нормативно-правового акта на­зывается буквальным, или адекватным, толкованием.

Фактически результатом толкования должна быть полная определенность смысла нормативного акта, которая заключа­ется в его точности, безоговорочности, отсутствии каких-либо параллельных решений; не следует допускать выводы "и то, и другое", "и да, и нет".

В результате систематического или историко-политического уяснения смысла правовой нормы может представиться явно необходимым истолковать норму несколько уже или несколько шире буквального смысла текста соответствующей статьи. В первом случае истолкование называется ограничительным, а во втором — расширительным.

При режиме законности расширительное и ограничитель­ное толкование является исключением из общего правила, за­крепляющего соответствие буквального текста и действитель­ного смысла акта. В данном случае не происходит распростра­нения нормы на новый круг общественных отношений или же исключения общественных отношений, охватываемых нормой. Действительное содержание нормы, ее объем остается неиз­менным. Задача состоит в том, чтобы раскрыть это содержание. Воля законодателя определяется только по отношению к бук­вальному тексту.

При расширительном толковании факты, относящиеся к делу, охватываются смыслом нормативного акта, законодатель имел их в виду, хотя его воля и не нашла точного и ясного выражения в тексте закона. Именно этим оно отличается от аналогии закона, когда определенные факты не охватываются ни смыслом закона, ни буквальным текстом, ибо законодатель не имел их в виду. При аналогии нормативный акт распростра­няется на новый круг общественных отношений, что возможно только, как мы уже выяснили, при строго определенных усло­виях.

В процессе толкования правовых норм большое значение имеют акты толкования — интерпретационные акты, которые содержат конкретизирующие нормативные предписания, разъ­ясняющие юридические нормы. Их характерная особенность состоит в том, что они действуют в единстве с теми норматив­ными актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы. Акты толкования зависят от них и в принципе разделя­ют их судьбу.

В теории государства и права различаются два вида актов толкования;

интерпретационные акты правотворчества — нормативные юридические акты, изданные в порядке аутентичного или ле­гального толкования;

интерпретационные акты правоприменения — специфиче­ские правовые акты, содержащие правила применения норм права, сформулированные в результате обобщения опыта их жизнедеятельности.

 

1