Notice: Undefined index: section in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 4

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: return in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 81

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 82

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 85

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 88

Notice: Undefined variable: _SESSION in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 90

Notice: Undefined variable: site_content in /var/www/hkdkest3/data/www/ez2www.com/index.php on line 137
§ 2. Особенности правового воздействия на экономику : Теория государства и права - В.А. Садовничий : Большая юридическая библиотека

§ 2. Особенности правового воздействия на экономику

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

В работах советских теоретиков права проблемы правового воздействия на экономику рассматривались в основном на уровне комментариев известных положений К. Маркса и Ф. Энгельса о соотношении базиса и надстройки. По марксистскому учению соотношение права и экономики определяется общими законами соотношения экономического базиса и политико-правовой надстройки. Квинтэссенцией марксистского подхода о соотношении экономики и права можно считать известное положение из работы "К критике политической экономии". К. Маркс писал: "Мои исследования привели меня к тому результату, что правовые отношения, так же точно, как и формы государства, не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что наоборот, они коренятся в материальных жизненных отношениях, совокупность которых Гегель, по примеру английских и французских писателей XIII века, называет "гражданским обществом", и что анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии"*(368). Говоря о вкладе К. Маркса в развитие социальной науки, Ф. Энгельс также четко подчеркнул марксистский подход к проблеме соотношения права и экономики: "Каждая данная ступень экономического развития народа или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которых они поэтому должны быть объяснены, - а не наоборот, как это делалось до сих пор"*(369). Данные положения являются принципиальными, хотя и К. Маркс, и Ф. Энгельс не трактовали их прямолинейно и вполне допускали "относительную самостоятельность" и политики, и экономики, и государства, и права.

Практическая значимость проблемы соотношения права и экономики яснее всего просматривается в возможности с помощью права воздействовать на экономику, управлять экономическими процессами, т.е. данная проблема может быть сформулирована следующим образом: каково соотношение объективного и субъективного в экономической сфере и какова специфика экономических отношений для правового воздействия.

Вполне понятно, что безоговорочное признание экономических отношений волевыми вело за собой и соответствующую практику государственного управления: с элементами внеэкономического принуждения, экономическим волюнтаризмом, нереальными планами и т.д. Признание полной объективности экономических отношений также не может быть абсолютным, так как практически бы вело к отказу от вмешательства в экономические процессы. Поэтому в теоретических работах советского периода чаще всего повторялся тезис К. Маркса о том, что человек, конечно, не в состоянии изменить объективные законы, по которым развиваются производственные отношения, однако он может либо ускорить развитие экономических отношений в соответствии с существующей объективной закономерностью, либо затормозить их*(370). Таким образом, предполагалось, что в целом объективные экономические отношения имеют некий "зазор", в котором может действовать человек, тормозя или ускоряя экономические процессы, не меняя, однако, их направленности. В соответствии с данным теоретическим положением решались и другие проблемы в теории марксизма, например, о возможности социалистических революций в странах, где не вызрели экономические условия. Такой явно выраженный экономический детерминизм ставил определенные методологические пределы для социалистического строительства, поскольку возможность воздействия на экономические отношения государство и право получали в той мере, в какой политика являлась концентрированным выражением экономики.

На само формирование экономических идей оказывают воздействие технологические, социальные, культурные, политические и другие факторы, среди которых велика роль фактора права. Общую сферу деятельности и научного познания для правовой и экономической мысли можно усмотреть уже в определении категории "экономика" - слово "экономия" (ойкономиа) происходит от греческих слов "ойкос" - домашнее хозяйство и "номос" - закон, правило; иными словами, экономика - это не просто ведение хозяйства, а ведение хозяйства по правилам, рациональное ведение хозяйства.

Во всем многообразии социальной жизни, пожалуй, трудно найти такие ее аспекты, которые нельзя было бы одновременно определить как экономические. И семья, и фирма, и церковь, и государство, и рынок - все они, так или иначе, "ведут хозяйство". Экономическая теория разделяет их на устойчивые уровни - микроэкономику и макроэкономику. Поскольку право является продуктом деятельности людей и направлено также к человеку, его сознанию, его поведению, рассмотрим характеристику поведения индивида в процессе осуществления экономической деятельности. Экономисты используют ряд предположений (на юридическом языке - презумпций) по поводу природы поведения человека в экономический сфере. Главные из них - следующие: человек экономический (Homo economicus) хотя и является "человеком-фикцией", отличается прежде всего тем, что его поведение является рациональным и эгоистичным*(371). Рациональность означает, что человек всегда следует принципу максимизации выгоды, эгоизм - что человек экономический всегда следует своим интересам. Итак, человек экономический - это тот, кто принимает экономические решения исходя из оценки затрат и выгод и следует своим интересам (интерес может быть как экономический, т.е. выражен экономическими категориями - например, заработная плата, прибыль, пенсия, собственность и т.д., так и лежать в иной сфере и быть направлен к иным ценностям - престиж, статус, стабильность, репутация и т.д.).

Проявление этих двух характеристик может быть выражено в разной степени: от сильной к слабой. Понятно, что сильная степень рациональности предполагает выгоду "любой ценой", так же, как и эгоизм в сильной форме - "оппортунизм" понимается как "следование своим интересам с использованием коварства". Такой индивид реально может существовать в рамках экономической системы, которая развивается вне правовых рамок и вне любых правил, поскольку правила любого рода так или иначе ограничивают возможности такого индивида. Эгоизм в сильной форме не только не укладывается в рамки права, но и может их разрушать, так как может использоваться и воровство, и мошенничество, и обман, и недобросовестное поведение в отношении партнеров и тому подобные деяния, которые право относит к разряду правонарушений.

Таким образом, природа человека экономического такова, что, на первый взгляд, ему не нужно право, так как оно ограничивает возможность достижения максимальной выгоды и преследование собственного интереса. Отметим, что предположение о неограниченной рациональности и эгоизме в полной мере можно отнести только к сфере натурального хозяйства, взаимоотношений человека и природы, человека и машины, т.е. к сфере индивидуального труда, когда конечный результат труда зависит от умения, навыков самого человека, от материального фактора в виде орудий труда, природных ресурсов и в малой степени - от других людей. Однако развитие экономики предполагает тенденцию к объединению - людей, капиталов, ресурсов, технологий (многочисленных факторов производства, основанного на разделении труда), так как именно это дает возможность максимально увеличить производительность труда, его качество, а значит, снизив затраты, максимизировать выгоду. Но в условиях такого производства, хотя и наиболее рационального, возникает необходимость в появлении правил, формальных и неформальных, поскольку речь идет уже не о взаимодействии человека и земли, человека и машины, а о взаимодействии людей между собой. Т. Веблен, заметив эту особенность, выявил взаимосвязь экономики и права, стал основоположником экономической школы институционализма, которая дала начало идеям "социального мира", "социального контроля", включив в сферу исследования экономики факторы психологии, права, традиций, культурно-этнических аспектов и т.п.

Констатируя включенность права в сферу экономической деятельности, заметим, что, выступая внешним ограничителем для рационального и эгоистичного экономического человека, правовая норма должна учитывать природу этого человека и предлагать такие решения, которые соответствовали бы этой природе. Нереальным представляется добровольное законопослушное поведение индивида, когда он действует не в соответствии со своими предпочтениями, а с соображениями других лиц по этому поводу. Именно такая модель используется в централизованно планируемой экономике и именно поэтому средством для ее реализации служат часто методы внеэкономического принуждения.

Доказательством, что экономическая сфера стремится к самоорганизации посредством формальных и неформальных норм, является также то обстоятельство, что даже в теневой экономике, которая сознательно выводится из-под действия права, где стремление к максимизизации выгоды наиболее выражено, отношения между различными социальными группами строятся на основе определенного "кодекса" неформальных правил.

Теневая экономика, являясь прежде всего системой хозяйствования, подчиняется в своем развитии тем же объективным экономическим закономерностям, использует те же факторы (ресурсы, деньги, людей), что и официальная экономика, единственное принципиальное отличие - она не оформлена законодательными нормами и включает в себя все неучтенные, нерегламентированные, отличные от изложенных в нормативных документах и правилах хозяйствования виды экономической деятельности.

Это теневое право вступает в борьбу с правом официальным в открытых и скрытых формах и в случае перевеса может привести к криминализации государства и общества. Таким образом, теневое право составляет определенный срез социальных норм, которые призваны управлять теневой экономической деятельностью.

Сама теневая экономика является отчасти результатом действия "непродуманных законов" (деструктивного правового воздействия): наряду с теневой экономикой, которая включает в себя запрещенные виды деятельности, существует так называемая "статутная" теневая экономика, которая включает осуществление официально разрешенных видов деятельности, но не оформленное правом (с целью, например, минимизации налогообложения).

Итак, мы делаем вывод о том, что экономической сфере органически присуще право, ибо экономика, в которой сталкиваются интересы различных индивидов, фирм, продавцов и потребителей, государства, наконец, - без права существовать не может, поскольку именно право определяет меру дозволенного эгоизма. Правовые параметры наряду с другими нормативными образованиями органически включены в экономику, экономика - всегда требует права.

Трудность правового воздействия на экономических агентов заключается в том, что наравне с "экономическими людьми" существуют и "неэкономические люди", которые действуют наперекор требованиям рациональности, интересы которых не овеществлены и не имеют стоимостного выражения, здесь право проявляет себя так же, как и в других сферах регулирования: как равный масштаб, применяемый к разным людям.

Одно из направлений в экономической теории - школа общественного выбора (Дж. Бьюкенен, К. Эрроу) - основывается на тезисе о том, что в любом поведенческом акте (от простых бытовых решений, касающихся покупки хозяйственной мелочи, оптимальной длины волос и цвета одежды до жизненно важных решений, связанных со вступлением в брак, рождением детей, получением образования) мы совершаем выбор. Этот выбор человек экономический совершает, руководствуясь ценностью какого-либо блага и альтернативной стоимостью этого блага. "Альтернативная стоимость любого товара или вида услуг определяется тем количеством другого товара или услуг, которым надо пожертвовать, чтобы получить данный товар или услугу."*(372) Внутренним ограничением (находящимся в экономической сфере) свободы выбора для экономических агентов является то обстоятельство, что количество товаров, услуг, а также денег, людей, земли, полезных ископаемых всегда конечно, ограничено. Выбор ограничен самой экономикой, с одной стороны, а с другой стороны, он ограничен институтами. Не случайно, что определение экономики как науки сводится к проблеме осуществления выбора в условиях ограниченности ресурсов*(373), и главное для правового развития, для формирования содержания права усматривают также в проблеме предпочтения того или иного варианта возможного поведения, проблеме выбора.

Этот выбор в процессе своей деятельности осуществляют как конкретные люди, так и организации, группы людей (существующие явно и неявно), а также государство. Государство, устанавливая те или иные правила, также находится в условиях выбора, так как измеряет стоимость законопроекта (не только возможную доходность, но и социальную полезность) и его альтернативную стоимость, т.е. возможные негативные последствия, потери для общества, выражающиеся как в виде материальных, так и социальных издержек. При этом выбор осуществляется и в случае, когда государство выступает как источник публичной власти, и в случае, когда государство выступает как экономический агент.

Поскольку деятельность государства как политической организации всего общества связана с управлением обществом (и не в последнюю очередь экономической сферой), решения, которые принимает государство, должны быть тщательно просчитаны с точки зрения предельной полезности этого решения для общества и его альтернативной стоимости. И выбор, который делает государство, облекаемый в правовую форму, и будет тем продуктом (с точки зрения экономики - товаром), который государство предлагает обществу. Если эти нормы выражены в императивной форме - налицо ограничение свободы выбора субъекта права (но не лишение свободы выбора вообще, так как решение следовать норме или нарушать ее остается за ним). Если эти нормы выражены в диспозитивной форме, они расширяют поле возможностей для экономических агентов, но не устраняют ограничения выбора. Таким образом, правовые нормы (или формальные институты) выступают для экономических агентов установленными извне ограничениями экономической деятельности. Они не могут их менять по своему усмотрению, и преимущества экономики, структурированной правовыми институтами, заключаются, именно в этой определенности, предсказуемости экономической среды.

Неопределенность экономической сферы, т.е. наличие разветвленной инфраструктуры, огромного ассортимента товаров, услуг, агентов и т.п., а также недостаточная или искаженная информация обо всех этих факторах порождают принятие решений в условиях неполного или неточного знания и, как следствие, порождают экономический риск (неоптимальное следование своему интересу). Институты, и особенно правовые, этот риск значительно уменьшают.

Таким образом, право в экономической сфере выступает своего рода общественным продуктом, ценность и полезность которого для общества заключается в его определенности, предсказуемости и обеспеченности.

Поскольку право вносит определенность, упорядоченность в социально-экономические отношения, вероятно, есть необходимость соотнести категории "экономический порядок" и "правопорядок". В экономической теории существует многообразие в подходах к определению и различению понятий "экономическая система", "экономический строй", "экономический порядок".

Понятие "порядок" предполагает комплекс норм и правил, регулирующих структуру и функционирование какой-либо сферы общественной жизни. Поскольку эти правила в экономике могут быть формализованы и неформализованы, под экономическим порядком следует понимать "совокупность всех правил, касающихся организационного строения народного хозяйства и происходящих в нем процессов, а также совокупность учреждений, ответственных за руководство экономикой, управление ею и придание экономике организационной формы"*(374). Этот порядок может найти отражение в каком-либо правовом источнике - конституции, законе, постановлении, а также в иных документах правового характера (договоре, распоряжении), он может иметь неправовую форму (и даже противоправную). Как отмечает Ф. Шамхалов со ссылкой на Р. Барра, такого рода соглашение (устное и тайное) "может представлять собой в равной мере завтрак в ресторане или общество с собственным помещением"*(375). Такие тайные, часто молчаливые соглашения можно наблюдать в местах мелкой торговли сельскохозяйственной продукцией, когда цены автоматически выравниваются всеми продавцами, и снижение цены означает невозможность торговать в этом месте.

Интересно также обратить внимание на проблему экономической мотивации в принятии правовых решений в политике государства. Надо отметить двойственную природу интересов государства, которые государство защищает: с одной стороны, это интерес собственно государственный, с другой стороны - интерес публичный. В литературе публичный интерес видят как то, что составляет материальную, духовную, эстетическую, иную ценность для общества, его социальных групп, при этом отмечают, что государственный интерес может отождествляться с публичным (в условиях тоталитарных режимов), а может не совпадать с ним. Конституция Российской Федерации в системе ценностей признает приоритет прав и свобод человека (ст. 2), закрепляет свободы экономической деятельности (ст. 8, 34). Вместе с тем в Конституции Российской Федерации используется термин "государственные нужды", а не "интересы общества" или "общее благо" (например, ст. 35), и этот своего рода "архаизм" из недавнего прошлого ставит под сомнение равнозначность того и другого для государства*(376). Государство как источник публичной власти устанавливает правовые нормы для хозяйственных субъектов и одновременно для себя как экономического агента.

Такая двойственность выражается в положении, когда государство только в гражданско-правовых отношениях выступает как равноправный участник, что обеспечивается равенством различных форм собственности. Во всех других отношениях государство выступает в качестве арбитра, ревизора, администратора, т.е. выступает в качестве публичной власти. И если для экономических агентов существующая правовая система является предсказуемой, определенной, стабильной экономической средой, то государство может, в зависимости от ситуации, эти правила менять произвольно.

Следует также отметить, что право, получив особенное развитие с развитием товарно-денежных отношений, определяло порядок равноценного обмена одного блага на другое, некую эквивалентность. Подобного рода подход мы видим в нормах различных отраслей современного права: принцип соразмерности наказания преступлению, принцип соразмерности (справедливости) юридической ответственности вообще, принцип взаимной ответственности детей и родителей, соразмерность пенсии и трудового стажа, взаимные права работника и работодателя и даже возможность определить денежный эквивалент таким неэкономическим ценностям, как честь, достоинство, доброе имя, моральные страдания и т.д.*(377) Эта эквивалентность определяется, конечно, не простым и грубым материальным расчетом, денежной рациональностью, но и социальными ценностями данного общества.

Одним из системообразующих понятий экономической теории является понятие общественного воспроизводства. Им обозначается постоянное повторение, непрерывное возобновление общественного процесса производства. Всякое воспроизводство есть воспроизводство материальных благ, или совокупного общественного продукта, неизбежно связанное с использованием веществ и сил природы, рабочей силы и производственных отношений. Процесс воспроизводства можно разделить на отдельные фазы (стадии): производство, распределение, обмен и потребление. Производство и потребление взаимно связаны и взаимно обусловливают друг друга. "Без производства нет потребления, без потребления нет производства... Потребление прежде всего завершает акт производства, заканчивая продукт как продукт, поглощая его, уничтожая его..."*(378)

Если обратиться к степени урегулированности правом различных фаз экономического воспроизводства, не ставя перед собой цель точного и скрупулезного анализа, фиксируя лишь степень внимания законодателя к той или иной фазе, можно увидеть следующую картину. К стадии производства относится все законодательство о использовании природных ресурсов (законодательство о недрах, о земле, об атмосферном воздухе, о лесах, водах и т.д.), об использовании "человеческих ресурсов" (трудовое законодательство, законодательство об образовании, науке и т.п.), экологическое законодательство, технические нормы, государственные стандарты. К стадии распределения можно отнести налоговое законодательство, бюджетное законодательство, социальное законодательство (пенсии, пособия), трудовое законодательство. Обмен, в основном, регулируется нормами гражданско-правового законодательства, потребление - законодательством о защите прав потребителей. Некоторые юридические акты пронизывают несколько или даже все стадии общественного воспроизводства (гражданско-правовое, трудовое, административное, уголовное, налоговое законодательство). Например, в нормах российского Уголовного кодекса определенные виды деятельности находятся под запретом независимо от конкретной стадии общественного воспроизводства (установлена уголовная ответственность за изготовление (производство), сбыт (обмен) и использование (потребление) какого-либо "товара" (ст.. 171, 173, 191, 222, 327 и др.); и одновременно выделяются так называемые преступления в сфере экономики (раздел VIII), которые законодатель выделяет на отдельных стадиях: стадии производства (ст. 238, 246, 327, 171, 173), стадии обмена (ст. 237, 191, 222, 228), стадии потребления (ст. 235, 242 и т.д.). Нормы налогового законодательства также системно покрывают всю сферу общественного воспроизводства: производство (налог на прибыль), обмен (НДС, налог с продаж, акцизный сбор и т.д.), потребление (налоги на потребление, налог на имущество, при покупке предметов роскоши и т.д.).

Очевидно, что законодатель совершенно не стремится равномерно распределять свои нормативные акты по всем стадиям, более того, заметно более активное императивное воздействие на первые две фазы. Законодатель держит под пристальным вниманием процесс создания материальных благ, т.е. материальное производство. Законодатель здесь регулирует все отношения, связанные с трудом, предметами и средствами труда, и процесс распределения этих благ (поскольку социальное неблагополучие вносит существенную напряженность в политическую ситуацию). Все значимые экономические сферы находятся под пристальным вниманием и контролем, и, тем не менее, происходят дисбалансы, кризисы, провалы, дефолты, инфляция и прочие экономические катаклизмы, которые указывают на ряд интересных и важных для правового регулирования моментов: право, конечно, в состоянии воздействовать и на производственные факторы, и на экономических агентов, и на экономические свободы, в первую очередь на свободу выбора варианта поведения в экономической сфере, однако методы, инструментарий такого воздействия должны быть разными в зависимости от предмета.

Особо интересным представляется рассмотрение правового воздействия в связи с выделяемыми в экономической науке макро- и микроуровнями анализа экономики. Микроэкономика - это уровень поведения субъектов экономики, которые заняты выбором вариантов производства, купли-продажи и т.д. Макроэкономика - это действие системы хозяйствования в целом. Понятно, что правовые предписания оказывают, в первую очередь, свое влияние на непосредственные экономические решения людей, т.е. на уровне микроэкономики. Но также понятно, что установление подобных предписаний должно опираться на представления правотворца об макроэкономических процессах.

Отмечая присутствие волевого момента в экономических отношениях, нужно обратить внимание на субъектный состав этого волевого момента. В экономических отношениях может проявляться как воля отдельного лица, так и воля социальной группы или общества в целом. Конечно, эти субъекты права выступают в различных сферах экономического процесса, что приводит к значительному своеобразию правового воздействия в зависимости от того, какая разновидность экономических отношений подвергается регулированию. Так, можно выделить две группы экономических отношений, отличающихся правовыми режимами, в которых действуют субъекты.

Первыми наиболее явно выступают отношения в имущественно-стоимостной сфере овеществленного труда. Правильная оценка (цена) товара может возникнуть лишь в ситуации правового равенства и свободы воли индивидов. Именно данные отношения регулируются гражданским правом. Вторая группа отношений связана с общественным характером экономических процессов. Соответственно, чтобы их синхронизировать, совместить с процессами в иных сферах, необходимо вмешательство общественной воли через властные структуры в экономическую сферу. Такое вмешательство не всегда можно провести на принципах равенства, и оно порой имеет вид административного воздействия.

В условиях различных социальных систем право обращается к различным стадиям общественного воспроизводства, и, соответственно, внимание законодателя к отраслям законодательства не равнозначно.

В условиях рыночной экономики очевидна необходимость закрепления "принципа экономической свободы" и приоритета в развитии гражданско-правового законодательства, в условиях административно-командной экономики - настоятельна необходимость перераспределения доходов и структурирования хозяйственных связей, и налицо крен в развитии "законодательства" хозяйственного, об общественных фондах потребления, социального и т.д. (при этом объем налогового законодательства незначителен). Тенденцией в правовом регулировании смешанных экономик является не только наличие и диспозитивного, и императивного начала, но и их сближение в праве: например, в США создаются независимые административные комиссии с целью ограничения монополизации, они призваны решать вопросы о правомерности и целесообразности отдельных договоров, соглашений, изменять условия таких соглашений*(379), существуют специальные гражданско-правовые санкции: принудительная продажа активов, роспуск корпораций*(380), в Великобритании есть такая уголовно-правовая мера, как запрещение юридическим лицам заниматься оборотом товаров определенного вида*(381).

Особое внимание в современной экономической литературе уделяется вопросам правового регулирования рынка. И рынок, и правоотносятся к разряду общечеловеческих ценностей, являются достоянием мировой цивилизации, вероятно, они должны взаимодействовать, не нанося ущерба друг другу. Рыночной экономикой считают такую систему хозяйствования, при которой потребности удовлетворяются посредством обмена между независимыми экономическими субъектами. Рынок движим спросом, поэтому ориентиром для производителя является ожидаемое потребление товара (т.е. потребности людей, сами люди), потребитель ориентируется на сочетание качества и цены. Конкуренция является "невидимой рукой", которая вытесняет одних производителей, ориентирует их на определенные отрасли производства и, по существу, решает все экономические вопросы (определяет структуру и эффективность производства, качество продукции, насыщает общество товарами и услугами и тем самым определяет уровень жизни и т.п.). Но наряду с этими достоинствами рынок обладает и существенными недостатками: прежде всего потому, что у него нет "человеческого лица", он дает возможность выживать только сильным и разоряет слабых. Право восполняет эти недостатки рынка. Итак, функциями права в рыночной экономике можно считать:

1) создание соответствующей правовой базы для поддержания условий функционирования рынка: экономической свободы и ценовой конкуренции;

2) установление "правил игры" для экономических агентов, с одной стороны, стимулируя предпринимательскую деятельность, с другой стороны, учитывая интересы личности, общества, государства. Важной является также деятельность по охране окружающей среды*(382).

Теорией и практикой экономического развития различных стран доказано, что сочетание рынка и права может происходить в различных пропорциях, право может использовать разные методы и средства для того, чтобы найти баланс между свободной рыночной экономикой и достойным существованием общества.

Современные экономики - это прежде всего рыночные экономики, ограниченные правовыми параметрами. Узость или, наоборот, широта этих "рамок" определяются многими факторами: культурными традициями, уровнем экономического и правового сознания, общественной ценностью права, обусловливаются историческими особенностями той или иной страны.

Экономической сфере органически присуща самоорганизация посредством формальных и неформальных норм, т.е. право является как бы продолжением нормативности самой экономической жизни, правовые параметры наряду с экономическими составляют нормативное содержание экономики. Право, вырастая из экономических отношений, должно быть органически связано с неформальными экономическими институтами. При этом, так же, как и в любой сфере рыночного хозяйства, правовые институты конкурируют с неправовыми и квазиправовыми, выбор осуществляется с тех же позиций, что и любого товара - максимальная полезность при минимальных затратах. Поэтому право в экономической сфере, учитывая нравственные ценности общества, должно ориентироваться на экономические интересы агентов экономики, тем самым экономически (а не императивно) вытесняя альтернативные праву институты.

Особенностью правового воздействия на экономические отношения является то, что право устанавливает лишь ограничения, параметры, нормативы, заданные величины, экономика преобразует их в конкретные экономические показатели. Подобно тому, как в уравнении с несколькими переменными конечный результат в зависимости от заданных величин может быть положительным, отрицательным и даже нулевым, объективно действующие экономические законы, ограничиваемые (деформируемые) параметрами различных юридических законов, также могут привести страну к дефолту, кризису, а также к стагнации или процветанию.

Обратной стороной эффективного правового воздействия для государства, с одной стороны, являются налоги, с другой стороны - материальное благосостояние общества.

Право должно содержать экономический мотив на стадии производства, обмена и потребления. Обмен отделяет продукт производства от производителя, собственно экономические (производственные) отношения обрываются, поскольку распределение - это уже отношения юридические (принудительные); здесь уже происходит обмен с государством и потому юридическая ответственность в экономических отношениях нуждается в экономическом обосновании ее размера, поскольку именно мера ответственности (а также ее неотвратимость) выступает в качестве альтернативы экономическому правонарушению.