1.4. Функции юридической науки, ее связь с практикой

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Функции науки — это основные направления научной де­ятельности, выражающиеся в ее задачах, целях. Очевидно, что основная, главная функция науки — это производство, при-ращивание научных знаний как знаний истинных, обосно­ванных, проверяемых. Эту функцию можно назвать гносеоло­гической {познавательной}. В рамках этого общего направле­ния можно выделить следующие функции более конкретного характера.

Эмпирико-описательная функция юридической науки со­ответствует эмпирическому уровню познания, логически пер­воначальному этапу научного исследования. Осуществление •)той функции призвано обеспечить научное теоретическое познание фактическим материалом, эмпирическими данны­ми об изучаемых явлениях.

Применительно к правовой науке в качестве эмпириче­ских фактов (наблюдаемых явлений государственно-правовой действительности) можно рассматривать и отдельные норма" гивные акты, нормы права, различного рода юридические факты, деятельность, связанную с правотворчеством, систе­матизацией законодательства, правореализацисй, результаты действия нормативных актов, структуру, кадровый состав и цеятельность государственных органов по осуществлению тех или иных функций государства, правосознание отдельных со­циальных групп, состояние преступности и т. д. Основным методом получения эмпирических данных в юридической науке является наблюдение (непосредственное, но чаще опос­редствованное). Эксперимент имеет ограниченное значение. Получению эмпирических данных в юридической науке слу­жит также метод интерпретации отдельных нормативных ак-гов и норм права, дающий сведения о первичных правовых

15

 

явлениях (нормах права, нормативных актах), первичных эле­ментах системы права и системы законодательства. Интер­претация этих элементов— не ретросказание, не предсказа­ние и тем более не объяснение, ибо в результате толкования отдельной нормы права не вскрываются закономерности сущ-ностного порядка, а получаются данные о содержании эмпи­рически-правового явления, на которых основывается даль­нейшее углубленное изучение норм права и права в целом на теоретическом уровне (анализ структурного состава нормы права, выявление существенных признаков, присущих любой норме права, системный подход к праву в целом и т. д.). Ин­терпретация дает эмпирический материал для последующих действий, охватываемых данной функцией (например, для классификации норм права и нормативных актов), а также для других методов, например для сравнительного правове­дения, ибо сравнение норм институтов права предполагает прежде всего их интерпретацию, получение данных о содер­жании сравниваемых институтов.

Описание как научная операция не сводится только к опи­санию эмпирических свойств изучаемых явлений. Эта стадия научного исследования предполагает логическую обработку эмпирического материала, его анализ, классификацию, сис­тематизацию, обобщение и т. д. В результате такой обработки создается эмпирический базис соответствующей науки. При этом определенная роль принадлежит обыденным, философ­ским и предварительным научным знаниям, необходимым для планировки и правильной, целеустремленной постановки эксперимента или наблюдения и т. д. Эмпирический уровень познания лишь логически может рассматриваться в качестве первоначального этапа научного познания. Фактически же эмпирическое познание совершается на базе уже существую­щего теоретического базиса науки, который во многом пред­определяет эмпирические исследования. Осуществляя, на­пример, эмпирическое изучение состояния преступности в том или ином районе страны, исследователи исходят из оп­ределенных теоретических данных таких наук, как уголовное право, криминология. Эти данные теории кладутся в основу планирования и методики такого исследования, в основу анализа — синтеза, систематизации и обобщения материалов эмпирического исследования. В свою очередь эти материалы, систематизированные и обобщенные, составляют эмпириче-

и"

 

скую основу для вскрытия определенных закономерностей и научного теоретического объяснения сущности соответствую­щих объектов исследования.

Функция объяснения — одна из основных функций юриди­ческой науки — относится к теоретическому уровню позна­ния государства и права. Главной и единственной задачей функции объяснения является раскрытие сущности исследуе­мых объектов, осуществляемое через познание отношений и связей этой сущности с другими сущностями или через по­знание ее внутренних отношений. Вскрывая существенные, т. е. закономерные, связи и отношения изучаемых объектов, наука тем самым объясняет саму сущность этих объектов. Ха­рактер объяснения зависит от характера закономерных, суще­ственных отношений и связей объясняемого объекта. В сфере государственно-правовых явлений возможны атрибутивные, структурные, причинно-следственные, функциональные свя­зи и отношения. Им соответствуют и определенные виды объ­яснений.

Атрибутивное объяснение основывается на наличии зако­номерных атрибутивных связей объясняемого объекта с оп­ределенным свойством (атрибутом). В ходе такого объяснения раскрывается связь объекта с существенным, необходимым его свойством (атрибутом), без которого объект не существует и не может существовать. Элиминация (исключение) этого свойства ведет фактически к элиминации самого объекта. Раскрытие атрибута есть раскрытие одной из сторон сущности объекта. Атрибутивное объяснение весьма распространено в правоведении. Оно используется прежде всего в раскрытии сущности государства и права в целом. Однако следует отме­тить, что при объяснении права довольно часто его сущность в нашей литературе сводится лишь к одному его существен­ному свойству — воле соответствующего господствующего класса, выраженной в законе. Но ведь такие свойства права, как, например, нормативность и принудительность, также су­щественны. Достаточно исключить хотя бы одно из них, как право перестает быть правом. Атрибутивное объяснение сущ­ности объектов требует, следовательно, охвата всех его суще­ственных свойств,

Генетическое объяснение основывается на закономерных связях объясняемого объекта с предшествующими ему объек­тами Оснппняя цель такого объяснения — исследование ге-

 

незиса соответствующих объектов, выявление причин и усло­вий, вызвавших к жизни изучаемый объект, факторов, под­держивающих его существование и изменение. Применитель­но к исследованию государственно-правовых явлений в ходе генетического объяснения используется, как правило, апел­ляция к экономическим, классовым, культурным и прочим социальным факторам', предопределяющим их существование и изменение функционирования. Генетическое объяснение применимо при объяснении любого государственно-правово­го института или другого явления, связанного с правом.

Функциональное объяснение необходимо в правоведении, ибо речь идет об объяснении функционирующих объектов. В нашей науке общепризнано, что, например, в функциях го­сударства и права проявляются существенные стороны этих явлений, прежде всего их социальная сущность. Анализируя функции государственно-правовых явлений и следствия этих функций, мы тем самым получаем материал для объяснения самой их сущности, ибо все главные черты и свойства этих явлений неизбежно отражаются на результате их функцио­нирования. Функциональное объяснение предполагает, сле­довательно, изучение государственно-правовых институтов в действии, основываясь на фактах их функционирования, на данных о последствиях этого функционирования. При таком объяснении нужны предварительное изучение, анализ резуль­татов, которые явились следствием действия изучаемых инс­титутов. Функциональное объяснение — это разновидность контргенетического объяснения, апеллирующего к следстви­ям функционирования соответствующей системы.

Структурное объяснение основывается на том, что объяс­няемый объект характеризуется двусторонней структурной организацией. Любой объект не только обладает внутренней структурой (целостность объекта, его элементы и порядок ор­ганизации этих элементов), но и сам является составным эле­ментом структуры другого объекта (т. е. элементом супер­структуры). В каждой внутренней и внешней структурных связях находит проявление та или иная существенная сторо­на, свойство существующего объекта. Анализируя структур­ные связи объекта, мы тем самым раскрываем и характеризу­ем его существенные свойства. Структурные (внутренне и внешне) объяснения широко распространены в науке о госу­дарстве и нраве, ибо оба этих объекта, с одной стороны, струк-

 

гурно организованы, с другой — сами являются элементами суперструктуры (государство как элемент политической сис­темы, право как элемент системы нормативного регулирова­ния в обществе). То же самое можно сказать и о других госу­дарственно-правовых явлениях. Например, каждая отрасль права, будучи элементом системы права, сама имеет внут­реннюю структурную организацию. Важным условием струк­турного объяснения является нс только вычленение эле­ментов целого, но и показ системообразующих связей, орга­низующих элементы в единое целое, придающих целому структурное единство. Простое сопоставление элементов, входящих в суперструктуру, выявление общих и специфиче­ских черт без анализа их связей нельзя рассматривать в каче­стве завершенного структурного объяснения.

Научное правоведение исходит из требования всесторон­него подхода к изучаемым объектам. Поэтому оно не отдает предпочтения какому-то одному виду объяснения, а приме­няет их в совокупности. Это отнюдь не исключает того, что в некоторых исследованиях может быть использован какой-то один вид объяснения, например структурный, функциональ­ный и т. д. Более того, подобного рода подходы неизбежны в науке, ибо они позволяют углубиться в отдельные существен­ные стороны изучаемого объекта, познать объект более де­тально и конкретно.

Прогностическая функция любой науки состоит в предви­дении развития соответствующих явлений, в предвидении то­го, каким качественным или количественным изменениям подвергнутся эти явления. Предвидение является необходи­мым условием определения правильного курса практической деятельности вообще и условием дальновидной политики в частности. Научно обоснованное предвидение дает уверен­ность в возможности достижения поставленных задач.

Высокая степень вероятности или даже полной опреде­ленности научного предвидения вызвана тем, что такое пред­видение основывается на знании причинно-следственных связей, детерминированности, обусловленности соответст­вующих явлений, знании законов их развития. Предвидение тенденций развития государственно-правовой надстройки возможно лишь с учетом общего социально-экономического и культурного развития общества (развития экономики, куль­туры, направления политики и т. д.), ибо государство и право

19

 

находятся в двойной связи с обществом: с одной стороны. сущность и характер государства и права обусловлены самим обществом (прежде всего классово-экономическими его от­ношениями), а с другой — государство и право являются ору­диями обратного воздействия на общество (путем управления и регулирования). Без учета этих связей действительно науч­ный прогноз развития государственно-правовой надстройки невозможен. Естественно поэтому, что формулирование про­гностических положений юридической наукой неизбежно должно опираться на знания и прогнозы развития обществен­ных явлений, тесно связанных с государством и правом.

Юридическая наука, конечно, не в состоянии заниматься разработкой прогнозов всех социально-экономических явле­ний, связанных с правом. Следовательно, в области прогноза она должна опираться на достижения других наук, использо­вать уже готовые прогнозы, сформулированные неюридиче­скими науками. Такие прогнозы многовариантны. На основе прогнозов развития других явлений можно предсказать и раз­витие законов, их регулирующих. Однако и такое предсказа­ние будет только многовариантным, потому что, с одной сто­роны, достижение одних и тех же целей возможно с помощью разных правовых средств, а с другой — принятие закона яв­ляется следствием действия «бесконечного количества пере­крещивающихся сил», которые не всегда поддаются точному учету и предвидению.

От Прогностических положений юридической науки сле­дует отличать предложения с1е 1е§с ?егепс1а,т. е. предложения по принятию конкретного закона с конкретным содержанием или конкретного предложения о совершенствовании сущест­вующего законодательства. Если в первом случае предпола­гается, каким изменениям подвергнется то или иное государ­ственно-правовое явление в будущем, то во втором случае наука четко формулирует, какие законы и какого содержания следует принять, какие изменения следует внести в содержа­ние государственно-правового института.

Оценочно-нормативная (или методологическая) функция науки состоит в том, что наука формулирует правила, реко­мендации, советы для целесообразной деятельности человека в той или иной ее сфере. Нормативная функция присуща любой теоретической, тем более эмпирической науке, ибо наука, вскрывая закономерности развития явлений, предска-

20

 

зывая их развитие, является основой целесообразной де­ятельности человека, она не только указывает, что следует делать для достижения тех или иных целей, но и каким об­разом это делать.

Нормативная функция присуща и юридической науке. Юридическая наука в целом формулирует такие нормативные (методологические) положения, как принципы (правила) на­учного исследования государственно-правовой действитель­ности, различного рода правила практической, целесообраз­ной деятельности в области правотворчества, правопримене­ния, реализации права в широком смысле этого слова.

В нормативной функции, как и в прогностической, ярко проявляется интеграция юридической науки с другими нау­ками: формулируя различного рода правила целесообразной деятельности, она опирается на знания общественных, есте­ственных и технических наук. Удельный вес.нормативных по­ложений неодинаков в различных отраслях юридической нау­ки, в различных частных теориях. В общей теории права на­ибольший удельный вес нормативные положения занимают в учениях (частных теориях) о правотворчестве, о толковании и применении права. По отношению к правотворчеству нау­кой разрабатывается и совершенствуется система правил юридической техники, по отношению к теории толкования — система правил толкования действующих правовых норм, по отношению к теории правоприменения — система правил их применения.

В криминалистике, в основном науке эмпирической, не­посредственно обслуживающей нужды практики, удельный вес нормативных (методологических) положений еще больше. Можно даже отметить, что криминалистика и существует для того, чтобы формулировать правила практической деятель­ности применительно к расследованию юридических дел. Все прочие научные положения криминалистики призваны лишь научно обосновать целесообразность тех или инь1Х правил, формулируемых этой наукой. Здесь мы видим систему правил криминалистической техники (обнаружения, выемки, фикси­рования, исследования вещественных доказательств), такти­ки проведения определенных следственных действий (осмот­ра места происшествия, обыска, допроса, очной ставки и т.д.), расследования отдельных видов преступлений (част-

21

 

ная методика), Разрабатывая правила, криминалистика ши­роко использует достижения различных естественных, техни­ческих, общественных наук.

В отраслевых науках также обнаруживаются нормативные элементы. Это .прежде всего правила, отражающие особен­ности толкования норм отдельной отрасли права, правила юридической техники индивидуальных правоприменитель-ных актов и других юридических документов, оформляющих юридические действия. Конечно, многие правила юридиче­ской техники могут быть зафиксированы в нормативных пра­вовых актах. Однако следует иметь в виду, во-первых, что не­целесообразно придавать всем указанным правилам формаль­но-юридический характер, во-вторых, что и фиксированные с помощью нормативных актов правила являются плодом юридической науки.

Анализируемая функдия юридической науки именуется не просто нормативной, а оценочно-нормативной, так как формулирование правил (принципов) целесообразной де­ятельности в области правотворчества и правоприменения не­избежно связано с различного рода оценками. Указанные правила формулируются на основе оценок соответствующих действий и их результатов, с позиций политики, морали, це­лесообразности, эффективности и т. д. Но главное, в чем про­является оценочно-нормативная функция юридической нау­ки, на наш взгляд, является деятельность, направленная на обоснование и формулирование оценок прежде всего дейст­вующей системы права и политической системы в целом. Нау­ка о государстве и праве не выполняла бы своей социальной функции, если бы не давала оценок указанным явлениям, ибо только на основе оценок (положительных и отрицательных) действующей государственно-правовой системы возможно формулирование предложений, направленных на совершен­ствование правовых и государственных институтов.

В отличие от прогностических высказываний в данном случае наука не ограничивается выводами разного характера . о будущем изменении и развитии государственно-правовых явлений, а формулирует точно определенные предложения, какие именно мероприятия следует осуществить для совер­шенствования конкретных государственных или правовых институтов. Такого рода предложения могут носить разнооб­разный характер, вплоть до разработки представителями нау­ки проектов нормативных актов.

22

 

В оценочно-нормативной функции юридической науки прежде всего и проявляется ее практический характер. Эта функция призвана непосредственно обслуживать нужды го­сударственно-правовой практики. В практической деятель­ности государственных органов (правотворческой, правопри-менительной, организационной и т. п.) научные предложения материализуются, обретают реальность, воздействуют на дей­ствительность.

Следует отметить, что представленный выше вариант пе­речня и описания функций юридической науки является не единственным. Даже в учебной литературе мы не найдем единства взглядов на функции юридической науки. В ряде учебников называются, например, такие функции, как теоре­тическая, онтологическая, эвристическая, практически-орга­низационная, воспитательная и др.

Не вдаваясь в детали, отметим, что некоторые из них вряд ли следует приписывать науке. Основное назначение науки -— производство и приращение научных знаний. Использование этих знаний в той или иной сфере человеческой деятельности не означает, что это деятельность самой науки. Наука, напри­мер, ничего не организует, не воспитывает, ничем не управ­ляет, хотя, как отмечено выше, научные знания — основа лю­бой рациональной деятельности и в сфере производства, уп­равления, правового регулирования, воспитания и т. д. Если пойти по пути расширения функций науки, то все функции государства, права и отдельных социальных институтов мож­но приписать науке.

1