18.3. Результат толкования. Виды толкования по объему

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Нормы права — это правила весьма общего характера, ох­ватывающие своим содержанием значительную совокупность отношений, фактов, ситуаций, разнообразных по своим ха­рактеристикам. Рациональный законодатель всегда стремится изложить нормы права кратко, лаконично. Этим достигается цель законодательной экономии. Но с другой стороны, это вызывает и определенные затруднения в ходе их применения. Поэтому важной целью толкования является раскрытие, раз­вертывание содержания нормы права в совокупности более детальных положений для приближения их к конкретной си­туации, чтобы не возникали сомнения при юридической ква­лификации этих фактов и ситуаций (подведении их под тол­куемую норму). В одном-двух словесных выражениях можно отразить только какую-то одну сторону, момент содержания нормы права. Поэтому, например, разъяснения (коммента­рий) к той или иной статье комментированного кодекса по своему объему в несколько раз превышают текст самой статьи.

С точки зрения языка и логики результат толкования мо­жет быть выражен в разных ложноязыковых формах: сужде­ниях о содержании нормы права, юридических оценках и ин­терпретационных нормах. В суждениях утверждается или от­рицается что-либо о содержании норм права: о субъектах, о ситуациях, на которые распространяется норма права, о пред­писываемых, запрещаемых, дозволяемых действиях и т. д. В юридических оценках (суждениях о юридической квалифи­кации) диалектически сочетаются результаты толкования и юридической квалификации. Приведем пример из судебной практики: «Умышленное убийство в присутствии близких по­терпевшему лиц может быть признано совершенным с особой жестокостью в случаях, когда виновный сознавал, что причи­няет этим лицам особые страдания» (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1987. № 1. С. 341). В приведенном положении, бесспорно, дается юридическая квалификация действия, но в нем отражается и смысл соответствующей нормы (ныне это

279

 

ст. 105 УК РФ). Интерпретационные нормы являются резуль­татом толкования только органов, имеющих право давать официальное нормативное толкование. Оно потому и назы­вается нормативным, что формулируется в виде норм, содер­жащихся в актах толкования, предписывающих другим субъ­ектам то или иное понимание и применение законов.

Остановимся на проблеме критериев истинности и пра­вильности результата толкования. Иногда в отечественной литературе оценка истинности и правильности толкования подменяется какими-то иными оценками. Утверждается, на­пример, что критериями истинности и правильности толко­вания является правосознание, политика государства. Оче­видно, что результат толкования можно оценить с точки зре­ния указанных критериев, но это будет оценка не правиль­ности и истинности толкования, а его соответствия именно этим критериям. Как поступит интерпретатор в случае несо­ответствия толкования указанным критериям, будет зависеть от состояния законодательства, законности, господствующих в стране взглядов и позиции самого интерпретатора. При оп­ределенных условиях это может послужить отправной точкой для приспосабливающегося толкования. Однако при стабиль­ном законодательстве, строгом режиме законности интерпре­татор должен исходить из того, что именно в самом законе выражены высшая политика государства и идеи правосозна­ния, справедливости и т. д.

Нередко в качестве критерия правильности и истинности толкования рассматривается сам закон или воля, выраженная в законе. В этом случае мы имеем дело с порочным кругом, ибо, чтобы закон (или воля, в нем выраженная) стал крите­рием толкования, он должен быть прежде уяснен, истолкован, его содержание выражено в соответствующих высказываниях, но они-то как раз и составляют результат толкования и нуж­даются в критериях.

• Представляется, что к проблеме критериев правильности и истинности толкования следует подходить с позиции мате­риалистической гносеологии, в которой общепризнано, что в качестве такого критерия выступает практика, но не любая, а общественная, практика по преобразованию природы и об­щественных отношений.

Общественная практика выступает в качестве критерия как непосредственно, так и в опосредствованных формах. На-

280

 

пример, и. «е» ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершенное общеопасным способом. Если ис­толкователь пришел к выводу, что определенный способ яв­ляется общеопасным (т. е. опасным для жизни многих людей), то можно оценить правильность этого вывода, обратившись непосредственно к практике, охватывающей данный способ действий. В большинстве же случаев нет необходимости при­бегать к практике непосредственно, достаточно обратиться к критериям, опосредствующим практику.

К опосредствующим формам практики и опыта относят правила языка, законы и правила толкования. Если толкова­ние осуществлялось с явным нарушением этих правил, то можно определенно сказать, что результат такого толкования является неправильным, неистинным.

Результат толкования характеризуется и с точки зрения его объема. Объем толкования определяется его соотношени­ем с текстуальным выражением (текстом) нормы. По объему толкование может быть буквальным, распространительным и ограничительным.

При буквальном толковании действительное содержание нормы права, установленное в ходе использования всех не­обходимых для данного случая приемов толкования, совпа­дает с результатом, полученным на основе простого прочте­ния ее текста (смысл и буква закона совпадают).

При распространительном толковании действительное содержание оказывается шире буквальной формулы нормы, а при ограничительном, наоборот, уже. К распространитель­ному или ограничительному результату интерпретатор прихо­дит на основе использования совокупности всех способов толкования. Например, если норму, содержащуюся в п. 1 ст. 34 СК РФ, толковать изолированно от других норм права, то по буквальному ее смыслу любое имущество, нажитое супру­гами во время брака, является их совместной собственностью, ибо так прямо и сказано в этой норме. Если же толковать данную норму в связи с нормой, изложенной в п. 2 ст. 36 СК РФ, то толкование будет иным и правильным — ограничи­тельного свойства. Оказывается, согласий п. 2 ст. 36 СК РФ, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т. п.), приобретенные во время брака за счет общих средств супру­гов, признаются имуществом того супруга, который ими пользуется. Таким образом, не все имущество, нажитое во время брака, является совместной собственностью супругов.

281

 

Ограничительное или распространительное толкование возможно только тогда, когда установлено несоответствие между действительным содержанием нормы права и ее текс­туальным выражением. В противном случае будет допущено нарушение законности. Любое ограничительное или распро­странительное толкование должно основываться на доказа­тельствах и соответствующим образом аргументироваться.

Ограничительное или распространительное толкование допускается тогда, когда законодатель употребил слово или выражение, обозначающее в языке, на котором изложена нор­ма, понятие более широкого или узкого объема по сравнению с объемом того понятия, которое в действительности имел в виду законодатель при формулировании нормы права и ко­торое вытекает из ее контекста или из контекста норматив­ного акта.

Ограничительное или распространительное толкование норм права может вытекать из их системности. Например, легальное определение ночного времени не всегда совпадает с обыденным, астрономическим его пониманием.

Ограничительное толкование может вытекать из наличия специальной нормы. Специальная норма ограничивает сферу действия общей нормы, делает из нее изъятия. Она как бы отменяет действие общей нормы в той части, на которую рас­считана специальная норма (1ех 5рес1аи5 с1его§а1 1е§1 §епегаИ). Действие этого правила показано выше применительно к тол­кованию ст. 105 УК РФ и ст. 34 СК РФ.

Распространительно толкуются незавершенные перечни и т. д. Недопустимо распространительное толкование исчер­пывающих, законченных перечней (обстоятельств, субъектов и т.д.), распространительное толкование санкций, положе­ний, составляющих исключение из общего правила. Недопус­тимо ограничительное толкование незаконченных перечней. Не подлежат распространительному или ограничительному толкованию термины, определенные легальной дефиницией, если такое толкование выходит за ее рамки.

1