6. ЮРИДИЧЕСКИЕ ОБЯЗАННОСТИ ЛИЧНОСТИ (Н.И. Матузов)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Необходимым компонентом оптимального взаимодействия государства, права и

личности выступают юридические обязанности, без которых невозможны ни

сбалансированная правовая система, ни эф фективное правовое регулирование, ни

четкий правопорядок, ни другие состояния и проявления общественной жизни. Они –

условие нормального функционирования конституционных институтов, управления

производственными процессами, поддержания устойчивости и стабильности в

обществе.

Юридическая обязанность есть установленная законом мера должного, общественно

необходимого поведения, а также вид (линия) поведения. Это властная форма

социальной регуляции, опирающаяся на «силонос» начало, т.е. на возможность

государственного принуждения. В обязанностях выражаются как личные, так и

общезначимые интересы. Через обязанность удовлетворяется интерес управомочснного

в любом правоотношении.

Обязанность отвечает также интересам самого нравообязанного лица, а в конечном

счете – целям и задачам всей политико-правовой системы. Без этих инструментов

общество быстро превратилось бы в некий рыхлый и неуправляемый анархо-синдикат.

Обязанности придают государству гражданскую устойчивость, равнозначную

экологическому равновесию.

Корреляция прав и обязанностей создает уравновешенное общественное состояние,

иначе говоря, режим наибольшего благоприятствования для повседневной

жизнедеятельности людей. Такое сочетание выражает разумный баланс интересов всех

членов и составных частей общества, способствует достижению согласия,

взаимопонимания и социального компромисса между ними. Это средство гармонизации

интересов государства и личности, а также интересов граждан в их

взаимоотношениях друг с другом. Иным путем трудно добиться желаемого социального

эффекта.

Юридическая обязанность – вид и мера государственно-целесообразного, разумного,

полезного, объективно обусловленного поведения, призванного вносить порядок и

«умиротворение» в жизнь. Она – законная преграда на пути произвола, хаоса,

своеволия, неорганизованности, всего деструктивного и мешающего нормальному

развитию общества.

Обязанность тесно связана с субъективным правом; это парные, взаимозависимые

понятия. Известно, что любая правовая норма носит представительно-обязывающий

характер и уже поэтому предусматривает как возможное, так и должное поведение.

Обязанность – способ

обеспечения прав, условие их реальности и эффективности. Если субъективное право

– это сфера власти и свободы индивида, то юридическая обязанность – область

необходимости и подчинения. Носитель обязанности должен понимать и сознавать

свою «несвободу» и связанность ради общего блага.

Функциональное назначение юридических обязанностей – корреспондировать

субъективным правам, выполнять свою часть работы в общем механизме правового

регулирования, направлять деятельность индивидов в нужное русло; а социальное –

формировать должное правосознание и правовую культуру граждан, служить

дисциплинирующим фактором, упрочивать законность и правопорядок в обществе.

Все эти функции тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, осуществляются

одновременно. Любые субъективные права практически могут быть реализованы только

через чьи-то обязанности, и наоборот, обязанности предполагают чье-то право

требовать их исполнения. Вне корреляции друг с другом дачные категории

немыслимы, они могут действовать только в «одной связке», а не порознь.

Обязанности – обратная сторона прав.

11ринцип сочетания прав и обязанностей получил отражение в принятой ООН Всеобщей

декларации прав человека, пронозглащающей, что «каждый человек имеет обязанности

перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его

личности», что осуществление нрав и свобод гражданином требует «должного

признания и уважения прав и свобод других, удовлетворения справедливых

требований морали, общего порядка и благосостояния в демократическом обществе».

В Международном пакте о гражданских и политических правах также за4)иксировано,

что «отдельный человек имеет обязанности в отношении других людей и того

коллектива, к которому он принадлежит». Исходя из этих общих положений,

соответствующие государства закрепляют в своем законодательстве более

развернутый перечень обязанностей применительно к конкретным условиям и

национальным интересам. При этом речь, конечно, идет не только об обязанностях

граждан, но и об обязанностях органов власти, должностных лиц, других субъектов.

Тезис о единстве прав и обязанностей в последнее время был подвергнут у нас

критике. Для этого есть определенные основания, ибо в недавнем прошлом указанный

принцип был сильно идеологизирован и гипертрофирован, доведен до крайних

пределов. Он рассматривался как часть более широкой концепции о перерастании

(слиянии) прав и обязанностей «в единые правила коммунистического общежития».

Причем этот процесс искусственно форсировался, так как считался непременным

условием построения «светлого будущего».

На практике многим правам нередко придавалось столь же непререкаемое

(императивное) значение, как и обязанностям (например, праву участвовать в

выборах, праздничных демонстрациях, разного рода соревнованиях, других

кампаниях). Дебатировался даже вопрос, наказуем ли отказ от права? Вообще,

многое тогда строилось не на законах, а на командах и волевых решениях.

Действовало «партийное право». Всякие там юридические основания попросту

игнорировались. Были и другие перекосы в данной проблеме, заслуживающие

негативной оценки. В частности, на первый план обычно выдвигались и постоянно

подчеркивались обязанности граждан перед государством и почти ничего не

говорилось об обязанностях государства перед гражданами. Такого рода обязанности

даже не были закреплены и Конституции.

Однако важно в процессе критики всех этих аномалий не выплескивать вместе с

водой и ребенка, т.е. отрицать любую корреляцию (единство, сочетание,

взаимодействие) между правами и обязанностями. Принцип единства прав и

обязанностей, как отмечалось выше, вытекает из международных пактов о нравах

человека, из признания взаимной ответственности государства и гражданина,

общества и личности. Да и вообще всякое человеческое общежитие покоится на этих

началах.

Как ни затаскан у нас известный постулат о том, что нет нрав без обязанностей и

нет обязанностей без прав, он в основе своей верный. Концепция «слияния» прав и

обязанностей была некорректной в том смысле, что забегала вперед, ориентировала

на «скорейшее» достижение конечной цели – победу «коммунистических отношений». В

этом качестве данная идея, конечно, себя дискредитировала. Но как форма

взаимодействия указанных феноменов в определенных общественных связях и моделях

она остается в силе.

Когда-то, в начале развития цивилизации, между правами и обязанностями вообще не

проводилось никакого различия; в представлениях людей и в их повседневной жизни

они были «слиты» воедино. «Для индейца, – писал Ф. Энгельс, – не существовало

вопроса, являются ли участие в общественных делах, кровная месть или уплата

выкупа за нее правом или обязанностью; такой вопрос показался бы ему столь же

нелепым, как и вопрос, являются ли еда, сон, охота – правом или обязанностью».

Но затем эти понятия четко разделились.

Проблема единства (сочетания) прав и обязанностей многопланова. В ней можно

выделить ряд аспектов: исторический, социально-поли-

 Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 159.

тический, философский, юридический, нравственный, психологический и др. Здесь

затронуты лишь некоторые из этих связей. Однако ясно, что права и обязанности,

будучи самостоятельными категориями, «обречены» на тесное «сотрудничество» в

деле регулирования общественных отношений. «Корреляция субъективных прав и

обязанностей аксиоматична для философии права, общей теории права и отраслевых

юридических наук».

К сожалению, обязанности в гораздо меньшей степени исследованы учеными, чем

права – в этом смысле им «не повезло». Соответственно эти категории слабее

распространены в общественном и индивидуальном сознании – о них часто просто

«забывают». Отсутствует четкая классификация обязанностей, в то время как в

конкретных и общих правоотношениях их ровно столько, сколько прав. Задача

правовой науки – обратить на них более пристальное внимание.

В литературе правильно отмечается, что «обращение к гносеологическим,

историческим и конституционным истокам обязанностей человека и гражданина имеет

существенное теоретико-нознавательное и практическое значение»2. В осмыслении

нуждаются генезис, эволюция и дальнейшее развитие этих явлений.

Права плюс обязанности, свобода плюс ответственность – такова аксиома нормальной

жизнедеятельности людей. Это разумно, справедливо, демократично. Нарушение

данного принципа, в сущности, всегда является социальной аномалией. Обязанности

– реестр требований, предъявляемых обществом к личности. Причем с юридической

точки зрения требования эти выражают политико-нравственный минимум, а не

максимум. Максимум, как известно, выражает мораль.

В ныне действующей Конституции обязанности граждан отражены весьма слабо. В ней

зафиксирована лишь необходимость соблюдать Конституцию и законы, платить налоги,

сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам,

историческому и культурному наследию, нести военную службу, защищать Отечество

(ст. 15,44,57-59).

Между тем в приведенных выше международных пактах о правах указываются и другие

обязанности, почему-то не вошедшие в нашу Конституцию. Это известное отступление

от общепринятых стандартов. В конституциях современных зарубежных стран

обязанности также представлены шире и значительнее. В нынешних российских

условиях обязанности как дисциплинирующий фактор не менее необходимы, чем права.

 Тарусина II II. Субъективное право – юридическая обязанность? // Философские

проблемы субъективного права: Тезисы докладов. Ярославль, 1990. С. 21.

2 Эбзеев 1.С. Конституция. Демократия. Права человека. М.; Черкесок, 1992. С.

64.

Резкий дисбаланс между правами и обязанностями, зафиксированными в Конституции,

обычно объясняется тем, что если-первые Охватывают все сферы жизнедеятельности

людей, то вторые связаны в основном лишь с поддержанием общественного порядка. И

это в принципе верно. Однако надо иметь в виду, что на практике обязанности

незримо «сопровождают» все нрава, корреспондируя им в соответствующих

правоотношениях, т.е. в процессе реализации. Иначе права могут превратиться в

«пустой звук». Ведь обязанности – способ обеспечения прав.

Это, конечно, не значит, что н том или ином нормативном акте «в паре» с каждым

конкретным правом непременно должна фигурировать обязанность – чаще всего она

просто подразумевается. Но наиболее важные, социально значимые обязанности

полезно было бы закрепить в главном Законе страны, чтобы граждане лучше их знали

и строго соблюдали. Правосознанию общества это не повредит.

Распространено мнение, что слишком большой перечень обязанностей – признак

тоталитарного государства. Отчасти это так. I) то же время без обязанностей не

может обойтись ни одно «нормальное» общество, и объем их зависит от многих

причин: национальных традиций, развитости демократии, уровня политической и

цраионой культуры и т.д.

В конкретных обстоятельствах современной России в целях усиления организующих

начал обязанности граждан можно было бы, на наш взгляд, расширить и принести их

в более гармоничное сочетание с правами. Между этими двумя полюсами не должно

быть резких расхождений и несогласонанностей. Необходимо помнить, что то и

другое выступают важнейшими элементами правосознания.

«Люди, не ведуюшие своих обязанностей, – писал И.А. Ильин, – не в состоянии и

блюсти их; люди, по знающие своих полномочий, произвольно превышают их или же

трусливо уступают силе; люди, не желающие признавать запретностсй, легко

забывают всякий удерж и дисциплину, или оказываются обреченными на правовую

невменяемость». Звучит весьма современно.

Естественные права человека предполагают столь же естественные его обязанности,

и эти два начала призваны взаимодействовать и уравновешивать друг друга.

Обязанности – другой конец «демократической оси», обеспечивающей поддержание

баланса интересов в обществе. Без этого невозможна сколько-нибудь упорядоченная

жизнь людей. Об этом писал еще Цицерон2.

1 Ильин И.Л. О сущности правосознания. М., 1993. С. 24.

2 См.: 11ицероп. Об обязанностях. СПб., 1903.

Не случайно в последнее время на различных международных форумах активно

обсуждается вопрос о принятии ООН Всеобщей декларации обязанностей человека и

гражданина. Такая необходимость вытекает из объективных потребностей совместного

бытия людей, стран, народов, их цивилизованных взаимоотношений в грядущем XXI

в., создания устойчивого мирового правопорядка и справедливости.

7. ГАРАНТИИ ПРАВ ЛИЧНОСТИ: ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ (А.С. Мордовец)

В юридической литературе проблема гарантий не обойдена вниманием. При ее

исследовании высказываются весьма плодотворные идеи:

во-первых, рассматривать гарантии в качестве элемента правовой системы;

во-вторых, не отождествлять их с другими понятиями:

мерами охраны, мерами правовой защиты, юридической ответственностью; в - т р с т

I» и х, изучать в качестве самостоятельной категории, имеющей свои черты, объект

воздействия, а также систему, структуру, методы реализации.

Гарантии представляют собой объемное социально-политическое и юридическое

явление, которое характеризует, по меньшей мере, три момента: 1) тгмтнптелъный,

позволяющий раскрыть предметные теоретические знания об объекте их воздействия,

получить практические сведения о социальной и правовой политике государства; 2)

идеологический, используемый политической властью как средство пропаганды

демократических идей ннутри страны и за ее пределами. При этом истинное

состояние нрав человека и гражданина может существенно отличаться от официально

декларируемых властями лозунгов и «обслуживать» национальные, классовые,

партийные, групповые и даже личные интересы; 3) практический, признаваемый в

качестве инструментария юриспруденции, предпосылки удовлетворения социальных

благ личности. Гарантии – это система социально-экономических, политических,

нравственных, юридических, организационных предпосылок, условий, средств и

способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав,

свобод и интересов.

Понятие гарантий базируется на основных принципах, выработанных человечеством:

гуманизме, справедливости, законности, целесообразности, равноправии и др. По

своей сущности гарантии есть система

 

условий, обеспечивающих удовлетворение

интересов человека. Их основной 4ункцией является исполнение обязательств

государством и другими субъектами в сфере реализации прав личности. Объектом

гарантий выступают общественные отношения, связанные с охраной и защитой прав

человека, удовлетворением имущественных и неимущественных интересов граждан.

Содержание гарантий весьма динамично и обусловлено их целевой, институциональной

и функциональной направленностью, зависит от общественно-политических, духовных

и иных процессов, происходящих в стране на определенных этапах ее исторического

развития. Все конституции бывших социалистических государств Восточной Европы, в

частности, устанавливали право граждан на труд и их обязанность трудиться. В

основе такого подхода были заложены принципы социализма: «от каждого по

способности, каждому по труду», «кто не работает, тот не ест».

В гражданском обществе отношения между гражданином и государством кардинальным

образом меняются. В их основе лежат принципы социального согласия и равенства

возможностей. Государство признает за всеми гражданами право на труд и поощряет

условия, которые делают :по право реальным. В действующей Конституции Российской

Федерации записано: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться

своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию» (ч. 1 ст.

37).

Понятие гарантий тесно соприкасается с такими категориями, как «социальная

защита», «правовая защита», «сисгема обеспечения», «условия», «факторы», в

сравнении с которыми оно подчас приобретает более широкое или, наоборот, у.жое

смысловое значение. Кроме того, понятие гарантий отражает совершенство

законодательной юхники, многообразие форм языка закона. Раздел VI Закона

Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской

Федерации» от 11 марта 1992 г. назван: «Гарантии социальной и правовой защиты,

отвечственность лиц, занимающихся частной детективной и охранной деятельностью».

Очевидно, что социальные и правовые меры защиты названных субъектов права

выступают в качестве формы гарантий.

К социальным условиям их реализации относятся обязательное страхование граждан,

занимающихся частной детективной деятельностью, уплата взносов в Пенсионный фонд

Российской Федерации и Фонд государственного социального страхования Российской

Федерации (ч. 1 и 2 с г. 19). Правовой формой защиты является ответственность

правонарушителей за сопротивление, угрозу или насилие в отношении частных

детективов и охранников (ч. 3 ст. 19).

Следовательно, условия выступают в качестве определяющего фактора осуществления

социальных и правовых гарантий. Сам термин «гарантии», судя по содержанию

статьи, находится как бы «вне пределов видимости» законодателя, сводится к

условиям, привносится им через содержание юридической ответственности, т.е. меры

государственного принуждения.

Гарантии прав личности нуждаются в организационных, процедурных формах их

реализации. Диалектическая взаимосвязь процедур и гарантий состоит в том, что

первые четко дают гражданам ответы на вопросы: к кому обратиться? каков порядок

действий? в какие сроки? в какой форме? с кем согласовать? какие результаты

будут от судебных процедур? какие результаты возможны от внесудебных процедур?

и т.д.

Гарантии служат основанием надежности использования личностью процедур в

определенных казусных обстоятельствах. Сказанное не означает, что содержание

процедур не создает организационных и иных условий для осуществления того или

иного вида гарантий.

Гарантии как социально-правовые меры материального, организационного и иного

характера всесторонне показывают уровень экономического и политического развития

демократичности общества, общественного и правового сознания населения. Во

французской Декларации прав человека и гражданина (1789) записано: «Каждое

общество, в котором не обеспечены гарантии прав и не установлено разделение

властей, не имеет конституции» (ст. 16). В сфере прав личности Декларация прав

человека и гражданина стала фундаментом для построения конституций

демократических государств Запада.

Закономерно, что новая Конституция РФ, учитывая международный опыт,

провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с

республиканской формой правления (ст. 1), закрепила принцип разделения властей

на законодательную, исполнительную и судебную, а также обусловила систему

гарантий. Термин «гарантии» используется в Основном Законе России не менее чем в

18 статьях.

Конституция подчеркивает, что обеспечение прав личности не является

исключительной прерогативой федеральных органов. Сегодня ответственность за

выполнение обязательств в с4)ере нрав человека и гражданина в значительной мере

ложится на республики и иные субъекты, входящие в состав России. Так, в пункте

«б» части 1 статьи 72 записано, что в совместном ведении Российской Федерации и

ее субъектов находится «защита нрав и свобод человека и гражданина».

Соответственно конституции республик в составе России содержат специальные

разделы, посвященные правам, свободам и обязанностям личности. С учетом

обязательств по обеспечению прав личности на территории субъектов Федерации

заключаются и договоры между ними и Российской Федерацией. К таковым можно

отнести договор Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении

предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами

государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти

Республики Татарстан». В нем четко определено, что органы государ-

ственной власти Республики Татарстан обеспечивают защиту прав и свобод человека

и гражданина (п. 1 ст. 2).

В юридической литературе много внимания уделяется класси4)ика-ции гарантий прав

личности. Это научно оправдано. Гарантии связы-. вают воедино и правовое, и

фактическое положения человека в гражданском обществе, служат выражением

социальной свободы, ответственности и активности граждан. Справедливо

утверждение, что политические, экономические, духовные предпосылки и условия

сами по себе не служат основанием для реализации прав и свобод личности.

Собственно гарантиями они становятся лишь через юридическую форму и

организационные усилия государства и общества.

Отсюда и выделение гарантий прав человека и гражданина с позиции системы,

включающей в себя гарантии: общие, юридическис,.орга-низационныс. В свою

очередь, названные виды гарантий в качестве подсистемы имеют свое содержание и

формы выражения. Так, общие гарантии делятся по социальной направленности па

материальные, политические, духовные.

Материальные гарантии – это единство экономического пространства, свободное

перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода

экономической деятельности, признание и защита равным образом частной,

государственной, муниципальной и иной форм собственности, социальное партнерство

между человеком и государством, работником и работодателем, производителем и

потребителем.

Политические гарантии – это система народовластия, возможности личности

принимать участие в управлении делами государства и общества. В Российской

Федерации признаются и гарантируются местное самоуправление, политическое

многообразие, право народа России на сохранение и развитие родного языка, а

также возможности пользоваться правами человека и основными свободами, защищать

свои интересы.

Духовные гарантии – система культурных ценностей, основанных на любви и уважении

к Отечеству, вере в добро и справедливость; это общественная сознательность и

образованность человека. К числу духовных гарантий относятся: идеологическое

многообразие, запреты на монополизацию идеологии, разжигание социальной,

расовой, национальной и религиозной розни, общедоступность и бесплатность

основного общего и среднего профессионального образования, свобода лите-

* См.:Ко11ститу1ио11ыйстатусли1ости1!СССР.М.,1980.С.2/1,1()5;7олквчвв/.й,

Хабибулип А.Г. Личные конституционные нрава и свободы граждан СССР: система,

характеристика, особенности реализации. Уфа, 1990. С. 41; ЭбзеевБ.С. Укая. соч.

С. 2\4.

ратурного, художественного, научного, технического и других видов творчества.

Юридические гарантии представляют собой систему юридических средств и способов

охраны и защиты прав человека и гражданина. I Прежде всего речь идет об

обязанности государства обеспечить личнос-. ти право на судебную защиту, все

иные способы, не запрещенные зако-I ном, а также право на получение

квалифицированной юридической  помощи, в том числе бесплатной, на доступ к

правосудию и на компенсацию/Причиненного ущерба.

Среди юридических гарантий прав личности следует различать гарантии реализации и

гарантии охраны. К первой группе относятся:

пределы прав и свобод, их конкретизация в текущем законодательстве;

юридические факты, с которыми связывается их обладание и непосредственное

пользование; процессуальные формы реализации; меры поощрения и льготы для

стимулирования правомерной и инициативной их реализации.

Вторую группу юридических гарантий составляют конституционный контроль и надзор;

меры защиты и меры ответственности виновных за нарушение прав и свобод личности;

процессуальные формы осуществления контроля и надзора; средства предупреждения и

профилактики нарушений прав личности и другие правовые средства.

Главный принцип построения системы юридических гарантий прав человека и

гражданина – всеобщность защиты прав, свобод и законных интересов всеми

способами, не противоречащими закону.

По сфере действия гарантии можно классифицировать на внутригосударственные и

международные механизмы гарантий прав человека и гражданина.

Внутригосударственные гарантии – это система социально-экономических,

политических, нравственных и правовых средств и условий, обеспечивающих

непосредственную защиту прав человека и гражданина. Они закрепляются прежде

всего в Основном Законе страны либо в актах, имеющих конституционное значение.

Еще при разработке Устава ООН в докладе одного из подкомитетов конференции в

Сан-Фран-: циско отмечалось, что обеспечение и непосредственная защита прав 

человека и основных свобод являются внутренним делом каждого го- сударства,

поэтому существует необходимость «поощрения и развития 1 уважения к нравам

человека». Это предложение было принято и записано в Устав ООН (п. 3 ст. 1).

Международные механизмы гарантий прав личности – это коллективные меры мирового

сообщества экономического, политического, идеологического, организационного

характера, обеспечивающие охрану и защиту прав человека и гражданина. Эти меры

включают, например, программы профессионально-технического обучения и подготов-

ки, пути и методы культурного развития и полной занятости населения,

формирование международно-правовых принципов и норм по правам человека. Так,

политико-правовую систему международных гарантий прав человека составляют

Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт об экономических,

социальных и культурных  правах, Международный пакт о гражданских и политических

правах, Европейская конвенция прав человека и ряд дополнительных протоколов,

другие международные документы.

По способу изложения в нормативно-правовых актах институционные гарантии можно

классифицировать на простые, сложные и смешанные.

Простые институционные гарантии – это система средств и условий, предпосылок,

факторов, закрепляемых в правовых нормах и обеспечивающих охрану и заи(иту Иран

личности четко определенного вида. В Основном Законе Федеративном Республики

Германии от 23 мая 1949 г. записано: «Свобода печати и свобода информации

посредством радио и кино гарантируется. 11,ензуры не существует» (ч. 1 ст. 5).

Сложные институционные -гарантии – это система срсдстн, условий, предпосылок,

факторен, закрепляемых и законе и обсснечипаю-щих охрану и защиту нрав как

отдельной личности, так и социальной организации. Так, Конституция Французской

Республики от 4 октября 1958 г. декларирует следующее: «Нация гарантирует

личности и семье необходимые условия для их развития» (ч. 7 ст. 1).

Смешанные институционные гарантии – это система средств, условий, предпосылок,

факторов, закрепляемых в законодательстве и обеспечивающих охрану и защиту

одновременно и экономических, и политических, и гражданских, и других прав и

свобод человека и гражданина, а также и их социальных организаций. При этом

названные гарантии могут закрепляться либо в одной статье нормативного акта,

либо в его специальных разделах или главах.

Так, в Конституции Итальянской Республики 1947 г. подчеркивается: «Республика

признает и гарантирует неотъемлемые права человека – как отдельной личности, так

и в социальных образованиях, в которых проявляется эта личность, и требует

выполнения неотъемлемых обязанностей, вытекающих из политической, экономической

и социальной солидарности» (ст. 2).

Действующая Конституция России рассматривает права человека и гражданина с

позиции правового статуса личности (ст. 64). В этой связи виды гарантий можно

классифицировать по основанию правового положения личности на общие, специальные

и индивидуальные гарантии.

Общие гарантии – система экономических, политических, духовных и иных отношений,

условий, факторов, декларируемых Основным

Законом, без которых требования личности к обществу носили бы чисто формальный

характер. В части 1 статьи 17 Конституции России написано: «В Российской

Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина

согласно общепризнанным нормам международного права и в соответствии с настоящей

Конституцией».

Специальные гарантии – система социально-экономических, политических и

юридических факторов и условий, способствующих охране и защите определенных

категорий граждан, иных субъектов правовых отношений: депутатов, сотрудников

силовых структур, военнослужащих, вузовских работников и т.д. Так, Законом РСФСР

«О милиции» предусмотрены гарантии правовой и социальной защиты сотрудников

милиции. Согласно статье 24 названного Закона, на деятельность сотрудника

милиции, например, распространяются положения о необходимой обороне и крайней

необходимости, право на обжалование в суд приказа об увольнении из милиции и

т.д. (правовые гарантии), а также право бесплатного пользования всеми видами

общественного транспорта городского, пригородного сообщения (кроме такси), а

также по- путным транспортом (ч. 1 ст. 32), льготы в оплате жилой площади,

коммунальных услуг и топлива (ч. 3 ст. 30) и т.д. (социальные гарантии).

Индивидуальные гарантии – это меры и условия организационного, процедурного,

материального, правового и иного характера, обеспечивающие личности реализацию

нрава в конкретных жизненных обстоятельствах па основе .чакона. Это события,

условия чрезвычайного положения. Например, Закон РСФСР «О чрезвычайном

положении» от 17 мая 1991 г. (разд. V) предписывает, что неправомерное

применение силы сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащими,

превышение служебных полномочий, включая нарушение гарантий прав граждан,

установленных настоящим Законом, влечет за собой ответственность согласно

действующему законодательству.

Наконец, имеются в виду индивидуальные гарантии прав личности при решении дел

казусного характера. В частности, Закон РФ «О занятости населения Российской

Федерации» от 19 апреля 1991 г. гарантирует гражданам, потерявшим работу,

высвобожденным с предприятий, из учреждений, организаций, а также гражданам,

впервые ищущим работу или желающим возобновить трудовую деятельность после

длительного перерыва, предоставление компенсации работникам, высвобожденным с

предприятий, организаций и учреждений; выплату стипендий в период

профессиональной подготовки, переподготовки или повышения квалификации; выплату

пособий по безработице и т.д.

Нередко законодатель формулирует индивидуальные гарантии в форме института

права. К таковым, например, относится институт лич-

ной безопасности сотрудника милиции (ст. 16 Закона «О милиции»). Разумеется,

классификация гарантий по основанию правового положения личности условна. Как и

виды правового статуса личности – общий, специальный (или родовой),

индивидуальный – гарантии соотносятся между собой как общее, особенное и

единичное, «тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, наслаиваются друг на друга, на

практике неразделимы».

Общие правовые и иные гарантии прав личности тесно соприкасаются с

организационными гарантиями. Организационные гарантии – это деятельность

государства, его органов, должностных лиц, общественных организаций о с4)ере

правотворчества, правоприменения, осуществления мер процедурного, режимного,

контрольного и иного характера. Цель организационных гарантий – повышение

эффективности использования внутригосударственных и международных гарантий прав

личности. В содержание организационных гарантий включаются определение, принятие

и решение государством задач социальной и правовой политики; государственный и

общественный контроль; обработка информации, организационные процедуры

применения срсдсти и связи и т.д.

Соответственно по содержанию организационные гарантии можно классифицировать на

контрольные, процедурные, организационно-технические.

Контрольные гарантии обеспечения прав граждан – это система организационных

предпосылок и условий, основанная на принципах постоянства, последовательности,

объективности, демократичности и действенности. Правильное понимание названных

принципов повышает эффективность контроля и помогает использовать его и как

средство, позволяющее выявлять нарушения прав личности, и в превентивных целях.

Процедурные гарантии обеспечения прав личности – это порядок, способы, условия

повышения эффективности социальных норм в общественных отношениях, которым

соответствующая процедура служит. Так, в статье 9 Закона РФ «О статусе судей в

Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. устанавливаются юридические и

организационные гарантии независимости судей. Например, определения, вынесенные

судом во время судебного разбирательства, подлежат оглашению. Исключение из

этого правила составляют частные определения, оглашение которых зависит от

усмотрения суда (ст. 321 У ПК РФ), кроме того, названный Закон устанавливает

процедуры приостановления и прекращения полномочий судьи. В частности,

прекращение полномочий судьи возможно лишь при строго определенных Законом ус-

 ) Общая теория права: Курс лекций. Н. Новгород, 1993. С. 230.

ловиях: смерти судьи, совершении проступка, позорящего честь и достоинство

судьи, и др. (ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).

Организационно-технические гарантии прав человека и гражданина представляют

собой комплекс мер, связанных с применением средств техники и связи, в том числе

учетных, контрольных и выполняющих некоторые другие организационные функции.

Допустим, технические средства позволяют депутатам Государственной Думы

сохранить тайну голосования при решении некоторых вопросов государственной

жизни. Применение средств телевидения и радио дает возможность информировать

население о новом законодательстве, нарушениях должностными лицами прав человека

и гражданина и мерах, которые к ним приняты, либо использовать общественное

мнение в борьбе с бюрократическими методами работы государственных органов.

Подчеркнем также, что гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и

гражданина является Президент РФ. Президент России вправе приостанавливать

действия актов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае

нарушения ими прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса

соответствующим судом (ч. 2 ст. 85 Конституции РФ). Важную роль в вопросах

охраны и защиты прав человека играет Конституционный Суд РФ, который по жалобам

па нарушение конституционных прав и свобод и по запросам  судов происряет

конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном

деле (ч. 4 ст. 125).

Проблема полноты и гарантированное™ прав и свобод человека приобрела в

современном мире глобальное значение. И неудивительно, что мировое сообщество

стремится выработать единые правила в вопросах социальной и правовой

защищенности граждан, пытается унифицировать, принять единые стандарты и

процедуры, способствующие признанию достоинства, присущие всем членам

человеческой семьи.

В этой связи принципиально важным с точки зрения понимания общих гарантий

является содержание преамбулы Международного пакта об экономических, социальных

и политических правах о том, что идеал свободной личности, свободной от страха и

нужды, может быть достигнут, если только будут созданы такие условия, при

которых  любой человек может пользоваться своими экономическими, социальным и

культурными правами так же, как и своими гражданскими и политическими правами.

Следовательно, социальное государство и его законодательство призваны

целенаправленно улучшать и защищать их материальное благосостояние, служить

задачам обеспечения человеку достойной жизни, утверждать в обществе принципы

гуманизма и справедливости.

 

1