1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Среди множества научных взглядов на право начиная с древности и до новейшего

времени особенно привлекает внимание ряд исторически сложившихся основных

направлений учения о праве, оказавших заметное влияние на развитие правовой

мысли, познание и объяснение права как особого целостного явления духовной жизни

общества.

Остановимся кратко на характеристике таких наиболее известных теорий, как

естественно-правовая, историческая, психологическая, нормативистская,

социологическая и марксистская.

Естественно-правовая теория. Идея естественного права возникла еще в Древней

Греции и Древнем Риме и связана с именами Сократа, Аристотеля, греческих и

римских стоиков, Цицерона, Ульпиана и других римских юристов. В эпоху

средневековья она получила развитие в богословских сочинениях Фомы Аквинского.

Однако, как одно из основных направлений правопонимания и самостоятельной

научной школы, естественно-правовая доктрина сложилась в период разложения

феодализма, подготовки и проведения буржуазных революций XVII–XVIII вв. Ее

виднейшие представители: Греции, Т. Гоббс, Дж. Локк, Вольтер, Ш. Монтескье, Ж.Ж.

Руссо, А.Н. Радищев и др.

Естественно-правовая школа в своих воззрениях исходила из существования двух

систем права – естественного и позитивного.

Позитивное, или положительное, – это официально признанное, действующее в том

или ином государстве право, получающее выражение в законах и иных правовых актах

государственной власти, в том числе санкционируемых ею обычаях.

Направляя острие критики против реально существовавшего в то время феодального

права, особенно в условиях королевского абсолютизма, представители

естественно-правовой школы указывали на его ограниченность, несправедливость, на

то, что законы, издаваемые властью, закрепляют угнетение людей, произвол и

тиранию.

В отличие от позитивного естественное право проистекает из природы человека,

человеческого разума, всеобщих нравственных принци

пов. Поэтому оно разумно и справедливо, не сковано границами отдельных

государств, а распространяется на все времена и народы.

Оно вечно и неизменно, как вечны и неизменны природа и разум человека. Основные

нравственные и правовые идеи и принципы, обосновываемые данной теорией в

качестве естественных законов, – это прирожденные неотчуждаемые права человека:

свобода, равенство, семья, собственность, безопасность, сопротивление гнету и

др. Их охрана должна быть целью любого политического союза, в первую очередь,

государства.

Поэтому позитивное право, противоречащее требованиям естественного, должно быть

заменено (вместе со всеми отжившими отношениями и устаревшими политическими

учреждениями) на такое положительное право, которое бы основывалось на

естественных законах, способствовало реализации идей и принципов естественного

права. Только в этом случае позитивное право может рассматриваться как разумное

и справедливое.

Естественно-правовая теория сыграла прогрессивную роль в борьбе с феодализмом и

ее последним бастионом – королевским абсолютизмом, идеологически способствовала

переходу общества к более высокой, капиталистической ступени развития. Но

демократический потенциал естественной школы права этим не был исчерпан. С

особой силой он проявился во второй половине нынешнего столетия, став

теоретическим фундаментом всеобщей борьбы за права человека во всем мире.

Вместе с тем следует иметь в виду, что само естественное право как нравственные

и правовые идеи, принципы, идеалы, требования не является правом в юридическом

смысле, а представляет собой мораль, правосознание, демократические устремления,

т.е. ближайшую и необходимую предпосылку права. Важная роль в претворении

идеалов естественного права принадлежит основанному на нем позитивному или

собственно юридическому праву.

Историческая школа права сложилась в первой трети XIX в. в Германии,

остававшейся раздробленной феодальной страной со слабой, лишенной боевого духа

буржуазией. Эта школа, наиболее крупными представителями которой были Густав

Гуго, Савиньи, Пухта, явилась выражением реакции на идеи естественной школы

права и потерпевшей поражение Великой французской революции.

Историческая школа права отрицала возможность существования единого для всех

народов права, исходила из того, что у германского, как и всякого другого

народа, есть свое, свойственное ему право, не похожее на право какой-либо иной

страны и определяемое исторически присущим ему народным духом. Право каждого

народа и есть проявление этого народного духа, выражающее «общее сознание»,

«общее

9*

убеждение» народа. Оно результат исторического процесса. Передаваясь как бы «с

молоком матери», от поколения к поколению, право саморазвивается и постепенно

складывается, подобно языку и нравам.

Мнение о том, что решающая роль в образовании права принадлежит регулированию

сверху, объявлялось «юридическим суеверием». Формирование права сравнивалось с

правилами игры, которые устанавливаются постепенно на основе сложившейся

практики. Соответственно закон – не только не единственный, но и не основной в

ряду источников права. На первое место сторонники исторической школы права

выдвигали обычаи, поскольку многие не знают предписаний закона, но каждому

известен фактически сложившийся распорядок жизни. При этом всякий институт,

например рабство в античном мире, если он исторически сложился и стал привычным,

оправдан, поскольку он существует.

С этих позиций историческая школа права отстаивала действовавшее в Германии

право, закрепляемые им устаревшие феодально-крепостнические институты, резко

выступала против любых его изменений и новых веяний, в частности против

предложений о создании жизненно необходимого общегерманского гражданского

кодекса. Характеризуя историческую школу права, Маркс писал, что она .«подлость

сегодняшнего дня оправдывает подлостью вчерашнего... объявляет мятежным всякий

крик крепостных против кнута, если только этот кнут – старый, унаследованный,

исторический кнут...».

Вместе с тем как положительную сторону рассматриваемой школы следует отметить,

что она привлекла внимание к необходимости изучения истории права, его

источников, и сама накопила связанный с этим обширный материал, особенно по

истории римского права, хотя, к сожалению, не во всем смогла должным образом им

распорядиться.

Историческая школа права оказала известное воздействие на последующее развитие

правовой мысли, особенно на психологическую и социологическую теории.

Психологическая теория права, пронизанная психологизмом и иррационализмом,

получает распространение в начале XX в. в Германии (Г.Ф. Кнапп) и Франции (Г.

Тард).

Наиболее основательно и оригинально эта теория была разработана в

дореволюционной России Л.И Петражицким. Суть его концепции в том, что он

различает позитивное право, официально действующее в государстве, и интуитивное

право, истоки которого коренятся в психике людей и складываются из того, что

они, их группы и объединения переживают как право. Позитивное право, выражаемое

в законах и

 Маркс К, Энгельс Ф Соч Т. 1 С 416.

других актах, мало доступно гражданам, чьи представления и иллюзии об этом

официальном праве Петражицкий называет фантазмами.

Иное дело интуитивное право, с которым человек в своих отношениях с другими

людьми сталкивается на каждом шагу. Среди различных психологических состояний

людей на первый план выдвигаются эмоции – импульсивные переживания, побуждающие

человека совершать определенное действие. Такие эмоции Петражицкий подразделяет

на две группы: 1) императивные, или нравственные, эмоции; 2)

императивно-атрибутивные, или правовые.

Императивная эмоция предполагает одностороннее переживание лицом обязанности

совершить то или иное действие в отношении другого лица, однако оно не

сопровождается переживанием другой стороной права потребовать выполнения данной

обязанности. Например, переживание прохожим обязанности подать милостыню нищему.

Это личное дело прохожего. В свою очередь, нищий не переживает при этом права

потребовать от прохожего выполнения этой обязанности.

Императивно-атрибутивная – двусторонняя эмоция, при которой переживание одним

лицом обязанности по отношению к другому лицу сочетается с переживанием

последним права потребовать выполнения данной обязанности. Например, отношения

должника и кредитора, продавца и покупателя, портного и заказчика и т.д.

Из таких двусторонних императивно-атрибутивных эмоций и складывается

интуитивное, психическое право, которому, по мнению Пет-ражицкого, принадлежит

первостепенное место в регулировании имущественных, семейных, наследственных и

других отношений, постоянно возникающих в жизни людей.

При этом ученый исходит из того, что сколько людей, столько может быть и

интуитивных прав. Н трудно заметить, что Петражицкий под правом понимает

правосознание и правоотношения. Значи- тельный интерес представляют его

рассуждения, по сути, о субъективных правах и юридических обязанностях. Однако

главное в его учении – попытка перенести проблему права из области социальной

жизни в сферу человеческой психики.

Идеи Л.И. Петражицкого получили развитие в работах представителей скандинавской

школы права, Социологической теории и некоторых других современных направлений

учения о праве.

Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория права берет свое начало от

«категорического императива» И. Канта как общеобязательного требования чистой

воли, независимой от каких-либо внешних явлений. Под воздействием философии

Канта она выступала в XIX в. как либеральная нормативная теория, использующая

идеи естественной школы права и выводившая право из нравственности, способство-

вала упрочению законности и ограничению судейского усмотрениЯц выдвинула идею

правового государства в смысле самоограничения  власти законом (П.Н.

Новгородцев, Е.Н. Трубецкой и др.).

Однако к концу XIX в. – второму десятилетию XX в. данная право-1 вая школа

претерпела существенные изменения, главенствующее место в ней заняло так

называемое чистое учение о праве, наиболее видным представителем которого был Г.

Кельзен. Он и его сторонники противопоставляли право как «мир должного» «миру

сущего», т.е. реалиям социальной жизни. Понимая под правом юридические нормы,

представители данной теории рассматривали их в отрыве от экономики, политики,

социальной структуры общества, достигнутого уровня цивилизации и т.д. Они

исходили из того, что правовые нормы обязаны своим возникновением и развитием не

реальным общественным отношениям, а либо формальным установлениям государства,

либо возвышающейся над обществом «суверенной, главной норме», определяющей

иерархическую пирамиду, согласно которой каждая норма черпает свою юридическую

силу в норме, занимающей более высокую но сравнению с ней ступень пирамиды.

Возражая против теории естественного права, Кельзен утверждал, что никакого

иного, кроме опирающегося на государство, права не существует, обязательность

правовых норм проистекает не из нравственности, а из государственного

авторитета. Однако, казалось бы, вопреки этому само государство он выводит из

права, понимая под государством не учреждение властвования, а организацию и

воплощение правопорядка. Поскольку право, по его мнению, также есть порядок

должного поведения, фактически он приходит к отождествлению государства и права.

Суть своих взглядов Кельзен выразил в сформулированном им «каучуковом»

определении права, согласно которому оно есть «совокупность норм абстрактного

долженствования».

Социологическая теория права. Предтечей этой теории явилась «школа свободного

права», представители которой (Эрлих и др.) выступали за «живое право народа»,

основанное не на законе, а на свободном усмотрении судей.

Социологическая школа права как одно из основных направлений буржуазной правовой

науки, внешне противоположное абстрактно-нормативному и выступающее с его

критикой, сложилась в первой трети XX в. первоначально в Европе, а затем

получила наибольшее распространение в США. Представители этого направления,

пронизанного философией прагматизма и распадающегося на ряд течений (Дж. Дьюи,

Р. Паунд, Д. Фрэнк, Левеллин и др.), эклектически охватывают собирательным

понятием «право» административные акты, су

дебные решения и приговоры, обычаи, правосознание судей и иных должностных лиц,

правоотношения, а также и юридические нормы, значение которых среди названных

правовых средств воздействия на поведение людей всячески принижается.

В представлениях сторонников социологической теории право должно рассматриваться

не иначе, как в «действии», в процессе применения. «Право, – по утверждению

Джона Дьюи, – есть деятельность, посредством которой можно осуществлять

вмешательство в другую деятельность». Что касается правовой нормы, то она лишена

сколько-нибудь активной роли: «глас вопиющего в пустыне», «клочок бумаги»,

«голый стандарт», наполняемый содержанием в каждом конкретном случае посредством

издания индивидуальных административных или судебных актов. Способностью творить

право наделяются судьи:

«право состоит из норм, которые устанавливает суд, определяя права и обязанности

сторон». При этом подчеркивается значение психического переживания судьей того,

что есть право, при разрешении конкретного

дела.

Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов-

«социологов» на право состоит в том, что все они так или иначе понимают под ним

совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от

норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а в конечном

счете «фактический образ деятельности правительства, судов и других

государственных

органов и его должностных лиц».

Не трудно заметить, что подобное понимание права, с одной стороны, приближает

его к реальной жизни, юридической практике, на что ссылаются представители

социологической школы права, а с другой -г теоретически обосновывает и

оправдывает административный и судебный произвол.

Марксистская теория права. В отличие от рассмотренных выше учений, основанных на

различных течениях философского идеализма, марксистская теория права, как и

учение марксизма в целом, зиждется

на материалистической философии.

Согласно взглядам К. Маркса и Ф. Энгельса, право рассматривается как часть

надстройки над экономическим базисом общества. Будучи обусловлено материальными

условиями жизни, оно оказывает на них обратное воздействие. Главное в праве

основоположники марксизма видели в его классовой сущности. В «Манифесте

Коммунистической партии» они утверждали, что буржуазное право (и вместе с тем

право вообще) есть возведенная в закон воля господствующего в данном обществе

класса. Объясняя механизм образования права, Маркс и Энгельс писали: «Помимо

того, что господствующие при данных отноше-

ниях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны

придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее

выражение в виде государственной воли, в виде закона – выражение, содержание

которого всегда дается отношениями этого класса...».

Для марксистской теории характерно рассмотрение права в тесной связи с

государством, которое не только формирует, но и поддерживает право в процессе

его реализации.

Марксистская теория права, несомненно, оказала существенное влияние на развитие

материалистического понимания права. Вместе с тем апологетическое отношение к

данной теории как единственно верной и непогрешимой должно быть преодолено. Сама

история, реальные события обнаружили ошибки, слабые места этого учения,

несоответствие отдельных его положений действительности. Однако столь же

неверным был бы и поворот к другой крайности, к признанию этого учения

изначально ложным во всех своих оценках. Многие выводы марксистского учения о

праве, как и о государстве, и в современных условиях сохраняют свое значение.

Два подхода к правопониманию в советской и современной российской правовой

науке. Развитие советской правовой мысли после Октябрьской революции

складывалось на основе марксистского учения о государстве и праве, в процессе

острой критики рассмотренных выше и других буржуазных теорий права, хотя

одновременно и под влиянием некоторых из них.

Усилиями многих видных ученых-юристов, в числе которых были М.А. Аржанов, М.М.

Агарков, С.А. Голунский, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, Н.Г. Александров, С.Н.

Братусь и др., в конце 30– 40-х годов было выработано нормативное понимание и

определение права как системы действующих в государстве юридических норм.,

Оценивая сложный путь, который прошла с тех пор юридическая наука в нашей

стране, есть основания утверждать, что нормативное понимание права явилось

определенным ее достижением, несмотря на отдельные недостатки и даже ошибки,

которые пришлось впоследствии исправлять.

Наряду с нормативным складывалось и более широкое понимание права, зачатки

которого, как и нормативного, возникли еще в 20-х годах В конце 30–40-х годов

А.К. Стальгевич, а затем в 50-е годы С.Ф. Кече-кьян и А.А. Пионтковский

предложили понимать под правом помимо норм также и правоотношения. Вскоре Я.Ф.

Миколенко высказался за включение в понятие права еще и правосознания.

 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 322.

По проблеме понятия права, пожалуй, наиболее полемической в правоведении с конца

60-х – начала 70-х годов вновь развернулась оживленная дискуссия. Сложившиеся в

процессе развития отечественного правоведения два подхода к правопониманию и

соответственно два существующих ныне взгляда на понятие права получили особенно

рельефное выражение в ходе обсуждения данной проблемы на заседании «круглого

стола», проведенном редакцией журнала «Советское

государство и право».

Однако это полезное и интересное обсуждение не только не исчерпало предмета

полемики и не привело к единому пониманию проблемы, но, напротив, лишний раз

подтвердило необходимость дальнейшего поиска истины и возможного сближения

различных позиций.

Между тем вопрос о понятии права – исходный, ключевой: в зависимости от его

решения понимаются и трактуются все другие правовые явления. Не иначе как на

основе четкого представления о том, что есть право, можно определить пути

повышения эффективности не только юридической науки, но и практики

нормотворчества, применения и толкования права, реализации задачи – навести

порядок во власти и в

стране, основанный на силе права.

Поэтому важно уяснить себе, в чем суть современного нормативного понимания

права, каковы наиболее существенные черты широкой трактовки, в чем различие этих

двух направлений по таким вопросам:

что охватывается понятием права, что составляет сущность, содержание, форму и

назначение права, каково соотношение права и других правовых явлений, образующих

в своей совокупности правовую систему общества.

1