3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРАВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 

Выделиться из мира животных и выжить в экстремальных условиях человек смог

благодаря своей социальной природе. Под социальной личностью следует понимать

индивида, усвоившего характерные для данного общества нормы и навыки поведения и

нашедшего в соответствии с ними свое место в существующей системе общественных

связей. Основной нормой поведения человека в тех условиях

был обычай.

Обычаи регулировали отношения в первобытном обществе и передавались из поколения

в поколение, закрепляя наиболее рациональные варианты поведения людей в

социально значимых ситуациях. Они в равной степени выражали интересы всех членов

сообщества, и в связи с коллективистским характером деятельности рода были

приурочены не к отдельным лицам, а к определенным социальным группам. Личные

интересы членов сообщества не принимались во

внимание.

Зарождение обычаев вызывалось их практической необходимостью. Люди видели, что в

известных жизненных ситуациях нужно следовать соответствующим вариантам

поведения. В противном случае

либо желаемый результат не будет достигнут, либо поступок вызовет негативные

последствия для всего сообщества.

Обычаями регламентировались все сферы деятельности первобытного человека и

действовали в комплексе с возникшими позднее нормами морали как представлениями

о добре и зле, честном и бесчестном, а также религиозными догмами.

Обычаи зачастую облекались в форму религиозных обрядов и поддерживались не

только силой общественного мнения, авторитетом старейшины, сложившейся

привычкой, жизненной необходимостью, но и угрозой наказания свыше. Например,

ритуалы подготовки, производства и окончания полевых работ.

Религиозные запреты, всевозможные табу были более эффективными средствами

обеспечения желаемого поведения, нежели физическое наказание или общественное

принуждение (угрожавшее иногда разрушить необходимое единство рода). С их

помощью запрещалось кровосмешение, охранялись охотничьи угодья от

необоснованного истребления и решались другие жизненно важные вопросы

человеческого общежития.

Важное значение для социальной ориентации человека имели многочисленные мифы и

сказания, обосновывающие образцы должного и запретного поведения.

Однако обычаи, нормы морали, а также религиозные заповеди не содержали четких

дозволений, обязываний, ограничений и запретов, к тому же они выражали и

защищали прежде всего коллективный интерес. Личность вне общества – ничто. В то

же время переход к «производящей» экономике настолько повысил эффективность

индивидуального труда, что преобразовалась вся система социальных отношений,

изменилось само положение человека в обществе.

Осознанное восприятие своих потребностей и способность личным трудом

удовлетворить их сделало индивида свободным. Однако эта свобода – свобода

Робинзона, была довольно относительной. Жить в обществе и не зависеть от

общества нельзя.

Специализируясь на выпуске конкретной продукции, человек мог удовлетворить свои

возрастающие потребности, лишь обменивая ее на продукты труда и услуги других

членов общества. Как это ни парадоксально, но для наиболее полного

удовлетворения своих личных интересов человек вынужден идти на ограничение

собственной воли. Столкновение интересов вызывает необходимость их согласования,

достижения равнозначного компромисса. Жертвуя обществу свою неограниченную

свободу, индивид приобретает свободу реальную и наиболее полную, получая

возможность более полноценного и гармоничного развития.

Монопольная зависимость личности от общества потеряла былое значение. Наряду с

ней возникла более динамичная, гибкая система зависимостей от других членов

общества. Важен был взаимный, паритетный характер этих зависимостей.

Товаропроизводители, вступая в отношения обмена продуктами своего труда,

находятся в равных условиях и должны считаться как с интересами друг друга, так

и с интересами общества в целом. Интересы каждого собственника должны быть

гарантированы от возможного произвола и обмана со стороны других лиц.

В роли подобного гаранта выступали и выступают органы, представляющие общество и

наделенные для управления его жизнедеятельностью определенными властными

полномочиями. Эту роль сначала выполняли вожди и другие властные органы

первобытно-общинного строя, а впоследствии и церковь, и государство.

Обеспечивая компромисс интересов участвующих в обмене товарами субъектов,

стороны наделялись определенным комплексом взаимно корреспондирующих прав и

обязанностей, которые поначалу носили каяуалыю-личностный характер, а затем по

мере повторяемости, типичности возникающих жизненных ситуаций и контроля за их

развитием со стороны властных структур приобретают общеобязательные свойства.

Рождается синтез индивидуальных и общественных интересов.

Подобно тому как продукт труда при обмене на другой продукт, выражая свою

общественную стоимость, оформляется в виде товара и теряет индивидуальные

качества, владелец этого товара в меновых отношениях с другим товаровладельцем

теряет свои индивидуальные черты и становится юридически значимым субъектом,

т.е. субъектом, обладающим комплексом общепризнанных прав и обязанностей по

распоряжению имеющимся- у него товаром. Таким образом, индивид становится

товаровладельцем и участником юридически значимого отношения лишь по воле своего

контрагента.

Социальная природа обычаев, морали и религиозных норм мало отвечала специфике

формирующихся отношений. Они не фиксировали ни должного паритета общественных и

частных интересов, в котором так нуждалась нарождающаяся система социальных

связей, ни четкого, детального закрепления прав и обязанностей.

Формированию права активно способствовало и имущественное расслоение общества.

Представители нарождающегося класса имущих были крайне заинтересованы в создании

таких социальных норм, которые бы не только защищали, но и выражали их частные

интересы. Для этого, обеспечив себе экономическое господство, они постепенно

ограничивали круг лиц, участвующих в выработке общеобязательных пра-

вил поведения. Благодаря своему положению в обществе им удалось добиться

изменения бытовавшего ранее равноправия, получив, к примеру, льготную

возможность материально откупиться за совершенное правонарушение.

По мере усиления публичной власти, роста численности формирующегося

государственного аппарата и обособления его от общества основная масса населения

устраняется от формирования содержания правовых предписаний. Это становится

уделом избранных.

Баланс интересов, фиксирующихся в юридических нормах, перераспределяется в

сторону лиц, осуществляющих экономическое и политическое господство в обществе.

Создается иллюзия, что единственный автор и источник права – это государственная

власть. Подобная иллюзия во многих странах со временем превратилась в реальность

и по весьма прозаическим причинам активно поддерживалась и поддерживается как

политическими деятелями, так и официальной юридической наукой.

Однако государство никогда не являлось и не является единственной

правотворческой силой. Так, в правовых системах стран Востока Коран – не только

источник религиозных догм, но и основной источник права. В большинстве стран

Западной Европы достаточно продолжительное время, наряду с государством и

автономно от него, правовые акты создавались представителями церкви.

В то же время право не может быть аморфным и противоречивым. В современных

условиях государство, будучи единственным официальным представителем всего

общества, призвано выявлять, координировать, защищать и закреплять в виде

правовых предписаний обобщенную волю. Содержание этой воли должно отражать

сбалансированный общественный интерес. В противном случае при противопоставлении

воли государства и воли общества теряется объективно необходимый, -справедливый,

правовой паритет общественных, государственных и личных интересов, а право

превращается в узаконенный произвол.

Итак, право как особая разновидность социальных норм весьма существенно

отличается от социальных норм первобытно-общинного строя.

Если обычаи создавались всем обществом, то право формируется либо

непосредственно государством, либо иными социальными организациями

(общественными, кооперативными, церковными и т.п.) и под их контролем.

Если обычаи выражали общую волю и защищали общественный интерес, то право

является выражением воли и баланса общественных, корпоративных и личных

интересов членов общества.

Если обычаи носили в основном нефиксированную форму, то право получает свое

внешнее выражение и закрепление в виде различного рода нормативных актов,

прецедентов, договоров с нормативным содержанием, правовых обычаев.

Если обычаи охранялись от нарушений всем обществом, то право

обеспечивается специально созданным аппаратом принуждения, организационной и

экономической мощью всего государства.

 

1