§ 2. Экологическое право и экономика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 

 

Одновременно возрастает влияние базисных экономических факторов на природоохранные мероприятия и, в частности, на предусмотренную законодательством государственную экологическую экспертизу, включающую оценку воздействия на окружающую среду. Проекты принимаются порой без ее проведения или вопреки отрицательному заключению экологической экспертизы. Так, в Государственную Думу вносился законопроект о возможности предоставления Правительству, иным федеральным органам исполнительной власти права (разумеется, в виде исключения и по просьбам населения) проектирования и проведения срочных, не терпящих отлагательства и необходимых народному хозяйству работ без положительного заключения государственной экологической экспертизы.

Процессы приватизации государственных и муниципальных предприятий и начавшийся и развивающийся этап их банкротств, как и обратный процесс национализации, требуют усиления экологического фактора при оценке этих предприятий, определения перспектив их дальнейшего развития. Актуализируются проблемы возмещения прошлого экологического вреда, причиненного предыдущей хозяйственной деятельностью, оснований и пределов иных форм ответственности прежних, а также новых собственников предприятий. Развитие экономики может затормозиться и инвестиционный процесс приостановится при нелогичном и неправовом (несправедливом) решении этих вопросов.

Взаимосвязи экологии и экономики постепенно начинают все более осознаваться и становиться разнообразными. Нуждаются в правовом закреплении, регулировании и стимулировании развивающиеся экологическое страхование, особенно обязательное, экологический аудит, деятельность по сбору экологических платежей и средств и особенно по их расходованию исключительно на природоохранные нужды. И другие оправдавшие себя элементы экономического механизма охраны среды - лицензирование экологически вредных работ и услуг, сертификация продукции, стимулирование экологически полезной деятельности и выпуска экологически чистой продукции - нуждаются во внимании общества и правовом регулировании, а порой и первичном закреплении в праве. Актуализируется проблема разграничения прав собственности на природные ресурсы, и не только между Федерацией и ее субъектами, но и между субъектами РФ и муниципальными образованиями. От этого во многом зависят управление их использованием и их охрана, недопущение расхищения, приближение к природопользователю, планомерное, регулируемое включение большинства или части природных ресурсов в образ жизни населения, непосредственное обеспечение граждан природными благами. Это особенно важно в условиях частной собственности на земельные участки, на древесно-кустарниковую растительность, на обособленные водные объекты.

Философы XVIII в. обосновывали базисность экономики и надстроечность права; вульгарное понимание их взаимоотношений породило отрицательные последствия в XX в.; наступивший XXI в. носит гуманитарный аспект, вселяет надежду на обеспечение прав, включая экологических, человека. Сегодня становится понятным: экология и экономика всегда останутся непримиримыми и противоречащими друг другу на конкретном небольшом участке времени феноменами, поскольку затраты на очистные сооружения и выпуск экологически чистой продукции ложатся бременем на себестоимость, доход, прибыль, конкуренцию предпринимателя. Эффективность экономики и экологии будет зависеть от грамотного, профессионального понимания их взаимоотношений.

Но, во-первых, в перспективе экономика должна быть рациональной, экологичной, иначе природная база материального развития рано или поздно будет исчерпана и экономика по этой причине рухнет; во-вторых, развитие экономики не является самоцелью, а лишь первейшим (на сегодня) средством обеспечения благополучия людей, процветания общества потребления.

Возможности права, в том числе экологического, не могут быть безграничными в области экономического развития. Проходят времена, когда казалось, что с помощью приказа, предписания можно сразу и надолго решить серьезную проблему, связанную с экономикой. Оптимальной представляется ст. 3 Федерального закона об охране окружающей среды, предусматривающая "научно обоснованное сочетание экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства в целях обеспечения устойчивого развития и благоприятной окружающей среды". В настоящее время возрастает значение обеспечения реальными гарантиями провозглашенных законодательством прав человека и гражданина на здоровую и благоприятную для жизни окружающую природную среду, на достоверную информацию о ее состоянии и мерах по предупреждению ее загрязнения.

При некоторой декларативности этих положений они лучше предусмотренного в некоторых государствах приоритета экологии над экономикой (что выглядит нереальным) либо временного подчинения экологии экономике вследствие отсталости и неразвитости хозяйства ряда южных стран (что представляется промышленным экстремизмом и свидетельствует о капитуляции природоохранных позиций общества и утере правом своей регулирующей функции).

В условиях исчерпания природных ресурсов, видимости их конца, погружения крупных городов с миллионным населением в выхлопы автомобильных газов, отравленности продуктов питания, радиоактивного заражения местностей, ухудшения питьевой воды благополучие людей сегодня не только, а завтра не столько зависит от материального достатка, сколько от природных слагаемых.

Приходится признавать - экологические затраты в каждый данный момент нагружают экономику, становятся определенным тормозом ее развития и современное экологическое право содействует такому торможению хищнической экономики, но это торможение правом ресурсопотребляющего, затратного механизма, летящего в пропасть деградации окружающей среды. Это если смотреть с сиюминутной точки зрения удовлетворения материальных потребностей, безудержного развития экономики, особенно топливно-энергетического комплекса, получения прибыли за счет добычи минеральных ресурсов.

Если же с точки зрения человека, его благополучия, прав и свобод личности, то они согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанностью государства. С этих позиций право должно наращивать свои усилия по регулированию и обеспечению достойных природных условий жизни своих граждан, которым нужны естественные блага не менее, чем экономические, а в некоторых регионах с крайне неблагоприятной экологической обстановкой даже более (таковых от 10% по оптимистическим до 15% по пессимистическим подсчетам на территории нашей страны).

Нынешнему и будущим поколениям приходится пересматривать место экологии в системе правового регулирования. И представление об обусловленности права материальными условиями жизни и получает подтверждение, и начинает в области экологии устаревать, как и в других отраслях права видоизменяться: экологическое право должно предвидеть, прогнозировать природоресурсные процессы, упреждать материальное производство, чтобы не опоздать с предупреждением необратимых процессов в природе.

Эта проблема не столько уже теоретическая, сколько практическая: некоторые нефтяные, лесные, атомные лоббисты склонны затушевывать природоохранные проблемы в интересах бизнеса, "грязного" подъема экономики. Регулярное исчезновение некоторых видов живых организмов, т.е. уменьшение биоразнообразия, высыхание Арала и иных водоемов, сгорание и вырубка лесов, озоновые дыры, потепление климата, многовековые последствия чернобыльской катастрофы, угроза экологического терроризма предполагают необходимость повышения эффективности и обеспечения профилактических задач права в области экологии.

Экологическое законодательство признало и ввело в жизнь такие вынужденные социально-экономической практикой формулы, как "загрязнитель платит", "презумпция вреда любой хозяйственной деятельности", "каждый имеет право на благоприятную среду", которые были немыслимы ранее, пару десятилетий назад. Оказываются ли они эффективными? Не вступили ли они в серьезный конфликт или, наоборот, в содружество с современным уровнем развития техники, общества и экономики? Окончательный ответ даст XXI в., причем довольно быстро.

 

1