§ 6. Основные учения о сущности права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 

 

Понятие права - одна из основных категорий общей теории права. От понимания права, его сущности зависит подход к пониманию многих правовых и иных социальных явлений, решение очень важных как теоретических, так и практических вопросов жизни общества. И неслучайно на протяжении многих веков вопросы происхождения и сущности права волновали философов, политиков, правоведов. Возникали, прекращали свое существование, подвергались модификации различные учения, направления и школы, отстаивающие ту или иную позицию, те или иные взгляды на феномен, называемый правом. Учение естественного права, например, выводило право из природы человека, психологическая теория - из психики человека; юридический позитивизм, нормативизм отрицали выявление экономических и политических предпосылок права, обосновывая необходимость формально-догматического подхода к его изучению.

Вопрос о сущности права остается в центре внимания и современной правовой и политической мысли. Современные учения о сущности права представляют собой не некую универсальную, единую правовую доктрину, а скорее набор, конгломерат отдельных концепций, направлений в теории права, среди которых можно выделить основные. Особенно широкое распространение в современной политологии и науке права получили социологическое, солидаристское, нормативистское (неопозитивизм), психологическое направления, теория "возрожденного естественного права", а также марксизм. При этом наблюдается определенная эволюция концепций, учений, различающихся по своим философским истокам, по содержанию и аргументации. Анализируя все эти концепции, важно учитывать, что для понимания сущности права как сложного, многоаспектного явления социальной жизни имеют значение и социологический, и психологический, и формально-логический, нормативный подходы. Заметим также, что учения о сущности права нельзя рассматривать вне связи с теориями и учениями о происхождении и сущности государства, поскольку эти два понятия неразрывны.

Теологическая теория (наиболее яркие представители ее - Фома Аквинский и Д. Эйве) основывается на идее божественного (греч. "theos" - бог) происхождения государства и права. Сущность права, равно как и государственной власти, выводится ее сторонниками из религиозных догматов. Управляет миром якобы вечный закон - божественный разум. Он проявляется в законах природы, в морали, т.е. естественных законах, на которых в свою очередь основываются "человеческие" законы (положительное право). Провозглашая принцип "вся власть от бога", приверженцы теологической теории исходят из верховенства церкви над государством и, следовательно, из необходимости подчинения положительного права официальной церковной доктрине.

Теологическая теория стала фундаментом одного из основных современных учений о праве - неотомизма. Главные постулаты теологической теории развили идеологи исламской религии католической церкви: Маритен Мерсье, американский юрист Дж. Хейвс.

Неотомизм - по существу, новейшая интерпретация взглядов Фомы Аквинского. Рассматривая вопрос о природе, сущности права, неотомистская теория, так же как и средневековое учение известного доминиканца, пытается найти основные права в мировом порядке, согласующемся с религиозными догматами, вечным законом, высшим божественным разумом. Церковь признается посредником между Богом и государственной властью. Возникновение права рассматривается как следствие усложнения социальных связей в обществе, с регулированием которых уже не справлялись первобытные нормы. Право признается более сложным регулятором общественных отношений по сравнению с обычаем, поскольку помимо запретов в нем используются и иные средства правового воздействия (дозволение, обязывание). Кроме того, право устанавливает юридические рамки и определяет формы осуществления деятельности государства. Божественный закон призван устранять несовершенство человеческого, "положительного" закона, если он расходится с естественным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, т.е. установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.

По вопросу о соотношении права и государства и признания возможности существования догосударственного права большой интерес представляют антропологические теории права. Особенность этих теорий в том, что они допускают существование права уже на самых ранних этапах развития человеческого общества.

Некоторые представители антропологической науки (Е. Хоубел) рассматривают право как систему норм, которая существует внутри той или иной социальной общности и опирается на публично признанный авторитет. Им может быть предводитель племени (старейшина, вождь), облеченный доверием соплеменников решать спорные дела - в первобытном обществе или суд - в условиях развитой государственности. Таким образом, происхождение раннего права здесь соотносится с существованием некоего обособленного (внутри сообщества) публично признанного авторитета, решения которого воспринимаются как обязательные.

Другое направление антропологической теории права (Б. Малиновский) выступает против тезиса об обусловленности существования права наличием "внешнего" принудительного авторитета. На основании изучения племенной социальной организации делается вывод о том, что право не нуждается в принуждении. Сущность права сводится к различным формам социального контроля (поощрения, наказания), осуществляемого в процессе взаимодействия людей, обмена определенными услугами. Соблюдение договоренностей, исполнительность сторон обеспечивается не принудительной властью, а механизмом ("внутренними санкциями"), находящимся в самих отношениях между партнерами  

В некоторых современных правовых учениях (А.Б. Венгеров и др.) процесс происхождения государства и права представляется как политогенез (от греч. "genesis" - возникновение, происхождение), в котором выделяются три основных варианта (пути) образования государства и права: военный (наиболее распространенный), аристократический и плутократический. В большинстве случаев раннегосударственные образования и право создаются в древнем обществе в результате усиления военной организации племени, постепенного вытеснения военно-демократическими формами родоплеменных структур власти и действующих в обществе "обычных" социальных регуляторов (моральные обычаи, общественное преследование и т.д.). Особенность аристократического варианта заключается в постепенном усилении военного, экономического влияния разбогатевшей аристократической знати и организации системы публичной власти, обеспечивающей ее политическое господство над остальными членами общества. Для плутократического варианта образования государственно-правовых институтов (эпоха раннего феодализма) характерно объединение определенной общности людей вокруг "плутократа" (человека, обладающего богатством и силой), от которого они экономически зависимы, и организация на этой основе особой публичной власти.

По-разному трактуют причины возникновения государства и права сторонники теории насилия (Е. Дюринг, К. Каутский) и сторонники теории договорного происхождения государства и права (Г. Гроций, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо, А. Радищев и др.). Согласно первой теории государство и право всегда образуются в результате какого-либо акта насилия (в древности это было, например, завоевание, порабощение одних племен другими). Согласно второй - государство и право создаются на основе общественного договора, т.е. как результат свободного волеизъявления свободных и равных от рождения людей. Делается попытка обосновать принцип нового общественно-политического устройства на основе добровольного соглашения граждан, обеспечивающего свободу и равенство всех граждан "в силу права". Целью государства провозглашается общее благо. Причем в общественном состоянии, по мнению основателей данной теории, человек приобретает гораздо большие преимущества, чем те, которыми он обладает в естественном состоянии. По сути дела, речь идет об идеале законного и свободного правового государства, поскольку деспотические государства, нарушив условия общественного договора, сохраняются исключительно благодаря господству силы, а не права.

В психологической теории (Л. Петражицкий, А. Росс и др.) право трактуется главным образом как совокупность элементов субъективной человеческой психики. Объективно в области права существуют только психические переживания, связанные с представлением одного человека, пользующегося каким-либо правом требовать выполнения определенных обязанностей, лежащих на другом человеке. При этом все же различается официальное и неофициальное право. Официальное - установленное государством и поддерживаемое им, неофициальное - лишенное этого, но все же действующее в качестве права. Таким образом, в психологической теории наряду с писаными законами, т.е. наряду с реально существующей системой правовых норм (предписаний), установленных государством, правом признаются также психические переживания людей. Это, по существу, означает, что правовые нормы могут создаваться и помимо государства, в результате определенных эмоций и переживаний человека по поводу права. Право рассматривается не как общественное явление, связанное с государством, а как нечто интуитивное, как явление, существующее в сфере эмоций, индивидуальных психических переживаний и инстинктов (в том числе агрессивных влечений) человека. Таким образом, государственное принуждение не выступает в качестве существенного признака права. На первый план выдвигаются личностно-психологические установки индивида.

Правильно выделяя определенные психологические аспекты права, это учение, по существу, растворяет право в индивидуальной психике, делает его тождественным правосознанию, игнорируя тем самым реальную объективную природу права как сложного явления социальной жизни, недооценивая право как объективно складывающуюся систему норм, искажая его связь с экономикой и государством.

Социологическое направление в теории права (Е. Эрлих, Р. Паунд, К. Левеллин и др.) основывается главным образом на эмпирических исследованиях, касающихся функционирования правовых институтов, их динамики. Сторонники этого направления обращаются прежде всего к процессу реализации права, выдвигают лозунг "право в действии". Правовые нормы государства, по их мнению, - это лишь часть права. Наряду с ними существует "живое право", которое есть не что иное, как сложившиеся в обществе фактические отношения. Главное, утверждают приверженцы данного направления, - изучение реального порядка, т.е. не тех предписаний, которые зафиксированы в правовой норме, а самого процесса действия права в обществе, конкретных действий участников правоотношений. В связи с этим обосновывается идея "гибкости права", другими словами, возможность изменения правовой нормы в процессе ее применения. Отсюда - отказ от непререкаемого авторитета закона, требование свободы судейского усмотрения. Эта теория ведет к фактическому расширению "правотворческих" функций судьи и принижению роли закона, поскольку судья не связан юридическими нормами и может по своему усмотрению, основываясь лишь на собственной интуиции, решить то или иное дело.

Вместе с тем при социологическом подходе наблюдается попытка исследовать сущностные вопросы права с помощью структурно-функционального анализа. В отличие от формально-догматической трактовки права как системы нормативных предписаний, установленных государством, право понимается как хотя и относительно самостоятельный, но все же лишь один из многих факторов социальной действительности. Социологический подход с его структурно-функциональным анализом позволяет исследовать сущность права, его социальное назначение в многоаспектном плане, во взаимосвязи с другими элементами сложной социальной структуры общества, изучать реальные механизмы действия права.

Таким образом, для социологической теории характерны: функциональный подход к праву; выделение правоотношений в качестве основных, наиболее существенных элементов права; "несводимость" права к закону. Положительным моментом такого подхода является стремление познать право в действии, в процессе функционирования, что дает возможность сделать шаг вперед в развитии социологии и психологии права. При этом исследование правовых явлений и институтов преследует цель преобразования социальной действительности, а само право рассматривается как инструмент социальных преобразований, средство достижения согласия между интересами различных социальных групп. Это сближает социологическую теорию права с так называемой солидаристской (социальной) концепцией права.

В основе солидаристского направления или социальной концепции права (Л. Дюги) лежит идея солидарности, т.е. сотрудничества в осуществлении власти различных социальных слоев и групп, участвующих в политической жизни. Согласно этой теории, каждый член общества должен осознать свою социальную функцию, установленную правом, проникнуться идеей необходимости совершения определенных поступков, обеспечивающих солидарность всех членов общества. Право выступает как выразитель этой солидарности, инструмент, охраняющий общие интересы всех групп.

Таким образом, социальная концепция права, рассматривая сущность права, представляет его как средство достижения социальной гармонии. Она направлена на поиск правовых средств, помогающих устранить возможные социальные конфликты, обеспечить порядок в обществе, стабильность и устойчивость самой общественной системы. Это предполагает рассмотрение права не обособленно, а наряду с другими элементами социальной действительности - экономикой, политикой, моралью - в их функциональной взаимообусловленности и взаимозависимости. Отсюда - акцент на социальные функции права в обществе, например, как средства устранения возможных социальных конфликтов, решения иных социальных проблем, распределительного механизма в экономических процессах. Иными словами, наблюдается ориентация права на социальные, общедемократические ценности.

В социальной концепции права обосновывается необходимость исследования права в его взаимосвязи с другими элементами социальной системы. Однако при этом нередко допускается переоценка роли права, поскольку оно ставится над экономическими отношениями.

Основной тезис теории естественного права (Г. Гроций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др.) заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право включает в себя также естественное право. Последнее понимается как совокупность прав, которыми все люди обладают от природы в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д. Государство не может посягать на эти естественные и неотъемлемые права человека.

Возникновение естественно-правовой теории связано с развитием революционной буржуазной идеологии в XVII - XVIII вв. Она стала идеологическим оружием буржуазии в период ее борьбы против феодально-абсолютистских порядков, когда буржуазия играла прогрессивную историческую роль, выступая под лозунгами свободы, равенства, братства и справедливости. Принципы нового общественного и государственного порядка она пыталась вывести из вечных принципов естественного права, соответствующих человеческой природе.

Естественно-правовая теория весьма наглядно демонстрирует идейно-ценностный подход к пониманию такого явления, как право. В период борьбы буржуазии за власть, становления и развития основных принципов буржуазной законности эта теория сыграла определенную прогрессивную роль. Неслучайно в тех или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.

Согласно теории возрожденного естественного права (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, естественному праву, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, т.е. нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, т.е. общечеловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей. Главный постулат доктрины - идея о неотчуждаемости основных прав и свобод человека и гражданина, их приоритете - выступает важнейшим принципом развитого демократически ориентированного государства.

В рамках теории возрожденного естественного права выделяются так называемая "светская" доктрина естественного права. Она исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлений моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для этой теории характерным является признание в качестве основы "правильного", "законного" права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.

Позитивизм (О. Конт, Г. Спенсер и др.) - направление юриспруденции, которое, фетишизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятельности, отрывая тем самым нормативные установления от существующих правоотношений. Это учение основывается на анализе и оценке правовых норм с формальной точки зрения, т.е. с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Неслучайно поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.

Юридико-позитивистские концепции, воспринимающие право через его текстуальную форму и, по сути дела, отождествляющие право с его текстуальной формой, рассматривают право либо в качестве фактических результатов правоприменительной деятельности, либо в качестве нормативно-правовых текстов.

Действительно, текстуальная форма права - необходимый его атрибут, однако полное отождествление права в качестве сложнейшего социального явления с текстуальностью как одним из признаков права ошибочно.

Результатом развития позитивизма, определенным его ответвлением является нормативизм. Сторонники нормативистского направления (Г. Кельзен и др.) утверждают, что государство есть лишь результат действия норм права, а само право рассматривают как совокупность норм, содержащих правила "должного поведения". Нормативисты ограничивают задачу юридической науки формально-догматическим анализом правовой нормы, изучением лишь внешнего ее строения (структуры). Тем самым в известном смысле игнорируется содержание правовой нормы, ее связь с действительностью, с материальными условиями жизни и интересами индивидов.

В провозглашении идеи законности, в признании нормативного характера права, наконец, в том внимании, которое уделялось позитивному содержанию правовых текстов, заключается определенное положительное значение нормативистского учения. Вместе с тем определенная слабость этого учения проявляется в искусственном отрыве права от других явлений действительности и прежде всего от экономических условий жизни общества. Нормативизм ставит своей целью изучение позитивного содержания правовых норм, отказываясь от исследования сущностных проблем права.

Во второй половине XIX в. сложились социалистические и коммунистические учения, в том числе марксизм, исходившие из материалистического понимания истории и классовой природы государства и права.

Согласно материалистическому пониманию истории государство и право возникли в результате неолитической революции (XII - X вв. до н.э.), знаменовавшей собой переход от присваивающего хозяйства к производящему (замена охоты скотоводством, а собирания плодов - земледелием), а также как следствие трех крупных "разделений" общественного труда: 1) развитие скотоводства и образование пастушеских племен; отделение скотоводства от земледелия; 2) развитие наряду с земледелием и скотоводством ремесленного производства; 3) выделение группы людей - купцов, которые не принимают участия в производстве, а занимаются только обменом произведенных товаров. Развитие частной собственности, разделение общества на имущих и неимущих привело к созданию особой публичной власти, обладающей аппаратом принуждения - государства, и правовых норм, обеспеченных государственным принуждением.

Социалистические и коммунистические теории отражали противоречия раннего капитализма, факты жестокого подавления первых выступлений пролетариата, запрещения профсоюзов, цензовый характер политической демократии. Все это послужило основанием для вывода, сделанного К. Марксом и Ф. Энгельсом, о закономерности классовой борьбы, классовой природы государства, его законов и права. В системе марксистского учения было закономерно и понимание права как возведенной в закон воли господствующего класса (буржуазии), определяемой материальными условиями жизни этого класса.

Социалистические учения не сводились только к марксизму и затем к ленинизму. Так называемые правые социалисты (меньшевики - в России), анархисты, социалисты-революционеры проповедовали другие пути освобождения трудящихся от эксплуатации: использование мирного перерастания капитализма в социализм, демократических, парламентских и законных средств борьбы. Соответственно, правые социалисты и право, и закон рассматривали как средство обеспечения общего демократического и социального порядка, которое рабочий класс должен использовать в своих целях.

В теориях анархизма и других левосоциалистических учениях не было выработано теоретической модели отношения к праву, кроме отрицания существующего порядка.

Приоритет прав человека, уважение прав и свобод личности становится, по новым воззрениям, основным критерием оценки права. Эти идеи нашли свое воплощение во Всеобщей декларации прав человека ООН и международных пактах и конвенциях о правах человека. В конституциях ряда государств основные естественные права человека прямо признаются действующим правом (например, в Германии) либо устанавливается недопустимость законодательного ограничения ряда основных прав государством (в США).

Несмотря на все еще существующие в ряде стран немалые трудности реализации прав человека, гуманистический принцип их признания является одной из главных тенденций прогресса современного мирового сообщества. То же следует сказать и о признании справедливости как основании права для современного правового государства. Справедливость не раз провозглашалась целью и основой законодательства. Однако само понимание справедливости в условиях кастового и сословного деления, неравноправия имущих и обездоленных слоев населения было ограниченным, далеким от общечеловеческого. Подлинное понимание равноправия, свободы для всех людей, прав каждого человека как общечеловеческих основ правопорядка можно считать достигнутым лишь на современном этапе истории человечества, хотя его полное осуществление видится только в перспективе.

В 60 - 70-е гг. прошлого столетия внимание правоведов бывшего СССР привлекла дискуссия об определении общего понятия права, развернувшаяся между сторонниками "широкого" и "узкого" понимания права.

Что представляет собой так называемый узконормативный (или собственно нормативный) подход к праву? Признавая право сложным явлением, имеющим разнообразные связи с политикой, экономикой, культурой, сторонники собственно нормативного подхода (И.С. Самощенко, С.С. Алексеев, А.С. Пиголкин и др.) включают в понятие права лишь главные, существенные, по их мнению, признаки и основной акцент делают на таких его свойствах, как формальная определенность, нормативность, обеспеченность государственным принуждением (принудительность). Право рассматривается как система норм (установленных или санкционированных государством общеобязательных правил поведения), и соответственно, нормативность права как самое существенное его свойство.

Собственно нормативное понимание права, по мнению его сторонников, не исключает рассмотрения права во взаимодействии с другими явлениями общественной жизни, исследования социального механизма формирования и действия права в обществе, признания общечеловеческих ценностей как идейно-нравственной основы юридического права и законодательства. Однако важнейшей отличительной чертой права провозглашается связь его с государством как с источником правовых установлений. Подчеркивается определенное единство права и закона. Причем закон рассматривается как юридическая форма, важнейший источник права.

Приверженцы "широкого" понимания права (Д.А. Керимов, В.А. Туманов, В.С. Нерсесянц, Р.З. Лившиц и др.) исходят из того, что право не тождественно законодательству и поэтому не может быть сведено только к системе норм, установленных либо санкционированных государством. По их мнению, "узконормативный" подход не дает возможности в полной мере оценить процессы формирования права, правового статуса гражданина, а также реально действующий правопорядок.

В понимании права подчеркивается особая роль нравственно-правовых, политических и других принципов. Ценность права здесь усматривается в том, что оно выступает как мера свободы, получившей благодаря законодательному признанию официальную государственную защиту. Право определяется как объективно обусловленная и выражающая требование справедливости общая мера свободы и равенства, а закон - как официальное, формально определенное и нормативно-обязательное выражение права.

Право формируется обществом, и законодатель формулирует лишь то, что уже сложилось (или складывается) в обществе. При этом важно, чтобы официальный закон был справедливым. Закон, не соответствующий справедливости, не есть право. Правовой закон - это справедливый закон. В правовом государстве должен господствовать правовой закон, отвечающий идеям свободы, гуманизма и демократии.

Включая в понятие права не только нормы, но и правоотношения (нередко и правосознание, и субъективные права граждан), сторонники "широкого" понимания права подчеркивают, что норма права, взятая вне регулируемых правом общественных отношений, утрачивает свои регулятивные свойства. Это, впрочем, не мешает им рассматривать нормативность как важнейшее качество права. Нормы - важнейший, но не единственный элемент права как сложного, целостного явления. Нормы, если они действующие, не могут застыть только в предписаниях закона, они воплощаются в правоотношениях.

Важно подчеркнуть, что сторонники и той и другой позиции - "широкого" и собственно нормативного понимания права - сходятся в том, что определение права в качестве основного, главного элемента включает систему норм, установленных либо санкционированных и охраняемых государством.

Позитивное право действительно вырастает из общественного правосознания, имеющихся в обществе правовых идей и представлений, устоявшихся жизненных правил и обычаев. Но это отнюдь не означает, что следует признавать действующим юридическим правом все, что имеет правовое значение. Такое широкое понимание права - под предлогом несводимости права к закону - вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обществе. Вместе с тем необходимо признать, что в современных учениях о праве все больше находят отражение общечеловеческие идеи о сущности права как средстве общественного согласия, учета интересов всех социальных групп общества. Эти идеи основываются на признании правовых или нравственных, но обязательных для самого государства и его политики постулатов, от которых не должны отступать ни законодатели, ни сами законы демократического правового государства.

 

1