Глава XXIV

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

 

Среди прямых налогов одно из первых мест, как по историческому, так и по современному значению принадлежит поземельному налогу.

Поземельным налогом называется налог, имеющий своим объектом землю, а податным источником приносимый ею доход.

Главным источником для уплаты разнообразных налогов и сборов в древности и в средние века была земля, игравшая в старом народном хозяйстве первую роль, так как обрабатывающая промышленность и торговля получают большое значение уже на более высоких степенях развития народного хозяйства. Но, как бы ни развивались обрабатывающая промышленность и торговля, - все таки они немыслимы без добывающей промышленности, доставляющей для них сырье, и земля всегда будет существеннейшим фактором народного производства и явится одним из главных податных источников.

И, хотя в новейшее время все более и более выдвигается значение других факторов производства и развиваются налоги на доходы от них проистекающие, поземельные налоги, тем не менее, занимают видное место в податных системах большинства государств.

Теория поземельного налога принадлежит к числу наиболее разработанных в финансовой науке. Начало научной разработке этого вопроса положили физиократы, которые исходя из своего учения о земле, как об единственном источнике чистого дохода, из которого в конце концов уплачиваются все налоги, требовали замены последних единым налогом на землю. Таким образом, по мнению физиократов, могут быть исключены лишние посредники между казной и окончательными плательщиками налогов и значительно сокращены издержки взимания налогов.

А. Смит и большинство экономистов его школы, хотя и находились под несомненным влиянием физиократов, тем не менее отвергли учение последних о земле, как об единственном источнике чистого дохода, а следовательно и всех налогов, - и стали различать 3 вида доходов: земельную ренту, заработную плату и прибыль с капитала, - которые все могут участвовать в несении податного бремени и должны быть облагаемы.

Влияние физиократов на школу Смита сказалось в том, что многие ее представители видели в земельной ренте такой источник доходов, который отличается от других доходов многими преимуществами, а потому и должен быть объектом налога по преимуществу.

Указывали, что земельная собственность больше всякой другой извлекает выгод от деятельности государства и его органов, - что землевладельцы являются монополистами и что цены на продукты сельского хозяйства постоянно повышаются, увеличивая доходность этого занятия, - что земля является очень прочным имуществом, вполне обеспечивающим своего владельца, и т.д.

Все приведенные доводы справедливы только до известной степени, и можно указать много примеров, где доходы от земли вовсе не отличаются приписываемыми им преимуществами. Так, земельные доходы часто оказываются далеко не столь обеспеченными, как на это указывают. Далее, под влиянием географического распространения земледельческой культуры, перехода к интенсивным способам сельского хозяйства, развившейся конкуренции и избытка в производстве, - земледелие сплошь и рядом становится малодоходным или даже убыточным. Между тем, неподвижность самого занятия, в смысле трудности переменить его на другое по причине завязанных в нем постоянных капиталов, заставляет иногда продолжать дело и в убыток.

Что касается земельной ренты, получаемой, по учению Рикардо, владельцами лучших земель вследствие их монопольного положения, то Шеффле доказал, что подобная рента не есть нечто присущее одной только земле, а может быть приносима и трудом и капиталом и зависит от исключительных условий сбыта.

Таким образом, нет никаких оснований для особенно сильного обложения земли, и последняя должна быть привлечена к участию в податном бремени в равной мере с прочими источниками доходов.

В русской ученой литературе имеется специальное исследование о поземельном налоге проф. Лебедева, появившееся в 1868 году.

Поземельный налог принимал весьма разнообразные формы соответственно степени развития народного хозяйства. При господстве натурального хозяйства, подати с земли взимались также в натуре. Такие натуральные сборы были известны под общим названием "десятины", хотя иногда взималась 1/20, 1/50, а иногда и 1/5 урожая или приплода. С переходом к денежному хозяйству прежние поземельные сборы становятся денежными взносами; но в некоторых государствах еще сохранились натуральные сборы с земли, напр. в разных турецких провинциях.

В настоящее время натуральные сборы крайне стеснили бы государственное хозяйство и, колеблясь в зависимости от урожаев, внесли бы в него определенность.

Поземельный налог имеет свою длинную историю.

В средние века самым распространенным способом обложения земли было обложение по величине земельных участков, причем единицей меры были: плуг, соха, рало - от орудий обработки земли, т.е. за единицу меры принималось пространство земли, какое в состоянии обработать человек одним плугом.

Почти каждое государство знало в своей податной истории поземельные налоги с плуга. Даже этимологически названия этих налогов происходят от общих корней: на Руси податной единицей поземельного налога был плуг (соха), - в Дании - plog, - в Шотландии прежние поземельные сборы назывались sochagia.

Впоследствии, помимо величины земельных участков, стали принимать во внимание и их качество, так что в прежнюю податную единицу - соху стало входить разное количество земель - лучших меньше, худших больше.

В еще более новое время начали стремиться приводить поземельный налог в соответствие с доходностью земель.

Но эта последняя зависит от такой массы разнообразных индивидуальных обстоятельств, что крайне трудно поддается точной оценке.

В XVII и XVIII столетиях в германских государствах неоднократно были предпринимаемы оценки земель с целью приведения в порядок поземельного налога. Эти операции назывались регулированиями; при них даже не производилось точного измерения земель, и результаты получались только приблизительные.

Более совершенные операции, имеющие назначением точное измерение земель и оценку их ценности и доходности, стали производится только в прошлом столетии и известны под названием поземельных кадастров.

Вопрос о поземельном кадастре богат и практическим опытом и теоретическими исследованиями.

В русской литературе имеется капитальное исследование о поземельном кадастре проф. О.К. Горб-Ромашкевича (первая часть этого исследования вышла в 1892 г., а вторая в 1900 г.).

Поземельный кадастр состоит из двух родов работ: геометрических и оценочных.

При производстве поземельного кадастра прежде всего происходит измерение земель, сопровождаемое занесением результатов такового на планы и составлением карт. При этом следует поступать по всем правилам геометрии и стремиться к возможной точности. Дороговизна такой работы не должна служить препятствием к ее хорошему выполнению, так как она необходима не только для организации поземельного налога, но и для других политических и народно-хозяйственных целей: для военных целей, организации поземельного кредита и т.п. Измерение можно производить по отдельным имениям, но последние часто состоят из земель весьма различного качества и постоянно дробятся. В виду этого, стали каждое имение разбивать на мелкие, почти неделимые, участки - парцеллы и измерят все эти парцеллы. Под именем парцеллы разумеется участок, отличающийся от соседних участков какими-нибудь юридическим или экономическим свойством: смежные луг и пашня образуют 2 особые парцеллы; но одно поле, принадлежащее двум владельцам, также составляет 2 парцеллы.

Такой кадастр называется парцеллярным: он много точнее, но и гораздо дороже кадастра по имениям.

По окончании землемерных и топографических работ, производится размещение земельных участков по классам по их доходности Для этого принимаются несколько участков определенной культуры, напр., пашня, луга, огороды и т. п., и определенного качества, напр., луга 1-го, 2-го, 3-го разрядов и т.д., - за типы, применительно к которым и происходит размещение земель по классам - так называемая бонитировка земель.

Каждый типичный земельный участок приравнивается определенному доходу. Чтобы получить доходность целого имения, надо сложить доходы всех, входящих в его состав, участков. Вычисленный таким путем доход имения и должен служить объектом поземельного налога.

Осуществление такого кадастра - крайне трудное дело, требующее огромного персонала производящих его лиц, продолжительного времени и больших расходов.

Во Франции парцеллярный кадастр продолжался долее 50 лет и обошелся свыше 150 миллионов франков.

Однако, как бы хорошо ни были исполнены кадастровые операции, результаты таковых сохраняют значение только на короткое время. Доходность земельных участков беспрерывно колеблется, и постоянно происходят изменения в составе имений, за которыми надо следить и производить постоянную ревизию кадастра Кадастр должен периодически повторяться. Лучше всего, когда для этого назначены законом определенные промежутки времени. Леруа-Болье предлагает возобновлять кадастр чрез каждые 10 лет.

Но были высказаны мнения и против пересмотра кадастра и за неподвижность поземельного налога. При этом исходили из воззрения на поземельный налог, как на вечную ренту, получаемую государством от земли. Указывали на то, что поземельный налог с течением времени капитализируется и не чувствуется землевладельцами, и что всякое понижение поземельного налога сводится к подарку землевладельцам, а всякое его повышение является для них как бы новым налогом. Указывают также на то, что изменения в поземельном налоге могут служить препятствием к земельным улучшениям. Но эти доводы не имеют серьезного значения. Поземельный налог является таким же способом обложения доходов частных хозяйств, как и прочие налоги, и нет оснований видеть в нем вечную ренту в пользу государства. Далее, в доходности земель происходит столько колебаний под влиянием самых разнообразных обстоятельств, что оставление поземельного налога в неизменном виде неминуемо поведет к водворению в нем неравномерности. Что же касается мнения, что пересмотр поземельного обложения задерживает земельные улучшения, то таковое может быть справедливо только в том случае, если пересмотр налога происходит слишком часто.

Во всяком случае и народно-хозяйственные и финансовые соображения говорят за то, чтобы при организации поземельного, как и вообще всякого налога, постоянно было обращаемо внимание на приведение его в соответствие податной способности плательщиков, а это достижимо лишь при условии пересмотра налога.

Повторение кадастра обходятся обыкновенно гораздо дешевле его первоначального производства.

Если кадастр еще не произведен, то для распределения поземельного налога можно пользоваться средними продажными и арендными ценами на землю. Цены эти должны быть взяты за достаточно длинный промежуток времени, напр. за 10 лет.

Иногда же при обложении земель соединяются оба способа: и обложение по кадастровым данным и обложение по продажным и арендным ценам.

В теории поземельного налога очень много споров возбуждает вопрос, следует ли при распределении поземельного налога по отдельным имениям принимать во внимание лежащие на них долги; или ими можно пренебрегать. Особенно выдвинулся этот вопрос в наше время, когда почти во всех европейских государствах заложено уже больше половины всех частных земель. Сплошь и рядом имения заложены в сумме, почти равной их ценности. Если, при высоком поземельном налоге, при обложении таких имений не принимать во внимание долгов, лежащих на них, то поземельный налог составит огромный процент с дохода, получаемого владельцем, и последний не всегда будет в состоянии переложить налог на своих кредиторов через понижение процентов, платимых по закладным.

На практике в большинстве государств при обложении земель долги в расчет не принимаются. Если поземельный налог отличается умеренностью, как напр. в России, то от этого особой беды не получится; но при большой высоте, каковой отличаются поземельные налоги во многих западноевропейских государствах, неприятие во внимание лежащих на землях долгов может повести к чрезвычайной неравномерности налога и обременению некоторых землевладельцев.

Так как поземельный налог должен соответствовать предполагаемой доходности земель как можно больше приближающейся к действительной, а последняя равняется валовому доходу имения за вычетом из него издержек по хозяйству и процентов по закладным, - то, при определении облагаемой доходности земель, следовало бы выключать из таковой расходы по долгам, лежащим на имениях.

Против этого возражают, что недобросовестные землевладельцы будут при этом совершать на свои имения фиктивные закладные для уменьшения платимого налога.

Но это возможно предупредить, если с капиталов, помещенных под залог имений, взимать налог в таком размере, чтобы он соответствовал обложению земель. Тогда владельцы закладных и землевладельцы будут обложены в равной мере. Конечно, переложение налогов может нарушить такую равномерность; но этого нельзя избежать ни при каком налоге, а потому и в настоящем случае приходится мириться с подобной возможностью.

Что касается современной организации поземельного налога, то таковая почти везде еще далека от совершенства.

Россия заключает в своих пределах такую массу частных земель, и сельская промышленность имеет в русском народном хозяйстве столь крупное значение, что все указывает на первенствующее место, какое подобало бы занять в нашей податной системе поземельному налогу.

В древней Руси земля была главным источником государственных доходов. Самой старинной податной единицей на Руси был плуг, а так же дым. Позднее податной единицей становится соха, которая не была определенной земельной мерой: но на нее полагалось весьма различное количество земли смотря по тому, какова была земля по качеству, кто был ее владельцем; величина сохи изменялась также по разным областям, напр. московская соха была больше новгородской. Вообще, соха заключала в себе довольно большое количество земли, иногда свыше 1000 десятин пашни с прибавкой сенокосов, лесов и других угодий.

Впоследствии соха превратилась в общую податную единицу.

В XVI и XVII веках принимаются меры к приведению в порядок земельных сборов. Производятся описи земель, распределение их по сохам и назначение с них податей и повинностей. Результаты заносились в особые книги - "писцовые". Всем этим делом заведовал Поместный приказ.

К концу 17 века при взимании разных сборов начинают, главным образом, принимать во внимание число дворов, и посошная подать переходит в подворную. Поземельный налог теряет свой прежний характер, когда его непосредственным объектом была земля. Окончательно это завершается при Петре Великом с введением вместо прежних сборов подушной подати. Поземельный налог, в виде прямого обложения земли, исчез. Земля продолжает быть основным источником народного дохода и податей, но податным объектом считаются души, т.е. лица определенных сословий.

Поземельный налог снова появился в ряду русских государственных доходов только в 1875 г. под именем "государственного поземельного налога". Он развился из государственного земского сбора, введенного Уставом о земских повинностях 1851 года, вступившим в действие с 1853 г.

Названный устав разделил земские повинности на общие или государственные и местные. К первым были отнесены все сборы и повинности на удовлетворение потребностей более или менее общих всем частям Империи, напр. на содержание местного управления - уездной полиции, на устройство дорог, на содержание почтовых трактов, на некоторые воинские повинности и т.п. Для получения средств на все эти предметы и был установлен особый сбор, названный государственным земским, раскладывавшийся на купеческие свидетельства, а, главным образом, на ревизские души. В 1870 году в раскладку были включены удобные земли.

Сумма этого сбора, подлежащая раскладке назначалась на 3 года. В 1875 г. она составляла несколько более 21 м. руб., из которых около 13 мил. приходилось на ревизские души, несколько менее 1 мил. на купеческие свидетельства и 7 1/2 мил. руб. на земли.

В 1875 г. государственный земский сбор был преобразован: сумма, взимавшаяся по душам, была слита с подушной податью, а так как мещане уже не платили последней, то пришедшаяся на них доля этого сбора была названа окладным сбором с мещан. Часть, падавшая на купеческие свидетельства, была переименована в добавочный казенный сбор со свидетельств 1-й и 2-й гильдий. Та же часть этого сбора, которая раскладывалась на земли, была названа государственным поземельным налогом.

Государственному поземельному налогу подлежат все земли, облагаемые по Уставу о земских повинностях местными земскими сборами, кроме земель казенных.

Приходящаяся на каждую губернию или область сумма поземельного налога определяется, с утверждения Министра Финансов, помножением общего числа десятин подлежащей обложению земли на средний по губернии или области оклад налога с десятины удобной земли или леса. Расписание средних окладов поземельного налога утверждается в законодательном порядке и колеблется теперь между 1/4 к. и 17 к. с десятины, смотря по местности. Низший оклад в 1/4 к. назначен для Архангельской губ., а высший в 17 к. для Курской губернии.

Сумма налога, назначенная на губернию или область, распределяется между уездами Губернским Земским Собранием, соответственно количеству и ценности или доходности земель каждого уезда. Сумма же налога, назначенная на уезд, разверстывается между отдельными владениями Уездной Земской Управой на основаниях, устанавливаемых Уездным Земским Собранием для раскладки местных земских сборов. В местностях где не введены земские учреждения распределение налога между уездами и отдельными плательщиками возлагается на Соединенное Присутствие Губернского Распорядительного Комитета и Губернского по крестьянским делам Присутствия. В состав этого Соединенного Присутствия приглашаются Начальником губернии, для участия с правом голоса в распределении налога, местные землевладельцы, от двух до трех лиц на каждый уезд. Постановления Соединенного Присутствия представляются на утверждение Министра Финансов.

Сведения о произведенной таким образом раскладке поземельного налога доставляются Уездными Земскими Управами или, где земские учреждения не введены, заменяющими их учреждениями, не позже 1-го Ноября в Казенные Палаты, которые и составляют на основании этих сведений окладные листы. В случае недоставления названных сведений к 1-му Ноября, Казенная Палата определяет налог с каждого плательщика в размере предшествовавшего года.

Государственный поземельный налог вносится в казначейства в два срока: за первую половину года с 1 Января по 30 Июня, а за вторую - с 1 июля по 31 Декабря включительно. Невнесенный в срок налог считается недоимкой, которая взыскивается с наложением пени по одному проценту в месяц.

Доход от государств. поземельного налога, составляющий при его установлении в 1875 г. 7 1/2 м. р., постепенно увеличивался и достиг 17 м. руб. Но в 1896 г., по случаю Коронования Их Величеств, поземельный налог в губерниях Европейской России был понижен на 50 % от средних окладов, а в тех губерниях, где его средние подесятинные оклады превышают 10 к он был понижен до 5 коп. с десятины. Вследствие этого доходность гос. поим. налога значительно сократилась.

В 1901 г. он дал 9.871 т. р.

В губерниях Царства Польского существуют особые поземельные налоги с дворских, крестьянских и посадских земель. Все эти налоги дали в 1901 г. 1 619 т.р. В 1896 г. эти сборы были понижены почти на 1 м. р.

Взимавшийся с 1863 г. в Западных губерниях процентный сбор с недвижимых имуществ лишь польского происхождения отменен в 1897 году.

В особых сборах, взимавшихся в Сибири, в Туркестанском крае, в Закавказье и на других окраинах России в последнее время были произведены преобразования, направленные к объединению в Империи прямого обложения вообще и обложения земли в частности.

Русский государственный поземельный налог является весьма умеренным в сравнении с поземельными сборами в других государствах; только в губерниях Царства Польского обложение земли несколько выше.

Но, сверх государственных налогов, земля у нас несет довольно тяжелое бремя в виде местных налогов: губернских и уездных земских сборов и городских.

Сверх того, земли, принадлежащие дворянам, обложены особым сбором на дворянские нужды, а крестьяне платят со своих земель мирские сборы на волостные и мирские расходы, достигающие иногда больших размеров. А так как крестьяне вносят за свои земли еще выкупные платежи, сливающиеся с прочими сборами, уплачиваемыми ими, то в общем получается значительное, а иногда и непосильное податное бремя, чем и объясняется тугое поступление крестьянских налогов, в том числе и госуд. поземельного налога. Недоимки такового по крестьянским землям постоянно накопляются.

В видах облегчения положения крестьян неоднократно происходило значительное понижение выкупных платежей, а законом 3 апреля 1899 г. была допущена их отсрочка и рассрочка. Впрочем, последние не в столь отдаленном будущем совсем прекратятся, и тогда улучшится экономическое положение нашего главного земледельческого класса - крестьян, и вместе с тем, станет на очередь вопрос о преобразовании и повышении нашего поземельного налога.

Существенное значение для хозяйственного быта крестьян имеют законы 23-го Июня 1899 г. и 12 Марта 1903 г. Первый установил новый порядок взимания окладных сборов с надельных земель сельских обществ, причем весьма существенным явилось изменение правил о частных сроках платежа названных сборов в видах приурочения их к платежным средствам крестьян. А закон 12 марта 1903 г. отменил крайне стеснявшую и разорявшую крестьян круговую поруку при взимании с них окладных сборов.

Франция употребила много усилий и денег для приведения в порядок своего поземельного налога.

Одним из первых дел французской революции была отмена всех существовавших при старом режиме налогов. Но, так как государство не могло оставаться без ресурсов, пришлось немедленно установить новые налоги. Во вновь созданной французской податной системе поземельный налог занял первое место, что объясняется влиянием учения физиократов на законодателей революционного времени, между которыми был Дюпон-де-Немур, ученик Кенэ и горячий защитник идей физиократов. Правда, не оказалось возможным обойтись одним поземельным налогом; но последний получил весьма выдающуюся роль.

На основании прежних данных об обложении земель была оценена доходность последних. Получилось, что доход всей земельной собственности во Франции равняется 1.200.000.000 фр. С этой суммы был назначен раскладочный поземельный налог в 900 мил. фр., в том числе 240 мил. главного налога и 60 мил. добавочных сантимов.

Так как этот тяжелый налог (в 20 процентов с дохода) распределялся на основании крайне несовершенных и устаревших данных, то получалась большая неравномерность. Поступала масса жалоб на раскладку налога. Чтобы внести в него больше порядка, в самом начале XIX столетия приступили к кадастру; но сначала не входили в оценку каждого земельного участка, а ограничивались определением доходности в разных местностях государства разных культур земли, напр. посевов, сенокосов, лесов и т.п. Этот кадастр был назван cadastre раг masses des cultures. Он продолжался 5 лет, в течение которых было измерено около 1/6 всех общин Франции, и стоил более 20 мил. франков.

Но произведенный указанным образом кадастр не дал прочных данных для раскладки поземельного налога, и с 1807 г. был предпринят парцеллярный кадастр, продолжавшийся более 50 лет и стоивший свыше 150 мил. фр. Но оказалось, что и этот кадастр не может повести к вполне равномерной раскладке поземельного налога между департаментами, так как не было возможности придерживаться при оценках земель в разных местностях государства совершенно одинаковых начал. Каждая местность старалась уменьшить доходность своих земель, чтобы таким образом уменьшить приходящуюся на ее долю сумму налога. В 1821 году закон прямо признал, что данные добытые кадастром, могут служить основанием для распределения поземельного налога только в пределах общины между отдельными землевладельцами. Распределение же налога между общинами, а равно и между высшими административными делениями стало производится на основании средних продажных и средних арендных цен.

Не смотря на все заботы правительства об упорядочении земельного налога, таковой поступал туго и вызывал много жалоб со стороны плательщиков на его тяжесть и неравномерность. Вследствие этого, поземельный налог был понижен для наиболее обремененных им департаментов, а так как доходность земель сильно возросла, то налог с них сделался гораздо легче прежнего. В конце 80-х г.г. французский поземельный налог, вместе с входившим в его состав обложением строений, давал около 200 мил. фр. в год; но приблизительно такую же сумму составляли добавочные сантимы к поземельному налогу.

Под именем добавочных сантимов - во Франции разумеются надбавки к основным окладам прямых налогов, делаемые, как для умножения общегосударственных средств, так и для нужд департаментов и общин. Среди государственных, так называемых генеральных, добавочных сантимов заслуживают внимания запасные сантимы (centimes pour fonds cle non-valeurs), назначаемые для восполнения недоборов по прямым налогам.

Французский поземельный налог представляет некоторые особенности, именно: облагаются не только земельные участки, но и строения. Таким образом, в состав французского поземельного налога входит и подомовый. До последнего времени общая сумма поземельного налога распределялась парламентом между департаментами. Пришедшиеся на департаменты контингенты налога распределялись в них генеральными советами между округами; затем, окружные советы распределяли назначенные на округа контингенты налога между общинами, где муниципальные советы распределяли налог между отдельными плательщиками. Такое смешение подомового налога с поземельным произошло во время революции и объясняется влиянием на законодателей того времени идей физиократов. Но закон 8-го Авг. 1890 г. положил начало к выделению из поземельного налога подомового в качестве самостоятельного налога. Именно, по названному закону, с 1891 г. уже не назначаются на департаменты, округа и общины контингенты поземельного налога со строений. Последний был превращен в окладной налог. С земли под строениями продолжает взиматься поземельный налог на общем основании; но самые строения облагаются долевым налогом в 3,20% их наемной стоимости.

В 1898 г. были сделаны скидки и облегчения в поземельном налоге для мелких его плательщиков, составившие в общем 20 м. фр.

В последнее время во Франции от поземельного налога с незастроенной собственности взимается в пользу государства в год около 105 мил. франков.

Другой особенностью франц. поземельного налога является то, что каждый земельный участок и каждое строение должны платить налог. Если их владелец отказывается платить за них налог, ссылаясь на их бездоходность, то они поступают в собственность общины. Изъятия от налога допускаются только временные, напр., вновь разведенные виноградники освобождаются от налога на 20 лет, осушенные болота - на 25 лет.

В Англии государственный поземельный налог неподвижен и играет ничтожную роль. Теперешний английский поземельный налог - land-tax был введен в конце XVII века в размере 20% с оцененной доходности земель. Этот налог был сделан раскладочным, сумма его была определена приблизительно в 2 м. ф. ст. на всю Англию. Никаких дальнейших преобразований в этом налоге не происходило; только в 1708 г. был разрешен выкуп его чрез единовременный взнос капитализированного из 5 % налога. Уже около половины земель освободилось от налога путем выкупа.

В 1900/1901 г. Соединенное королевство получило от поземельного налога 765 тыс. ф. ст. Но в Англии доходы, получаемые от земли как ее владельцами, так и арендаторами, играют видную роль в качестве объекта подоходного налога. Сверх того, в Англии земельная и вообще всякая недвижимая собственность обременена весьма высокими местными налогами.

В Германских государствах поземельный налог играет большое значение; но так как каждое из них развилось из нескольких самостоятельных государств, устройство в них поземельного налога лишено единства.

В Рейнских провинциях, которые в начале XIX ст. находились под властью Франции, был произведен кадастр. В восточных провинциях долго держались старые привилегии, и рыцарские имения были изъяты от налогов.

В Пруссии каждая провинция имела свое особое обложение земли, так что насчитывалось до 100 видов такового.

Подобный порядок продолжался до 60-х годов, пока, наконец, законом 1861 г. не совершилось преобразование прусского поземельного налога: все изъятия от налога рыцарских имений были отменены, с выдачей владельцам денежного вознаграждения в размере капитализированного из 5%, а иногда и из 6 % налога.

Новый поземельный налог был назначен в сумме 10 мил. талеров на все королевство и должен был раскладываться сообразно с доходностью имения, для определения которой был произведен кадастр, но только для тех местностей государства, где прежде кадастра не было.

Кадастр был произведен в течение трех лет и обошелся свыше 9 1/2 мил. талеров.

Налог был введен в 1865 году.

Налог составил 9 1/2 % с вычисленной общей доходности облагаемых земель; в действительности он был много ниже, так как по большей части земли были оценены ниже их истинной стоимости. Бывали примеры, что земли продавались в шесть раз дороже того, во что они были оценены по кадастру.

С присоединением к Пруссии новых провинций, контингент раскладываемого в ней поземельного налога был повышен до 40 мил. марок. В этой сумме он и раскладывался в последнее время.

При последней реформе Прусских прямых налогов поземельный налог был передан целиком общинам.

Именно, по закону 14-го Июля 1893 года общинным союзам переданы поземельный, подомовый и промысловый налоги (так называемые Real -или Ertlragsstenern). По названному закону, с 1го Апреля 1895 года доходы от перечисленных налогов переданы общинам; но заведывание этими налогами временно оставлено за государством.

Независимо от поземельного налога, уступленного государством общинам, последним предоставлено право устанавливать и самостоятельные поземельные налоги по особой раскладке.

В Австро-Венгрии обложение земли отличается большой высотой. Поземельный налог в собственно Австрии приносит свыше 70 мил. крон, и столько же получает от поземельного налога Венгрия.

В некоторых провинциях Австро-Венгрии поземельный налог настолько велик, что поглощает до 23 % доходов облагаемых земель.

Для приведения в порядок обложения земли в Австрии было сделано очень много, именно, в течение XVIII века был произведен ряд регулирований, из которых наиболее замечательны: Censimento Milanese, производившееся в Миланской провинции с 1718-1750 г., а также Терезианское и Иозефинское регулирования, названные так потому, что первое было произведено при Марии-Терезии, а второе при Иосифе II. Этот император стремился к уравнению податных обязанностей разных сословий и, между прочим, постановил, что поземельный налог должен взиматься в одинаковом размере с дворянских и крестьянских земель, а прежде существовало много привилегий в пользу дворянских имений.

Регулирования обыкновенно распространялись только на одну какую-нибудь провинцию государства, а потому и не повели к равномерности в обложении земель.

В настоящем столетии в Австро-Венгрии были произведены более совершенные кадастровые операции, которые были закончены только в 80-х годах.

Тяжесть обложения земли в Австро-Венгрии увеличивается еще тем, что, сверх приведенного государственного налога, с земель взимаются и высокие местные сборы.

Независимо от этого, в Австрии получаемые от земли доходы, если они превышают известную сумму, облагаются еще подоходным налогом. Последний был преобразован в 1896 году, и при помощи ожидаемых увеличенных поступлений от него предполагается произвести облегчения в поземельном налоге.

Крайне тяжел поземельный налог и в Италии.

Италии также пришлось не мало потрудиться над устройством своего поземельного налога, так как в разных местностях до их объединения действовало 25 различных кадастров. Разнообразие в политических и хозяйственных условиях в прежних мелких итальянских государствах оставило объединенной Италии в наследство большую пестроту в податном отношении. Особенно сильное разнообразие царило в области обложения земель. Начало к объединению итальянского поземельного налога было положено законом 1764 г., по которому было предпринято измерение всех земель; землевладельцы сами изъявляют ценность своих имений, но их показания поверяются в двух комиссиях.

В последние годы в Италии государство получало около 100 мил. лир в год от поземельного налога, а провинциальные и общинные надбавки к поземельному налогу составляли около 120 мил. лир. Это бремя является непосильным для итальянских землевладельцев, особенно при переживаемом теперь Италией экономическом и сельскохозяйственном кризисе. В Италии теперь часто встречаются имения, доход от которых не покрывает взимаемых с них налогов и процентов по лежащим на них долгам. И часто не находится покупателей на продаваемые за недоимки имения.

Из сказанного об устройстве обложения земли в разных государствах видно, что организация поземельного налога везде сводится к кадастру, т.е. к измерению земель и определению их ценности и доходности. Цель этих операций - определить податную силу объекта в каждом отдельном случае и сблизить предполагаемый доход земель с действительным. Лоренц Штейн говорит, что в этом стремлении должна состоять всякая реформа поземельного налога.

 

1