Глава IX

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 

 

В каждом хозяйстве расходам должны соответствовать доходы.

Характер государственных доходов несколько иной, нежели доходов в частном хозяйстве; именно, частное хозяйство по общему правилу само приобретает нужные ему доходы, публичное же хозяйство обыкновенно получает большую или меньшую долю своих доходов от частных хозяйств посредством взимания с последних налогов.

Вообще же государственные доходы получаются из нескольких источников:

1) Путем непосредственной хозяйственной деятельности государства. Это доходы, получаемые государством от его земель и промыслов. Здесь государство выступает в качестве частного хозяина. Вагнер называет такие доходы частно-хозяйственными, а Умпфенбах и проф. Лебедев называют их механическими государственными доходами. 2) Путем взимания известной доли из доходов частных хозяйств. Эти производные доходы государственного хозяйства или налоги Адольф Вагнер называет публично-хозяйственными доходами, а Умпфенбах и Лебедев-органическими доходами, основываясь на том, что право взимать налоги зиждется на органической связи между публичным и частными хозяйствами.

Третьим способом получения государственных доходов может служить кредит, в котором Лоренц Штейн видит вполне нормальный источник государственных доходов. С таким взглядом трудно согласиться. И нельзя признать нормальным государственное хозяйство, ведомое в долг. Кредит может быть допущен только в качестве чрезвычайного источника государственных доходов.

Итак, государство получает свои доходы и посредством своей частно-хозяйственной деятельности и путем налогов и при посредстве кредита.

В период смешения частноправовых начал с публичными преобладали доходы первого рода; налоги встречались только в виде исключения и носили чрезвычайный характер. Наоборот, в новейшее время преобладающее значение получили налоги, и некоторые ученые склоняются к мысли, что налоги должны быть единственным источником государственных доходов. Но до сих пор еще не было государства с исключительно податным хозяйством, а всегда рядом с налогами встречаются и частно-хозяйственные доходы, конечно в весьма разнообразном количественном соотношении друг к другу.

К частно-хозяйственным доходам государства относятся доходы от разного рода государственных имуществ и промыслов.

К промысловым доходам государства приближаются доходы от регалий; разница между ними заключается в том, что при последних исключается конкуренция частных хозяйств.

Доходы от регалий и пошлины, взимаемые за услуги, оказываемые разными общественными учреждениями частным лицам, составляют переходную ступень от частно-хозяйственных доходов государства к налогам. А некоторые ученые, напр., А. Вагнер, считая за налоги все, что государство получает из частных хозяйств в силу своего финансового верховенства, относят к налогам и регалии и пошлины. Другие, напр. В. П. Безобразов, относя пошлины к налогам, не соглашаются сделать это относительно регалий.

Безобразов делит государственные доходы на 2 основные категории: на налоги, подразделяемые им на подати и пошлины, и на промышленные доходы государства, подразделяемые на регалии и на промышленные доходы в тесном смысле. Но Безобразов не отрицает той "финансовой аксиомы, что в регальных доходах заключается значительный элемент налога, который заставляет помещать регалии вслед за пошлинами, в виде особой переходной формы от налогов к чисто промышленным доходам (государственным имуществам и казенным промышленным предприятиям)".

Умпфенбах также относит пошлины к органическим доходам государства.

И действительно, регалии, а еще более пошлины имеют много общего с налогами.

Хотя при установлении регалий на первое место теперь обыкновенно выдвигается общественное значение тех учреждений, которые берутся в исключительное ведение государства, но при этом часто видную роль и финансовая сторона дела. Регалии в некоторых государствах приносят казне крупные доходы, напр., почта в Англии. И доход здесь обусловливается, как прибыльностью регализированного промысла, так и исключительным господством в нем казны, с устранением частной конкуренции. И Горлов вполне прав, говоря, что доход, выручаемый от регалий, носит двойной характер: обыкновенного промыслового дохода и налога. Первый получается за приложение труда, земли и капитала, коих содействие необходимо во всех экономических предприятиях, второй получается в высшей монопольной цене, происходящей от исключения соперничества частных лиц и представляющей излишек за удовлетворением необходимых издержек производства. Таким образом, регалии могут явиться своего рода налогами. Что же касается до казенных монополий, при которых казна берет в свои руки производство какого либо продукта, не имеющего особенного общественного значения, или торговлю подобным продуктом, то таковые, хотя и причисляются некоторыми к регалиям (Рошер говорит о табачной регалии), в сущности являются ничем иным, как одним из способов взимания налогов на предметы потребления.

Точно также и пошлины, хотя и взимаются на основании принципа "услуга за услугу", что противоречит идее налога, имеющего свое основание в податной обязанности плательщиков, в действительности очень часто являются настоящими налогами. Во многих государствах и не делается различия между налогами и пошлинами, и последние причисляются к первым.

В финансовой же науке преобладает воззрение, что пошлины, хотя и имеют некоторые общие качества, как с промысловыми доходами государства, так и с налогами, - вполне не могут быть отнесены ни к тем, ни к другим, а составляют своеобразный вид государственных доходов.

Вообще, налоги можно понимать весьма широко. В сущности все государственные доходы, почерпаемые из частных хозяйств, как в силу финансового верховенства государства, так и благодаря особенному положению его органов и промыслов, являются налогами. Формально же легко различать регалии, пошлины и налоги, как особые категории государственных доходов. При этом регалии являются промыслами, взятыми государством в свое исключительное ведение вследствие их общественного значения; пошлины представляют из себя плату за услуги, оказываемые непосредственно частным лицам общественными (судебными и административными) учреждениями, а налоги суть принудительные взносы частных хозяйств на расходы финансовых хозяйств, на сколько для этого недостает доходов из других источников. Такая группировка названных категорий доходов нисколько не умаляет первостепенного значения налогов в современном финансовом хозяйстве, а только указывает на их роль в истории развития финансовых средств и на их формальное значение при составлении росписей публичных доходов.

Весьма распространена, как в теории, так и в практике деление государственных доходов на обыкновенные и чрезвычайные.

Обыкновенные доходы государства должны покрывать его постоянные расходы, не посягая на народный капитал. Вообще, источниками обыкновенных государственных доходов являются государственные имущества, регалии, пошлины и налоги.

Иногда бывает возможно покрывать из обыкновенных доходов и чрезвычайные государственные расходы. При невозможности же этого, приходится прибегать к чрезвычайным средствам, каковыми теперь являются продажа государственных имуществ и, главным образом, государственные займы.

В делении русских государственных доходов на обыкновенные и чрезвычайные в последнее время неоднократно происходили незначительные изменения.

По русской государственной росписи теперь различаются:

1) Обыкновенные доходы, слагающиеся из доходов от прямых и косвенных налогов, пошлин, правительственных регалий, казенных имуществ и капиталов, отчуждения государственных имуществ, выкупных платежей, возмещения расходов государственного казначейства, куда отнесены обязательные платежи железнодорожных обществ, возврат ссуд и других расходов, пособия государственному казначейству из посторонних источников и военное вознаграждение, и из доходов разного рода (разные мелкие и случайные доходы)

2) Чрезвычайные ресурсы, в отдел которых теперь заносятся: вклады в Государственный Банк на вечное время, значительные единовременные поступления от специальных капиталов, обращаемых в общие средства государственного казначейства, или от продажи крупной государственной собственности, суммы, возвращаемые частными железнодорожными обществами из их облигационных средств в погашение выданных им казною ссуд и поступления от займов и тому подобных кредитных операций.

По этой классификации в России в 1901 г. обыкновенных госуд. доходов поступило всего 1.799 1/2 м. р., а чрезвычайных 173 м. р.

По росписи на 1903 г. обыкновенные доходы были исчислены в 1.897 м. р., а чрезвычайные в 2 1/2 м. р., сверх которых на покрытие госуд. расходов было назначено 172 м. р. из свободной наличности государственного казначейства, образовавшейся от превышения в течение ряда последних лет наших обыкновенных госуд. расходов таковыми же доходами.

До 1891 г. включительно в росписи показывались отдельно и оборотные доходы, состоящие из платежей одних ведомств другим. Они не увеличивали собою общей суммы государственных доходов, а влияли только на бюджеты отдельных ведомств. Теперь оборотные поступления показываются в общей сумме обыкновенных государственных доходов.

 

1