2.8. Понятие и задачи предпринимательского (хозяйственного) права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 

Понятие “предпринимательское (хозяйственное) право” может использоваться в пяти значениях.

1. Как отрасль законодательства, т. е. совокупность нормативных актов, регулирующих предпринимательскую (хозяйственную) деятельность.

2. Как научная дисциплина, т. е. совокупность знаний, полученных с соблюдением соответствующих методик, одобренных профессионалами и обладающих признаками проверяемости, единства и способности к созданию нового.

3. Как учебная дисциплина, т. е. обобщенные и систематизированные сведения о явлениях, понятиях и науке предпринимательского права.

4. Как регулятор поведения в предельно широком смысле, включающем в себя помимо правовых норм обычаи делового оборота, судебную практику, предпринимательские мышление и культуру.

5. Как комплексная отрасль права, т. е. совокупность правовых норм, регулирующих на основе сочетания публичных и частных интересов общественные отношения, возникающие в процессе осуществления предпринимательской деятельности, в том числе отношения по государственному регулированию экономики в целях обеспечения интересов общества и государства. При таком подходе указанные отношения и составляют предмет (объект) правового регулирования предпринимательского (хозяйственного) права.

Здесь следует отметить, что помимо разделения права на частное и публичное существует деление права на профилирующие (фундаментальные, основные) и комплексные отрасли. Причем зачастую эти отрасли резко противопоставляются друг другу. И это связано с трудностью объяснения природы комплексных отраслей, поскольку при этом затрагивается ряд проблем , которые сами не нашли еще должного отражения в правовой теории. В частности, к ним следует отнести вопросы соотношения права и законодательства, определения понятия “отрасль права”, выработки критериев деления права на отрасли и некоторые другие.

Естественно, по данным вопросам возможны различные подходы. Однако, единственное, против чего следует категорически возразить - это против придания этим вопросам излишней полемичности и значимости. По данному поводу можно привести два высказывания.

Первое: “Наличие подразделений права не представляет само по себе абсолютной ценности. Вопрос о подразделениях права является относительным по двум причинам.

Во-первых, подразделения права различны в разных правовых системах (семьях). Это обусловлено тем, что они довольно тесно связаны с присущими каждому из политических обществ образом мышления и методами рассуждения, а также с характеристиками каждой из правовой систем. В частности, если романо-германское право подразделяется на частное и публичное, то общее право покоится на основе разделения на собственно общее право и право справедливости.

Однако и в рамках одной и той же правовой системы (семьи) подразделения права различны. Это объясняется сложностью или даже невозможностью членения социальных связей. В результате многие юридические связи оказываются сложными связями, касающимися многих правовых вопросов. Вследствие этого юридическое образование должно быть изначально всеохватывающим. Например, в рамках романо-германской правовой системы (семьи) разделение права на основные категории, специализированные ветви или частные темы отвечает в большей степени педагогическим и практическим потребностям, призванным облегчить обучение и профессиональную специализацию, чем основным техническим потребностям”.

Второе: “Вопрос о наличии или отсутствии признаков отрасли представляется чрезвычайно важным, но все же вторичным с позиций социально-экономического назначения права, его эффективности, поскольку этот вопрос является по своей природе технико-юридическим и его решение необходимо скорее самим юристам, а не обществу в целом”.

Дело в том, что нормы права можно обособлять по любому признаку в научных либо учебных целях (например, приватизационное право, валютное право, фондовое право, служебное право). Это построения, конструируемые путем внешней систематизации, в отношении которых можно использовать термин “сферы правового регулирования”.

Правовой режим предпринимательского (хозяйственного) права как особая целостная система регулятивного воздействия направлен на обеспечение сочетания интересов предпринимателей, действующих своей волей и в своем интересе, и интересов общества и государства. Соответственно предпринимательское (хозяйственное) право дает возможность рассматривать любые вопросы как с точки зрения и частноправового, так и публично-правового регулирования.

Это, в свою очередь, позволяет, с одной стороны, обеспечить в определенной области соблюдение такого общего принципа права как его единство, т. е. непротиворечивости и целостности. Данный принцип предопределяет положения ст. ст.15, 74-76 Конституции РФ.

С другой стороны, указанная особенность позволяет решить ряд задач, стоящих перед предпринимательским (хозяйственным) правом на современном этапе. В частности, это следующие задачи.

1. Существование предпринимательского (хозяйственного) права предопределено объективными предпосылками. В любой экономике, вне зависимости от того плановая она или рыночная определенной модели, есть элементы государственного регулирования экономики (хотя бы в части обеспечения сбора налогов). Соответственно частноправовое регулирование всегда подвержено публично-правовому воздействию. Тем самым без закрепления в праве целей и задач, принципов, пределов осуществления и инструментов этого воздействия не обойтись. Однако, при этом необходимо обеспечить разумное сочетание частных и публичных интересов, чтобы исключить подавление одного другим.

Недостаточное внимание к этому вопросу привело к тому, что на сегодняшний день существует достаточно серьезная несогласованность между нормами частного и публичного права. Эта одна из основных причин несовершенства действующего законодательства.

Например, в Гражданском кодексе РФ установлена субсидиарная ответственность государства по долгам казенных предприятий и учреждений (п.5 ст.115 и п.2 ст.120), а также в случае банкротства государственных предприятий (п.3 ст.56). В то же время Бюджетный кодекс РФ, устанавливая иммунитет бюджетов, осуществления таких выплат не допускает (см., например, ст.239, п.1 ст.286, п.1 ст.287). Иными словами, в данном случае полностью превалирует публичный интерес.

Обеспечение разумного сочетания частных и публичных интересов - задача, которую может решить только предпринимательское (хозяйственное) право. При этом необходимо помнить, что право как институционный нормативный регулятор может не только охранять определенные интересы и устанавливать пределы их осуществления, но и формировать их.

2. Гражданское право не в состоянии урегулировать все вопросы, возникающие при осуществлении предпринимательской (хозяйственной) деятельности. В частности, это касается многих вопросов, возникающих при осуществлении самоуправления производством, при государственном регулировании отдельных видов деятельности, при защите прав потребителей, при ограничении деятельности монополистов и т. д. Кроме того, есть вопросы, носящие межотраслевой характер (например, осуществление расчетов по различного рода обязательствам). В связи с этим возникает настоятельная потребность в принятии законов, сфера правового регулирования которых определяется только по предметному (территориальному) признаку. В качестве примера можно привести инвестиционную, банковскую, страховую, внешнеторговую, оценочную деятельность, деятельность на рынке ценных бумаг и целый ряд других видов деятельности.

Недостаточность теоретических разработок на этот счет порождает серьезные коллизии между нормами различных законов.

Всем памятны проблемы с очередностью платежей, когда возник вопрос, что применять нормы Закона РФ “Об основах налоговой системы в РФ” или Гражданского кодекса РФ; проблемы с возможностью изменения банками в одностороннем порядке процентных ставок по срочным вкладам физических лиц, когда возникли противоречия между нормами Гражданского кодекса РФ и ФЗ “О банках и банковской деятельности”. Решить эти проблемы смог только Конституционный Суд РФ, хотя речь шла всего лишь о разрешении коллизий между нормами законов. К тому же в решении таких вопросов Конституционным Судом есть и негативные моменты. Во-первых, они связывают законодателя, поскольку решения Конституционного Суда преодолевать нельзя (ст.79 ФКЗ “О Конституционном Суде РФ”). Причем связывают на неопределенный срок, т. е. пока действуют те конституционные нормы, которые применялись при вынесении решения. Во-вторых, исходя из мотивировки решений Конституционного Суда РФ, основанной на общих конституционных нормах, можно при желании утверждать о неконституционности в целом института очередности платежей и удовлетворения требований кредиторов, а также института одностороннего отказа от исполнения обязательств.

Кроме того, не может быть признано достаточным и использование только гражданско-правового понятия “юридического лица”, поскольку есть настоятельная потребность выделения такого понятия как “юридическое лицо публичного права”, которое помимо участия в имущественном обороте выполняет и административные функции (под это понятие, в частности, подпадает Центральный банк РФ, не относящийся к числу государственных органов, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, в структуру которого входят иные юридические лица).

Тем самым существование и развитие предпринимательского (хозяйственного) права - это следствие процессов, происходящих в самом праве. Упорядочение этих процессов также является одной из задач предпринимательского (хозяйственного) права. В противном случае будет множится количество законов, регулирующих отдельно порядок осуществления конкретных видов предпринимательской деятельности, порядок использования конкретных видов имущества, порядок разведения отдельных видов животных и т. д.

3. Сложившаяся на сегодняшний день ситуация, связанная с правовым регулированием предпринимательской (хозяйственной) деятельности, является наглядным примером, что получается, когда игнорируются вопросы соотношения частноправового и публично - правового регулирования. Несмотря на то, что в законодательстве закреплен частноправовой подход в регулировании предпринимательской (хозяйственной) деятельности, фактически же, учитывая указанные выше объективные причины, доминирует публичное право. Причем доминирует зачастую бессистемно, безграмотно и даже незаконно.

Достаточно вспомнить целый ряд так называемых “экономических указов” Президента РФ (1994 - 1996 г.г.), которыми под предлогом повышения сборов налогов, укрепления платежной дисциплины и т. д. по сути изменялись нормы гражданского права. Наиболее яркими примером этих указов является Указ от 18 июня 1996 г. №1212 “О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения”. Причем самое удивительное, что арбитражные суды применяли и продолжают применять этот указ как акт публично-правового характера, ограничивающий гражданские права. Добиться отмены некоторых норм из данного указа удалось только под угрозой признания их неконституционными Конституционным Судом РФ (примером являются нормы, содержащиеся в п.10). Ряд норм формально действуют до сих пор. А ведь правовое регулирование указами Президента РФ на основании ст.90 Конституции РФ может лишь на определенное время заменять регулирование посредством федеральных законов, но не должно ему противоречить.

Однако основное значение здесь имеет наметившееся в последнее время изменение в принципах построения действующей системы права. В частности, в одном из решений Конституционного Суда РФ была выражена его правовая позиция, заключающаяся в том, что ст.76 Конституции РФ не определяет и не позволяет определять иерархии актов внутри одного их вида. Из этого следует, что, поскольку Гражданский кодекс РФ не является федеральным конституционным законом, при возникновении коллизий между его нормами и нормами иных федеральных законов как частноправового, так и публично-правового характера приоритет должен отдаваться нормам федеральных законов, принятых позднее либо носящих специальных характер. Пункт 2 ст.3 Гражданского кодекса РФ в части закрепления приоритета его норм применению не подлежит как противоречащий Конституции РФ.

Это свидетельствует о том, что, если не упорядочить публично-правовое воздействие на частноправовые отношения, гражданское право утратит свою стабильность, а соответственно и основополагающее значение. Тем самым существование предпринимательского (хозяйственного) права - это гарантия нормального развития гражданского права, поскольку через упорядочение публично-правового воздействия оно защищает частноправовое регулирование. Эту защиту также можно отнести к задачам предпринимательского (хозяйственного) права.

1