Б) ПРОТИВОЦИКЛИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Нашими предыдущими рассуждениями мы заложили достаточные основы для рассмотрения проблем, связанных с промышленным циклом.

1. Первой и главнейшей из них является неустойчивость любой из возможных линий непрерывного развития, как это выявлено нашими основными уравнениями. Так как общий размер выпуска продукции является результатом множества индивидуальных решений, значительная доля которых базируется на неопределенных данных, мы едва ли можем ожидать от него совпадения с уровнем, которого требует устойчивая линия развития. Мы, однако, видели, что отклонения от этой линии в ту или иную сторону заводят производство в такую область, где оно вынуждено все больше и больше удаляться от указанной линии. Было бы неправильно считать, что перед нами — законченная теория промышленного цикла. Указанные отклонения определяют только рамки, внутри которых надо построить развитую теорию цикла.

2. Если бы даже основные условия были, вообще говоря, подвержены только устойчивым длительным изменениям, то отклонения от устойчивой линии и следующие за этим большие движения в сторону от нее должны были бы происходить в результате небольших ошибок в расчетах. Но указанные основные условия не имеют, по-видимому, устойчивого характера. Изобретения, например, зависят от своенравной природы гения. Время от времени мы получаем урожай изобретений, сберегающих труд в большей мере, чем капитал. Если они появляются, например, в такое время, когда система устойчиво развивалась по линии гарантированного роста, они будут толкать вниз значение Gw,. По всей вероятности, G не сразу приспособится к этому положению. Здесь есть аналогия с идеей Викселя о расхождении между фактической и естественной нормой процента, которое чаще всего вызывается изменениями первой, а не ошибочными попытками банкиров изменить последнюю, причем банки, по мнению Викселя, продолжают действовать по-прежнему под влиянием vis inertiae [Силы инерции (лат.). — Прим. ред.]. Согласно моей вышеприведенной формулировке, добавочная затрата капитала, вызванная характером сберегающих труд изобретений, должна войти в состав d в правой стороне уравнения. Если внести некоторые поправки в определения, то эту добавочную затрату можно было бы альтернативно включить в Сr, тем самым увеличив его. В обоих случаях результат для Gw будет один и тот же, а именно уменьшение, что поставит его ниже уровня фактического темпа роста. И, таким образом, мы попадаем в порочную спираль экспансии.

3. Мы уже указывали, что, преследуя цель достигнуть устойчивого снижения нормы процента на протяжении длительного периода, мы на практике набиваем себе шишки, и это, по-видимому, имеет такие же последствия, какие приносят другие внешние толчки, отклоняющие движение экономики в сторону от устойчивой линии развития.

4. Хотя я и не занимался этими вопросами, но для меня было несомненно, что наши специалисты по лагам справедливо полагали, что различные типы лагов, неразрывно связанные с такой системой, где решения основываются на несовершенных данных и до известной степени на эмпирическом опыте, дают, по-видимому, начало циклу.

5. Не следует третировать как vieux jeux [Здесь — устаревшие (фр.)- — Прим. ред.] некоторые теории, утверждающие, что однажды возникшее движение приобретает нарастающий характер. Я имею в виду теории из области денежного обращения и психологии. Они все еще играют определенную роль.

В чем состоят средства лечения? По-моему, мы находимся теперь в положении людей, которые зарегистрировали отрицательное явление большой важности и ждут, чтобы оно подтвердилось. Совершенно ясно, что колебания процентной ставки не займут большого места в арсенале наших противоциклических средств. Это определенно вытекает из аргументации настоящих лекций и подразумевается, по-моему, во многих современных работах. И на деле от этого оружия отказались еще 15 лет назад. Люди практики имеют основание сказать, что экономисты несколько опоздали со своими открытиями.

Однако в ходе дискуссии о противоциклической политике внимание ряда поколений было сосредоточено именно на вопросах регулирования нормы процента. Изложенное здесь заключение, если я вправе предполагать, что это — последнее заключение, означает глубокий переворот в данной области. Поэтому вопрос стоит того, чтобы рассмотреть его подробнее. Отбрасывая лекарство учетной ставки или отодвигая его в разряд средств второстепенного значения, я выступаю против лекарства денежной политики только в той форме, в какой оно предлагалось по традиции. Возможно, что все еще останется место для применения лекарства денежного характера другого рода, о котором я собираюсь кое-что сказать. Возможно также, что политика в области процента по краткосрочным ссудам еще сыграет некоторую полезную подчиненную роль, например, в качестве средства прекращения спекуляции, если только наша политика в отношении процента по долгосрочным ссудам позволит допустить такие вольности в отношении краткосрочного процента. Этого может и не быть.

Великим защитником политики манипулирования краткосрочным процентом долгое время был Хоутри. Его перо убедительно, его взгляды конструктивны, и их можно было бы приветствовать, если бы только мы могли в них верить. Достаточно известно, что краткосрочный процент был наиболее мощным фактором в банковской истории Великобритании. Краткосрочный платежный баланс был той областью, где настоятельнее всего ощущалась потребность в его использовании и где его быстрое воздействие имело несомненное и решающее значение. В этом смысле действенность регулирования краткосрочного процента не вызывает споров. Краткосрочный процент использовали также в качестве орудия прекращения бума в его высшей стадии. Но такое прекращение весьма отличается от обуздания бума или ослабления рецессии на их начальных стадиях. Краткосрочный процент оказывает также воздействие благодаря его влиянию на долгосрочный процент и на психологию. Это опять-таки другой вопрос. Предположение, которое мы теперь рассматриваем, характерное для Хоутри, состоит в том, что варьирование краткосрочного процента имеет тенденцию прямо воздействовать на объем хозяйственной активности, увеличивая или снижая прибыльность накопления добавочных запасов (сырья и полуфабрикатов). Хор торговцев, биржевиков и промышленников давал в этом отношении отрицательное свидетельство. Среди людей практики нельзя найти ни одного сторонника Хоутри. Теоретику остается только поставить точку над I. Он может доказывать, что там, где дело идет об однородных товарах, являющихся предметом более или менее организованной торговли, риск колебания цен в пределах короткого периода очень велик в сравнении с возможными колебаниями процента по краткосрочным ссудам за тот же период; колебания процента, например, могут составлять за год одну четвертую колебаний цены.

Спекулянт, промышленник или торговец, который пытается держать у себя добавочные запасы, превышающие его нормальные потребности, дерзко противопоставляет свои взгляды мнению рынка. Там, где риск, связанный с подобным образом действий, столь велик, он предпочитает прочно держаться своего мнения в предвкушении крупной прибыли. Связывая себя таким решением, со всеми вытекающими из него последствиями, он не стал бы считаться с выигрышем или потерей в полпроцента по полученному кредиту. Там, где товары менее стандартизованы и в большей мере могут быть отнесены к готовой продукции, они сразу подвергаются опасности выйти из моды и устареть. Значителен к тому же и риск хранения чрезмерных запасов. Но нельзя также допускать и уменьшения запасов, доводя их до уровня ниже нормального. В обычные времена в отличие от нашего времени торговец или промышленник, который не может выполнить заказ своего клиента на продукцию, в производстве которой он специализировался, ввиду отсутствия у него подходящего материала, выглядел бы просто глупцом и нес бы добровольные убытки. Едва ли бы он стал нести такой риск ради какого-нибудь полпроцента.

Что можно сказать о норме процента по долгосрочным ссудам? Тут есть два пункта, из которых я отвожу более важное место второму. Выражались сомнения относительно эластичности спроса на капитал. По этому вопросу я могу указать на изящную статью Шейкла в мартовском номере "Экономик джорнэл" за 1946 г. [Economic Journal. 1946. March.] Не буду повторять его аргументацию. Вероятно, что это один из тех случаев, когда спрос (а может быть, и предложение) довольно медленно реагирует на изменение цен, и если мы проследим рост спроса на долгосрочный капитал в течение десятилетия, следующего за некоторым уменьшением нормы процента по долгосрочным ссудам, то можем обнаружить значительно более сильную реакцию, чем та, которую мы можем выявить, ограничиваясь наблюдением за ходом дел только в течение ближайших нескольких месяцев. Мне придется вернуться к этому пункту в заключительной части, когда я вновь обращусь к проблеме длительного периода. Однако это не поможет нам в решении проблемы промышленного цикла. Ведь здесь нам нужно установить способность к реагированию предпочтительно в рамках нескольких месяцев, в самом крайнем случае — в пределах одного или двух лет. Реакция более продолжительного порядка нас не устраивает. Хотя не следует руководствоваться догмой, я склонен придавать больше веса взглядам тех, кто заверяет нас, что нельзя ждать большого роста капиталовложений непосредственно после изменения процентной ставки по долгосрочным ссудам.

Более важное соображение относительно долгосрочного процента состоит в том, что мы никоим образом не можем заставить этот процент совершать значительные колебания вверх и вниз в границах цикла. Такая политика в случае ее декларирования сразу должна потерпеть крах. Кто станет регистрировать котировки государственных ценных бумаг по курсу 150, если всем известно намерение финансовых органов понизить их курс в пределах периода промышленного цикла до 100? Можно говорить о политике, которая ставит задачу изменения в пределах дробной части 1 %, и таковы были все виды изменений, которые имели место в прошлом. Но явно немыслимо рассчитывать на то, что удастся доказать, будто планы в отношении долгосрочных капиталовложений способны так быстро реагировать на столь мелкие изменения. О более крупных изменениях вообще нет речи. Если не считать военного времени, то одно эффективное изменение процентной ставки имело место в 1932 г. и было проведено Чемберленом, но оно основывалось тогда на всеобщем убеждении, что после трех бесприбыльных для промышленности лет созрело время возврата — заметьте, постоянного возврата — к нашим историческим 3 %. Что же остается тогда от процентной ставки как противоциклического оружия?

Что можно сказать о других лекарствах? Я не думаю, что общественные работы можно также считать полностью устаревшим средством, особенно в тех случаях, когда есть возможность в порядке расширения этого понятия включить в него все виды капиталовложений, подчиненных прямо или косвенно влиянию центральной власти. Здесь, конечно, имеется в высшей степени трудная проблема согласованности действий. Многое все еще остается сделать в области распространения просвещения и в отношении перемен в административной практике, прежде чем местные власти научатся употреблять весь свой вес для сотрудничества в проведении противоциклической политики. То же самое относится, несомненно, к предприятиям общественного обслуживания и другим расходующим крупные средства организациям, которые могут в конечном счете стать объектом воздействия. В настоящий момент вопреки утверждениям Белой книги коалиционного правительства [Имеется в виду "Белая книга о политике в отношении занятости", выпущенная коалиционным правительством консерваторов и лейбористов в мае 1944 г. В этой книге правительство объявило, что оно берет на себя ответственность за сохранение "высокого и стабильного уровня занятости". Однако, как показал последующий опыт. правительство Великобритании оказалось не в состоянии предотвратить кризисных падений производства, а вместе с ними и роста безработицы. Выяснилось также, что это правительство и не стремилось выполнить взятые на себя обязательства; в периоды циклического подъема оно было склонно даже стимулировать рост безработицы в целях усиления давления на заработную плату. — Прим. ред.] едва ли чувствуются даже слабые признаки правительственного влияния.

Здесь открывается широкое поле для международного сотрудничества не только посредством текущих операций Международного банка, но и путем создания международного механизма для взаимных консультаций с целью обеспечить согласованность во времени затрат, финансируемых различными нациями за счет их ресурсов. Нет оснований предполагать, что США не будут заинтересованы в предложениях, касающихся координации во времени некоторых из их внутренних проектов с надлежаще согласованной противоциклической мировой политикой, одобренной лучшими экспертами. В тех странах, где субсидируется жилищное строительство, эти субсидии наверняка могут и должны быть использованы для сглаживания колебаний строительного цикла, имеющих такую большую амплитуду. Я опасаюсь, что в настоящее время мы движемся здесь в прямо противоположном направлении и, забавляясь баснословно громадными планами сноса домов, подготавливаем в строительной промышленности худший из когда-либо наблюдавшихся в этой или других отраслях промышленности кризис, который станет совершенно неизбежным к концу десятилетия. Мы должны напомнить, что в связи с предстоящим прекращением роста населения потребуется большое сокращение нашей строительной промышленности, и мы должны растянуть наши планы сноса домов на достаточно продолжительный срок с таким расчетом, чтобы эта промышленность спускалась более или менее плавно к тому низкому уровню, который для нее в конце концов неизбежен.

Далее, у нас имеется десятилетний бюджет. Чем больше трудности — а они вполне могут быть значительными — в необходимом с точки зрения противоциклической политики регулировании во времени больших капитальных затрат, тем больше нам приходится полагаться на варьирование бюджетных средств. Расходование средств за счет бюджетного дефицита — это отводный кран, который можно быстро открыть, и наилучший для этого способ — снижение налогов. Нам, разумеется, нежелательно иметь такие общественные работы, которые только для того и изобретают, чтобы тратить деньги. Понадобится — увы! — очень много времени, пока мы в Великобритании сможем позволить себе такую роскошь, и это всегда будет глупая роскошь. Гораздо лучше снизить налоги и предоставить гражданам самим использовать неожиданно выпавшие на их долю денежные средства. А если эти средства не будут ими израсходованы, налоги можно снизить еще больше! В 30-е годы Соединенные Штаты находились, по-видимому, под мощным кратковременным влиянием такого варьирования бюджетного дефицита. Эта форма противоциклической политики также может стать предметом международного сотрудничества, осуществляемого посредством координации во времени (по крайней мере наиболее ответственными правительствами) бюджетных дефицитов и излишков — в согласии с мнениями экспертов соответствующей международной организации.

Некоторое время мне казалось, что мы нуждаемся в применении третьего рода противоциклического оружия, а именно — финансируемых правительством буферных запасов. Другие инфляционные отводные пути могут и не создать спроса в тех секторах хозяйства, которые в наибольшей степени подвержены пагубному влиянию депрессии. Однако если мы действительно имеем дело только с волной временного отлива, а не с перманентным спадом вод, то нежелательно производить смену персонала, заставляя людей покинуть место или занятие, если через два или через три года их всех потребуется вернуть обратно на прежние места. Можно составить перечень таких видов производства в различных отраслях, которые иногда называют "хлебными", куда можно было бы переводить избыточную рабочую силу во время депрессии. В известной мере сами предприятия делают это за свой счет, занимаясь производством на склад, но они не в состоянии проводить такие мероприятия в достаточно широких масштабах. Можно было бы найти в достаточно большом количестве и ассортименте товары, производимые в различных промышленных центрах, которые были бы пригодны для хранения в запасе без риска, что они устареют и выйдут из употребления за период кризиса. Чтобы эти запасы облегчили положение английской экономики, список товаров должен включать главным образом продукцию обрабатывающей промышленности. Особое внимание следует обратить на те виды продукции, производство которых может предоставить работу тем, кто пострадал в силу рецессии на наших экспортных рынках. При осуществлении этой политики необходимо, разумеется, сохранять высокую степень объективности, чтобы видам производства, подверженным влиянию векового процесса устаревания, не оказывалось покровительства под ложным предлогом помощи жертвам преходящей фазы промышленного цикла.

В течение ряда лет обсуждались планы создания международных буферных запасов. Но эти планы по необходимости преимущественно ограничивались первичными продуктами. Они были на повестке дня таких организаций, как Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) и Международная организация торговли [ФАО была создана в 1943 г. с целью содействовать повышению жизненного уровня народов путем увеличения эффективности сельскохозяйственного производства, рыболовства и др. Фактически ее деятельность свелась к вопросам реализации сельскохозяйственных "излишков". — Прим. ред.]. Первая, по-видимому, отказалась от идеи все объемлющего международного плана и предложила, чтобы соответствующие полномочия были переданы национальным правительствам для самостоятельных действий. Я надеюсь, что это решение будет пересмотрено. Быть может, Международная организация торговли придет здесь на помощь, поддержав более всестороннюю и обнадеживающую идею.

Во время обсуждения вопроса в Продовольственной и сельскохозяйственной организации внимание было сосредоточено на плане распределения излишков среди нуждающихся, который был особенно близок сердцу такого защитника бедствующих, каким является сэр Джон Бойд Орр. Я уже имел случай выразить свои несколько мальтузианские сомнения относительно целесообразности принятия подобного плана в качестве постоянной политики. Но какова бы ни была приносимая им польза, она, по моему мнению, будет мала в сравнении с огромными и всеобщими благодеяниями, которые принесло бы действительно эффективное функционирование противоциклического механизма в области первичных продуктов. Мне кажется, что план создания буферных запасов является самым мощным оружием борьбы с мировым кризисом в международном масштабе, какое когда-либо было предметом обсуждения. И разве мы не должны с особенной силой сосредоточить внимание именно на мировом кризисе? У нас в Великобритании стало модой говорить только об американском кризисе. Это весьма грубо и ненаучно; такой образ мыслей не ведет к правильному пониманию предмета. Вероятно, США были действительно первой из великих наций, которая столкнулась с послевоенным кризисом. Но это не равнозначно мнению, будто первоначальным источником всех грядущих мировых кризисов всегда будут США. Это может быть верно, но может оказаться и неверно. Правильно, вероятно, что США были источником мирового кризиса 1929-1932 гг. Но, может быть, это и неверно. Есть другое мнение, по которому действительной причиной кризиса было охватившее весь мир резкое ухудшение положения производителей сырья, которое значительно опередило американский кризис по времени, и что США были только первой жертвой сил, порожденных этим ухудшением. Верно, по-видимому, и то, что американский кризис можно было бы прекратить, если бы своевременно были приняты эффективные меры против всемирного кризиса на ранней фазе его распространения. Выявление точных взаимосвязей между вероятным американским кризисом и мировым кризисом заслуживает изучения. Но прежде чем можно будет предположить, что США играли роль причины в каждом случае и что настоящее средство исцеления обязательно находится внутри этой страны, потребуется выяснить весьма большое число вопросов. Эта часть международного сотрудничества, как мне думается, должна заключаться в выработке и обнародовании наиболее приемлемых взглядов по вопросу о том, что должны осуществить различные нации по своему усмотрению, столкнувшись с кризисом мирового или внутреннего значения. Такая информация должна быть передана американцам, которые, будучи в этом заинтересованы, вполне возможно, предпримут конкретные меры. Но заодно с этим нам надо также рассмотреть возможность принятия мер международного масштаба в отношении всемирного кризиса. А это приводит меня снова к схеме буферных запасов. При решении вопроса об укрощении мирового кризиса роковым образом поставлены на карту сохранение свободы и поддержание мира. Жизнь миллионов, как тех, которые теперь бедствуют, так и тех, кто теперь молод и полон надежды — а мы их не должны забывать, — зависит от успеха этого дела. И я поэтому говорю совершенно откровенно, что ставлю возможные благие последствия противоциклического действия буферных запасов гораздо выше возможных результатов осуществления схемы Джона Бойда Орра.

Имеются определенные принципы, которые должны лечь в основу регулирования международных буферных запасов. Разумеется, первый из них — тот, что цены должны быть устойчивыми или держаться близко к устойчивым в условиях углубления депрессии. Тут в некотором смысле подразумеваются гарантированные цены. Благодаря этому обеспечивается устойчивость доходов и покупательной способности в очень большом секторе мирового хозяйства. Когда это будет достигнуто, то, по моему убеждению, станет возможно, а следовательно, и необходимо сломать порочную спираль депрессии. Если бы столь многие важные цены и такой громадный сектор доходов сохраняли устойчивость, то я не вижу, каким образом мог бы продолжаться спиралеобразный процесс всеобщего понижения цен и занятости.

Во-вторых, что одинаково важно — так как без этого схема может быстро рассыпаться, — цены должны в конце концов приспособиться к уровню экономики, при котором предложение и спрос уравновешиваются без ограничения выпуска продукции. Во многих случаях это может означать необходимость понижения цен на протяжении ряда лет и вытеснение многих предпринимателей, производящих продукцию с высокими издержками. Это будет в некоторых отношениях мучительный процесс, но он приобретает существенное значение, если в мире имеется стремление обеспечить экономический прогресс. А причиняемые этим страдания будут. сильно смягчены постепенностью самого процесса снижения. Производители, работающие с высокими издержками, получат должное предупреждение, предупреждение за несколько лет о том, что мировой рынок неуклонно наступает на них и что, если они не понизят радикально свои издержки, им придется переменить занятие.

Правительства таких стран, как Боливия, слишком зависящих от производства одного-единственного вида продукции, получат надлежащее предупреждение, и им придется принять соответствующие меры в рамках философии международного сотрудничества с целью добиться разнообразия своего производства. Я полагаю, что для согласования между собой первого и второго из указанных основных принципов понадобится установить безусловное правило, согласно которому закупочные цены буферного запаса никогда не будут изменены в течение года более чем на 3 %. Может показаться излишним приводить конкретную цифру, формулируя основной принцип; вероятно, эта цифра не вполне правильна, она может составлять 2,5 или 2 %. Но правильная цифра не может значительно отличаться от приведенной мною, принимая во внимание, что нам надо сочетать принцип поддержания доходов во время кризиса с принципом образования экономически оправданной с точки зрения длительной перспективы цены.

Чтобы выполнить задачу сохранения устойчивости цены (и при этом не прибегать к схемам ограничения производства, на которые следовало бы наложить запрет, кроме специальных случаев), необходимо, чтобы каждый отдельный товар приобретался в запас без всякого количественного ограничения. В этом отношении товарный запас должен находиться точно в; таком же положении, как центральный банк, поддерживающий золотой стандарт.

Должны быть установлены покупные и продажные цены, так же как в банке, однако в данном случае следует, по-видимому, допустить расхождение в ценах приблизительно в 20 % в целях создания условий для свободного функционирования товарных рынков и в любом случае обеспечить возможность покрытия издержек хранения. Придется, однако, учесть, что некоторую долю этих издержек должны будут взять на себя заинтересованные стороны — производящие и потребляющие страны — предположительно в пропорции со степенью их заинтересованности — как оплату тех больших выгод, которые принесет им осуществление этого проекта.

Неограниченная покупка по установленным ценам существенно необходима для достижения эффективных результатов в борьбе с цикличностью. Сельскохозяйственные эксперты готовы поднять в связи с таким утверждением тревогу, предсказывая производственный потоп и образование громадных излишков товаров, которые будут предложены к закупке на склад. Но дополнением к этой неограниченной покупке должно явиться неотвратимое и длительное понижательное движение цены. Это движение будет медленным, но постоянным, если запас будет иметь тенденцию возрастать как в хорошие, так и в плохие годы, и нелепо предполагать, что в конечном счете это не приведет к исчезновению избыточного производства.

Аграрники склонны предпочитать ограниченную закупку как более практичную систему. Если она должна совмещаться с поддержанием цен во время рецессии, она обязательно повлечет за собой ограничение производства; во время рецессии придется либо усиливать ограничения, либо снижать цены. Такая политика, хотя она и снимает с производителей часть забот во время кризиса, не является по-настоящему противоциклической.

Аграрникам не нравится также перспектива длительного снижения цен. Например, эта перспектива не имеет ничего общего с философией, лежащей в основе американского принципа "паритета". Такая философия создает лазейку для схемы Бойда Орра, которая, как представляется, допускает неограниченное поддержание цен. Более широкий гуманизм видит добродетель в том, чтобы предметы питания были дешевыми для всех, а не только для ограниченного класса нуждающихся. Подавляющее большинство населения земли еще не настолько комфортабельно живет, чтобы не нуждаться в том облегчении тяжелого бремени, которое предоставила бы им продажа продовольствия по низким ценам. Аграрники не любят признавать ту простую истину, что в интересах мирового прогресса большие группы населения должны будут покинуть сферу производства продовольствия. Этот вывод вытекает из ограниченности человеческого желудка и из того закона, что по мере продвижения вперед человек расходует на первичные продукты все меньшую долю своего дохода. Аграрники предпочитали бы, чтобы необходимые продукты производились данным земледельческим населением, взятым как более или менее постоянная величина. Но это создало бы препятствие на пути прогресса.

Не поможет делу ссылка на современные факты широко распространенного недоедания. Ибо то повышение потребления, которого эти части населения, как мы надеемся, достигнут, должно быть уравновешено соответствующим увеличением какого-либо производства — иначе они останутся объектом постоянной благотворительности.

В то же время аграрникам можно указать, что уменьшение колебаний цен и вытекающее из этого увеличение краткосрочной и среднесрочной обеспеченности от риска могли бы принести производителям в сельском хозяйстве большую пользу. И при этом политика буферных запасов должна строиться так, чтобы не предоставлять преимуществ каким-либо группам, а быть полезной для всех. Те планы буферных запасов, которые чаще всего ставятся на обсуждение, все еще очень далеки от задач противоциклической политики. Нужна революция в образе мышления. Без нее нельзя добиться победы над промышленным циклом.

В своей заключительной лекции я вернусь к проблеме длительного периода.

 

 


 

1