1. ТЕОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА Р.ХАРРОДА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Творческая эволюция

Рой Харрод (1900-1978) происходил из семьи потомственных британских интеллигентов. Его дед и отец были историками-археологами, отец, кроме того, занимался коммерцией, но неудачно. Мать Харрода была видной писательницей, входила в кружок ведущих английских литераторов викторианской эпохи. Биографы отмечают раннее пристрастие будущего экономиста к составлению сочинений на разные темы, он с детства привык к высокому уровню интеллектуального общения и это впоследствии сказалось на его творчестве.

Харрод получил прекрасное образование, окончил Вестминстерский колледж, а затем Оксфордский университет. Специализировался по историческим наукам. Уже в этот период в круг его чтения попадают труды Дж. С. Милля, К. Маркса, П. Кропоткина. В 1922 г. Харрод начинает преподавательскую деятельность в Оксфордском университете по курсу современной истории и экономической теории. С целью усовершенствовать знания по экономике он проводит семестр в Кембриджском университете, где и состоялась его первая встреча с Дж.М. Кейнсом . Считается, что именно под влиянием Кейнса и отчасти Ф.Эджуорта, чьи лекции он слушал в Оксфорде, Харрод решил стать профессиональным экономистом. Знакомство с Кейнсом вскоре переросло в настоящую дружбу. Между двумя крупнейшими английскими экономистами велась многолетняя оживленная переписка, Харрод был первым читателем основных трудов Дж.М.Кейнса (он читал их в гранках) [Извлечения из переписки Кейнса и Харрода показывают, что Харрод был также и первым интерпретатором "Общей теории". Так, откликаясь на сетования Кейнса, что его концепция неправильно понята, Харрод отвечал: "Я понял Вас гораздо лучше, чем Вы думаете... Ваши взгляды, как я их понимаю, в общих чертах таковы:

Объем инвестиций определяется графиком предельной эффективности капитала нормой процента Норма процента определяется графиком предпочтения ликвидности количеством денег Объем занятости определяется объемом инвестиций мультипликатором

Величина мультипликатора определяется склонностью к сбережению".

В ответном письме Кейнс заявлял, что его теория изложена здесь "как нельзя лучше" (См. Sir Roy Harrod. A Biographical Memoir // The Economic Journal. March 1980. P. 13-14).]. Под его влиянием Кейнс включил в текст "Общей теории занятости процента и денег" социальную диаграмму, конкретизирующую соотношение между инвестициями и сбережениями.

Многочисленные статьи и две книги, которые опубликовал сам Харрод в 1928-1940 гг., касались проблем денег, банков, международной торговли, несовершенной конкуренции, колебаний издержек, торгового цикла и экономического развития. Эти работы, как отмечают его биографы, составили значительный вклад в экономическую науку [Op. cit. P. 8. ]. Так, в статье 1928 г. "Заметки о предложении" (опубликована двумя годами позднее) [Economic Journal. Vol. 40 (June 1930). P. 232-241.] Харрод вводит в анализ новое тогда понятие предельного дохода, которое фигурирует в его тексте как "приращение совокупного спроса". В публикации "Закон убывающих издержек" (1930) в результате исследования кривой издержек длительного периода он приходит к выводу о существенных отклонениях фактической загрузки предприятий от потенциально возможной, что было шагом вперед от господствовавшей тогда неоклассической ортодоксии [Economic Journal. Vol. 41 (Dec. 1931) P. 566-576. ].

Несомненный успех имела первая книга Харрода "Теория международной экономики" (1933) [Harrod R. International Economic. L. - N. Y., 1933. ] , выдержавшая четыре издания подряд. Здесь Харрод одним из первых изложил основной принцип в обосновании международного разделения труда — принцип сравнительных издержек, используя понятие предельных издержек, тогда как прежние популярные издания такого рода довольствовались обычно анализом постоянных издержек. Принято считать, что уже в этом сочинении Харрод фактически предполагает наличие мультипликатора внешней торговли.

Центральной работой в творчестве Харрода довоенного периода является монография "Торговый цикл" (1936), в которой содержатся основополагающие моменты будущей неокейнсианской теории циклических колебаний. Харрод пытается интерпретировать механизм цикла, исходя из анализа колебаний инвестиций, потребления и выпуска капитальных благ в их взаимном влиянии друг на друга. В процессе построения соответствующей модели он приходит к выводу, согласно которому "...в анализе взаимоотношений между мультипликатором и капитальным коэффициентом (т.е. фактически акселератором. — A.Х.) может быть обнаружен секрет торгового цикла" [Harrod R. The Trade Cycle: An Essay. Oxford, 1936. P. 70.]. В сущности уже здесь в самом общем виде изложена идея сверхмультипликатора (соединения в едином процессе мультипликативного и акселеративного эффектов), которая получила затем развитие в трудах кейнсианских теоретиков цикла Дж.Хикса, П.Самуэльсона, Э. Хансена.

Монография "Торговый цикл" (1936) содержит и первые наметки кейнсианской теории динамики. Во-первых, Харрод прямо указывает здесь на ограниченность статического анализа неоклассической школы, поскольку проблема цикла по самому своему существу есть проблема динамическая. Во-вторых, саму проблему экономической динамики он связывает с анализом долговременных изменений инвестиций и сбережений. В последнем пункте очевидно влияние на Харрода некоторых идей Кейнса, изложенных еще в "Трактате о деньгах" (1930). Однако в целом теория экономической динамики Харрода формировалась вполне самостоятельно. Более того, анализ работ Харрода середины 1930-х годов приводит к выводу, что ему уже тогда была отчасти ясна некоторая ограниченность теоретической модели Кейнса: ее статический характер, односторонне отрицательное отношение к сбережениям, отвлечение от мирохозяйственных связей.

В 1939 г. Харрод публикует статью, завершающую его идейную эволюцию довоенного времени — "Очерк теории динамики" [Economic Journal. Vol. 49 (March 1939). P. 14-33. ]. Здесь прежде всего формулируется цель теории динамики — "предложить базисные основы, пригодные для изучения изменений, аналогично основам, предложенным статической теорией для состояния покоя" [Op. cit. P. 14. ]. В данной работе вводятся основные понятия динамической теории: фактический, гарантированный, естественный темпы роста; капитальный коэффициент; путем анализа соответствующих уравнений сделан вывод о внутренней нестабильности развития капиталистической экономики. Следовательно, кейнсианская теория роста фактически уже была готова. Но, как отмечают комментаторы Харрода, в предвоенные годы она не привлекла к себе особого внимания: нескончаемая депрессия 1930-х годов, сопровождавшаяся застойными процессами, казалось, делала неактуальными разработки в области экономической динамики. Сам Кейнс отнесся к концепции Харрода прохладно, выразив сомнение в существовании равновесной линии непрерывного развития, вокруг которой, согласно Харроду, происходят колебания фактического темпа роста.

Начавшаяся вскоре война более чем на шесть лет прервала теоретическую деятельность Харрода. Он переходит на работу в статистическом ведомстве при премьер-министре Великобритании У.Черчилле, выполняет функции экономического советника британского правительства.

Возвратившись по окончании войны к преподавательской деятельности, Харрод осенью 1946 г. готовит обновленный курс лекций по теоретической динамике. Эти лекции были прочитаны в феврале 1947 г. в Лондонском университете, а впоследствии опубликованы в виде отдельной монографии "К теории экономической динамики" [Harrod R. Towads A Dynamic Economics. L„ 1948.] (1948). По сравнению со статьей 1939 г., содержащей аналогичные идеи, этой книге была уготована совсем иная судьба — в период послевоенного бума, который вместе с тем носил неустойчивый, прерывистый характер, тема динамического развития внезапно стала интересовать всех. За Харродом прочно укрепилась репутация новатора и возмутителя спокойствия, а его теоретическая модель (модель Харрода—Домара) вызвала в академических кругах Запада бурную дискуссию, которая продолжалась в течение двух десятилетий.

Основные теоремы динамики

Именно монография 1948 г. сделала Харрода ученым с мировым именем, создала ему репутацию лидера послевоенного кейнсианства, одного из создателей неокейнсианской теории динамики. Это обязывает нас изложить содержащиеся здесь идеи наиболее подробным образом.

Методология Харрода близка методологии Кейнса: и тот, и другой исследуют агрегированные макроэкономические показатели — совокупный спрос и доход, совокупные сбережения, инвестиции и т.д. Такой анализ помогает отразить прежде всего количественную сторону воспроизводственных процессов капитализма, оставляя в стороне их качественную определенность, социальные последствия. Различия, как уже отмечалось, состоят в том, что Кейнс исследует процесс воспроизводства в статическом состоянии, в рамках краткосрочного периода, тогда как Харрод сосредоточивает усилия на анализе динамических процессов, в том числе долговременного плана.

Указанные различия хорошо заметны на примере исходного уравнения модели Р.Харрода (уравнение фактического темпа роста): gc = s, где g (grows — рост) означает реальный прирост общего выпуска за какой-либо период, например за год; или иначе: g =^y/y, т.е. фактический темп роста — отношение приращения дохода к величине дохода базового периода; с — капитальный коэффициент (capital — капитал), или коэффициент капиталоемкости; он показывает "инвестиционную цену" одной единицы прироста дохода или продукции, иначе говоря: с = I/^Y ; наконец, s — доля сбережений в национальном доходе, или склонность к сбережению: s = S/Y.

Как указывает сам Харрод, легко заметить, если сократить общие члены, что данное уравнение сводится к следующему равенству: инвестиции равны сбережениям. В самом деле, если

то в результате подстановки получаем

т.е.I/Y =S/Y, или I=S.

Перед нами знаменитое равенство Кейнса: инвестиции равны сбережениям, но если у Кейнса это равенство выражено в статической форме, то у Харрода оно дано в форме динамики: левая часть уравнения (g с) представляет собой накапливаемую часть прироста продукции, идущую на производственные цели, и эта часть должна быть обеспечена определенной долей сбережений (s). Поскольку обе части уравнения фактического темпа роста относятся к прошедшему периоду, данное равенство не нуждается в специальных условиях для своей реализации.

Следующим уравнением в модели Харрода выступает уравнение гарантированного темпа роста:

gw cr =s.

Гарантированный (warrented) темп роста gw — это принципиально новая категория, введенная в научный оборот самим Харродом. Гарантированный темп имеет несколько значений. По Харроду, данный темп представляет собой прогнозируемую линию развития, на которую настраиваются предприниматели, и вместе с тем такой темп, "при котором производители будут удовлетворены тем, что они делают" [См. Лекцию3] . Иначе говоря, гарантированный темп — это обобщенная макроэкономическая прогнозная величина и наряду с этим "тот темп продвижения, который имеет свойство удовлетворять предпринимателей и увековечивать себя" [Там же.] . Харрод утверждает поэтому, что уравнение гарантированного темпа роста ( gw cr =s) выражает "равновесие непрерывного поступательного движения" [Там же.] , а сам гарантированный темп является линией динамического равновесия.

В данном равенстве только одна величина (s) относится к прошедшему периоду, величины же, включенные в левую часть, относятся к будущему. Как утверждает Харрод, сr также является категорией динамического равновесия: он выражает потребность в новом капитале, деленную на прирост выпуска продукции, для обеспечения которого требуется этот новый капитал. Следовательно, сr является требуемым коэффициентом капитала.

Так, gw и сr — это прогнозные, влияющие на экономическое поведение предпринимателей величины, которые делают предполагаемый размер накоплений равным уже имеющимся фактическим сбережениям. В уравнении гарантированного темпа роста приравниваются инвестиции ex-ante и сбережения ex-post.

Далее Харрод приходит к выводу о постоянном уровне гарантированного темпа роста. Рассуждения его таковы: доля сбережений в национальном доходе есть величина постоянная, так как относительно постоянны мотивы, заставляющие людей совершать сбережения. Требуемый коэффициент, капиталоемкости также постоянен. (При объяснении этого Харрод исходит из так называемого нейтрального характера научно-технического прогресса, при котором в течение длительных промежутков времени изобретения, экономящие труд, уравновешиваются изобретениями, экономящими капитал.) Но если в трехчленном уравнении gw cr =s оба члена сr и s постоянны, то третий gw тоже постоянен. Если бы фактический темп роста (g) совпадал бы с прогнозируемым, гарантированным (gw), в рамках капиталистической рыночной экономики имело бы место устойчивое непрерывное развитие.

Но в рамках капиталистической экономики устойчивость отсутствует, причем не только в статическом (краткосрочном), но и в динамическом плане. Для объяснения этого факта Харрод сравнивает обе формы своего "фундаментального уравнения":

gw cr =s

g c =s

Им утверждается, что величина фактического темпа роста совпадает с прогнозируемой линией гарантированного темпа в виде редчайшего исключения. На практике фактический темп всегда выше или ниже гарантированного. Если фактический темп роста начнет повышаться и превысит gr, то s из-за своего относительного постоянства не увеличится немедленно в той же степени, тогда фактический коэффициент капиталоемкости с обязательно понизится и станет меньше требуемого (прогнозного) коэффициента капиталоемкости, на который настроились предприниматели. Иными словами, если g > gw, то (из-за постоянства s) с < сr. Но если с ниже сr, это означает, пишет Харрод, что в общем итоге предприниматели и торговцы, вместе взятые, будут оценивать фактическую капиталоемкость как чрезмерно низкую, найдут массу своих товаров в каналах обращения или количество оборудования недостаточными для поддержания оборота. Предприниматели постараются увеличить свои товароматериальные запасы, закупить новое оборудование, следовательно, будут еще более способствовать превышению фактической линии роста над гарантированной (равновесной).

Напротив, если фактический темп роста окажется меньше гарантированного (g < gw), тогда в силу приведенных выше соображений требуемый (прогнозируемый) коэффициент капитала будет обязательно ниже фактического (с > сr), т.е. предприниматели сочтут запасы сырья, оборудования, материалов чрезмерными, сократят закупки, чем еще более снизят фактический темп роста в сравнении с гарантированным.

В результате всех рассуждений Харрод приходит к двум выводам. Прежде всего он полагает, что в принципе существует такая линия развития (линия динамического равновесия, выраженная в гарантированном темпе роста), придерживаясь которой производители останутся удовлетворенными результатами своей деятельности. Однако "если совокупный результат проб и ошибок многомиллионных производителей дает для g значение, отличное от gw, то не только не возникает никакой тенденции приспособить размер производства к gw, но, наоборот, возникает обратная тенденция ко все большему удалению производства от этой величины либо в сторону повышения, либо в сторону понижения" [См. Лекцию3] .

Указанный вывод является квинтэссенцией кейнсианства в сфере теории динамики. Харрод утверждает, что капиталистическая экономика "балансирует на острие ножа", что ей внутренне присуща динамическая нестабильность ("бегство фактического темпа роста от гарантированного"), что внутри нее "работают центробежные силы, заставляя систему все дальше и упорнее отклоняться от требуемой линии развития" [Там же.] . Все эти утверждения являются различными формулировками того, что получило затем в историко-экономической литературе наименование "парадокса Харрода".

Парадокс, или неожиданная, неправдоподобная истина, является таковым прежде всего для докейнсианской, неоклассической школы, которая всегда исходила из равновесного характера развития капиталистической рыночной экономики. Харрод был одним из первых представителей академических кругов Запада, кто подверг эту установку глубокому сомнению. Он, в частности, утверждал, что аппарат маржинализма, на котором основывалось неоклассическое направление (А.Маршалл, Л.Вальрас, А.Пигу, Л.Роббинс) приложим в основном к сфере статики, тогда как динамическая сфера нуждается в новых, нетрадиционных подходах.

Отклонения фактического темпа роста от гарантированного объясняют, по Харроду, в основном кратковременные циклические колебания. Для интерпретации более длительных колебаний экономической конъюнктуры Харрод вводит третье уравнение — естественного темпа роста:

gn : cr = или <> s,

 

 

где gn (индекс "n" от слова natural — естественный) представляет максимально возможный темп движения экономики при данном росте населения и технических возможностях; gw — гарантированный темп — означал линию предпринимательского равновесия при полной занятости наличного капитала и технических усовершенствований. Но gw , вообще говоря, допускал наличие "вынужденной безработицы"; gw — гарантированный темп — ее не допускает, являясь в длительном плане максимальным темпом при данных ресурсах. Для обеспечения такого темпа сбережений может и не хватить, поэтому в уравнении естественного роста предусматривается отсутствие равенства между левой и правой частями.

В полной модели Харрода рассматриваются соотношения между тремя величинами: естественным (gn ), гарантированным (gw ) и фактическим (g) темпами роста.

Пусть gw превышает gn (поскольку гарантированный рост есть величина прогнозная, программируемая, такое сочетание в принципе возможно).

Но если gw > gn , то gw > g (так как естественный рост является максимальным при данных ресурсах, фактический будет ниже естественного, а следовательно, при gw > gn окажется обязательно ниже гарантированного).

Итак, из неравенства gw gn обязательно следует gw > g. Тогда, принимая во внимание соображения, приведенные выше, имеем: сr < с, т.е. при чрезмерно завышенных прогнозах развития нормативная (требуемая) капиталоемкость будет обязательно ниже фактической, а это, как было показано ранее, есть условие длительной депрессии. Данное парадоксальное утверждение (чрезмерное перенапряжение сил порождает длительную фазу спада) справедливо, видимо, не только для рыночной экономики. Оно, в частности, подтверждается негативным опытом маоистского Китая, конца период "большого скачка" (конец 1950-х годов) с запланированными непосильно высокими темпами развития сменился затем долгими годами сокращения производства ("период урегулирования").

Если же gw < gn , тогда возможны по крайней мере два варианта. Первый (gw > g) мы уже рассмотрели: он ведет к долговременной депрессии. Но при данных условиях возможен и второй вариант: gw > g тогда сr > с, а это, как мы видим, есть условие длительного бума. Следовательно, указывает Харрод, "отношение gn и gw имеет решающее значение для определения того, будет ли на протяжении ряда лет преобладать оживление или депрессия в хозяйственной жизни" [См. Лекцию3] .

В этой связи Харродом фиксируется существенное различие между неоклассической и кейнсианской позициями в отношении сбережений. Однако его точка зрения по данному вопросу отличается от позиции самого Кейнса. Последний, как известно, относился к сбережениям главным образом отрицательно (неоклассики, наоборот, однозначно позитивно), усматривая в них стимул к депрессии. Харрод занимает здесь более взвешенную позицию. Он, в частности, пишет:

"Сбережение добродетельно и полезно, пока gw ниже, чем gn . Но если превышение gw над g оказывается разрушительным, то нельзя считать хорошим и такое положение, при котором gw окажется слишком низким по сравнению с gn . Хотя мы имеем в этом случае избыток бумов и часто повторяющуюся тенденцию к достижению полной занятости, однако эта высокая занятость будет иметь инфляционный и поэтому нездоровый характер. В этих условиях сбережение является добродетелью, поскольку повышение gw дает нам возможность иметь хорошую занятость без инфляции" [См. Лекцию3] .

Позиция Харрода отличается от точки зрения Кейнса еще и тем, что Харрод обращает внимание на опасность инфляционного бума, тогда как Кейнс в условиях депрессивной экономики практически игнорировал данную сторону вопроса. Однако среди проблем долговременного роста для Харрода на первом месте стояла все же проблема депрессии и безработицы. Харрод отчетливо выделяет два различных ряда тем теоретического анализа и экономической политики: "1) расхождение между gw и gn и 2) тенденция g удаляться от gw ", указывая далее, что "первая проблема есть проблема хронической безработицы, вторая проблема — это проблема промышленного цикла" [См. Лекцию3] .

Практическая программа Харрода включает поэтому две группы мероприятий: антициклическую политику краткосрочного плана (направлена против "бегства фактического темпа роста от гарантированного") и политику длительного стимулирования темпов экономического развития — в целях приближения гарантированного темпа роста к естественному, предупреждения массовой безработицы.

Борьба с кратковременными циклическими спадами ведется, по Харроду, традиционными кейнсианскими методами (общественные работы, ставки процента). Но "самым мощным оружием борьбы" с мировым кризисом Харрод считает свой план создания "буферных запасов" из непортящихся материалов, сырья, продовольствия. Государственные органы должны поддерживать цены на данные виды товаров на относительно постоянном уровне, путем массовой закупки товароматериальных ценностей во время спада и распродажи их во времена бума.

Против хронической безработицы и длительной депрессии Харрод предлагает использовать сверхрадикальное средство: снижение процента — вплоть до нулевой отметки. По Харроду, достичь сближения естественного и гарантированного темпов роста без вмешательства государства попросту невозможно; однако понижение нормы процента должно привести к росту капиталоемкости, расширению спроса на сбережения (на величину d) и далее к некоторому сокращению доли сбережений в национальном доходе и увеличению нормативной капиталоемкости сr. "Наша цель, — пишет Харрод, — должна состоять в достижении такого прогрессирующего понижения процентной ставки, при котором gw сr = s - d = = gn cr". Последнее выражение, по Харроду, есть формула "устойчивого роста при полной занятости".

Симптоматично, что, с точки зрения данного автора, отмирание процента послужит также решающей мерой на пути к более справедливому обществу. Если не будет процента, произойдет отмирание класса рантье (Харрод ссылается здесь на идеи Кейнса о перспективах "эвтаназии рантье"). Вместе с процентом постепенно исчезнет земельная рента, а значит, и класс земельных собственников. По мнению Харрода, подобные меры позволят "покончить с атаками на капитализм с позиций коллективизма (т.е. социализма. — A.Х.)", ибо альтернативой коллективизму станет "общество, освобожденное от процента" [См. Лекцию5] . Однако в целом Харрод является несомненным сторонником сохранения частной собственности, поскольку "собственность служит основанием независимого образа мыслей", имеет важное значение для развития искусств и наук, является стимулом предприимчивости и т.д. Социальный идеал Харрода был, видимо, близок долговременным устремлениям Кейнса: оба они считали необходимым сохранить существенное имущественное неравенство, но не такое большое, какое наблюдалось в их время. "Наш идеал, — писал по этому поводу Харрод, — состоит в том, что все должны обладать собственностью, и надо согласиться с тем, что на протяжении многих поколений мы на деле были очень далеки от этого идеала. Но из-за того факта, что только немногие до сих пор находились в этом привилегированном положении, не следует впадать в ошибку недооценки значений частной собственности как опоры независимого образа мыслей в обществе в целом" [См. Лекцию5] .

Модель Харрода и мировая экономическая мысль.

Как и всякое незаурядное исследование, книга Харрода вызвала неоднозначную реакцию в академических кругах Запада. Кейнсианцы всегда считали и считают труды Харрода в сфере экономической динамики пионерными исследованиями, породившими целый класс более сложных моделей роста (Дж. Робинсон, Н.Калдора и др.). А.Эйхнер утверждает, что исследования Харрода были "первым шагом вперед" в развитии концепции "Общей теории занятости" Дж.М.Кейнса [ Eichner A. Post-Keynesian Theory: An Introduction // Chalenge. May-June 1978. P. 6-7.].

Вместе с тем у Харрода нашлось и немало противников, причем как справа, так и слева. Главными оппонентами слева для Харрода стали представители марксизма. Их критика сводилась, в частности, к тому, что Харрод акцентирует внимание на количественных взаимосвязях расширенного воспроизводства "вообще", безотносительно к его социальной форме, поэтому в его монографии почти полностью отсутствует анализ общественных конфликтов, порождаемых процессами накопления капитала. Утверждалось также, что модель Харрода слишком абстрактна и оставляет в стороне деление совокупного общественного продукта по натуральной форме. (Это соображение побудило впоследствии посткейнсианцев, в частности Дж.Робинсон, сформулировать более сложную модель роста, в которой фигурировали секторы инвестиционных и потребительских товаров, т.е. фактически первое и второе подразделения общественного производства в Марксовой интерпретации.) Наконец, по мнению ряда марксистских теоретиков (П.Бэрэн, П.Суизи и др.), модель экономической динамики Р.Харрода, хотя и ставит вопрос о внутренней нестабильности капиталистической системы, исходит все же из возможностей преодолеть указанную нестабильность путем государственного регулирования, т.е. постулирует возможность эффективного сознательного контроля за процессами накопления капитала, которого (контроля) в действительности не существует [Американский левый радикал марксистской ориентации П.Бэрэн писал о неокейнсианских моделях роста: "Постулируя существование адекватного прямого или косвенного контроля над поведением ключевых параметров, которого в действительности не существует, предполагая отсутствие монополии, влияние которых в действительности носит постоянный и всепроникающий характер, предполагая в длительном плане полную занятость, в то время как она является скорее исключением, чем правилом, нынешние модели абстрагируются не от второстепенных черт того процесса, который они пытаются объяснить, а от его существа... Они заменяют капиталистическую экономику воображаемой рациональной системой, которая не имеет ничего общего с капитализмом, кроме названия. Стоит ли говорить о том, что результатом является апологетика статус-кво независимо от субъективных намерений автора". Тем не менее данной оценке в публикации П.Бэрэна были предпосланы выводы иного плана: "Нельзя отрицать, что они (неокейнсианские модели роста. — Авт) вносят определенный вклад в понимание требуемых взаимосвязей, необходимых для поддержания правильных пропорций и сбалансированного роста в любой экономике, базирующейся на разделении труда и предполагающей технические изменения" (Цит. по: Осадчая И.М. Современное кейнсианство. М.: Мысль, 1971. С. 44-45). ].

Ожесточенные атаки на концепцию Харрода предприняли также представители неоклассического направления. Их "критика справа" развивалась по трем направлениям.

Во-первых, неоклассики утверждали, что прирост общественного продукта зависит от изменения всех факторов производства — труда, капитала и природных ресурсов, а не только от динамики инвестиций, как вытекало из моделей Харрода. Ключевую роль в процессе роста играет также научно-технический прогресс. Критика модели Харрода стимулировала создание альтернативных неоклассических моделей экономической динамики (Дж.Мид, Р.Солоу), которые базировались на модернизированном варианте функции Кобба—Дугласа и отличались многофакторным характером (в отличие от однофакторной инвестиционной модели Харрода).

Во-вторых, критике подвергалось и положение Харрода о нейтральном характере научно-технического прогресса и постоянстве нормативного коэффициента капиталоемкости (сr). Специальные исследования показали, что до 1920-х годов капиталоемкость производства в основном обнаруживала тенденцию к возрастанию, тогда как затем наблюдалось ее общее понижение. Точно так же было установлено, что нейтральный характер научно-технического прогресса, при котором изобретения, экономящие труд, равновелики по эффекту изобретениям, экономящим капитал, является скорее исключением, чем правилом. Чаще встречается ненейтральный тип научно-технического прогресса, который в свою очередь подразделяется на трудосберегающий и капиталосберегающий.

Но главные возражения неоклассиков были направлены против тезиса Харрода о внутренней нестабильности капиталистической системы, обнаруживаемой в процессе возрастания общественного продукта. Харрод исходил из того, что величина сбережения определяется причинами психологического характера, а коэффициент капиталоемкости определен нейтральным типом научно-технического прогресса. Разноплановость этих причин, по Харроду, исключает возможность достижения соответствия между ними с помощью одних лишь рыночных рычагов. Необходимостью становится государственное регулирование капиталистической экономики.

Напротив, неоклассики полагали, что между величиной капиталоемкости и нормой накопления существует глубокая внутренняя взаимозависимость, которая обеспечивает сохранение между ними определенного соответствия, а следовательно, и тенденцию к автоматическому поддержанию устойчивого непрерывного роста [См. подробнее: Осадчая И.М. Консерватизм против реформизма. М., 1984. С. 67-71.].

Многие из приведенных выше аргументов представляются справедливыми. И все же теория Харрода не осталась в истории западной экономической мысли без последствий. Прежде всего с книги Харрода начинается исследование нового класса динамических моделей, вскрывающее все более тонкие количественные закономерности экономического роста. Даже противники кейнсианской теории (например, Дж.Мид) использовали в своих изысканиях категории динамики, введенные Р.Харродом (гарантированный темп роста как прогнозная величина, определяющая линию непрерывного развития с точки зрения предпринимателей; естественный темп роста как максимально возможная в длительном плане линия роста при данном ресурсном обеспечении). Данные категории использовались в 1960-х годах при прогнозировании экономического роста в ряде стран и, в частности в Японии, дали блестящий результат. Их можно встретить и в новейших публикациях западных экономистов.

Для посткейнсианской школы (левое ответвление современного кейнсианства) особое значение имеет центральный тезис Харрода о внутренней нестабильности и "природной" неустойчивости экономического роста в условиях капитализма. Этому тезису Харрод оставался верен всю жизнь. Он отстаивал его и в последней монографии "Экономическая динамика" (1973) [Harrod R. Economic Dynamics. L. — N. Y. 1973. ] . Харрод интересен для нас не только как теоретик, но и как историк-экономист. Его перу принадлежит подробнейшее исследование жизни и основных трудов Дж.М.Кейнса [ Harrod R. The life of John Maynard Keyhes. L. - N. Y., 1951.] — безусловно лучшее из сочинений на данную тему.

1