ГЛАВА V

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

 

                                    1.

 

  Львов - самый запутанный город мира. Много веков назад его так строили,

чтобы враги никогда не могли найти центр города. Природа все сделала для

того, чтобы строителям помочь: холмы, овраги, обрывы. Улочки Львова

спиралями скручены и выбрасывают непрошенного посетителя то к оврагу

отвесному, то в тупик. Видно, я этому городу тоже враг. Центр города я

никак отыскать не могу. Среди каштанов мелькают купола собора. Вот он,

рядом. Вот обогнуть пару домов. Но переулок ведет меня вверх, ныряет под

мост, пару раз круто ломается, и я больше не вижу собора, да и вообще с

трудом представляю, в каком он направлении. Вернемся назад и повторим все

сначала. Но и это не удается. Переулок ведет меня в густую паутину кривых,

горбатых, но удивительно чистых улочек и наконец выбрасывает на шумную

улицу с необычно маленькими, чисто игрушечными трамвайчиками. Нет, самому

мне не найти, и вся моя диверсионная подготовка мне не поможет. Такси! Эй,

такси! В штаб округа! В Пентагон? Ну да, именно туда, в Пентагон.

  Огромные корпуса штаба Прикарпатского военного округа выстроены недавно.

Город знает эти стеклянные глыбы под именем Пентагон.

  Львовский Пентагон - это грандиозная организация, подавляющая новичка

обилием охраны, полковничьих погон и генеральских лампасов.

  Но на деле все не так уж сложно, как кажется в первый день. Штаб военного

округа - это штаб, в распоряжении которого находится территория величиной с

Западную Германию и с населением в семнадцать миллионов человек. Штаб

округа отвечает за сохранность советской власти на этих территориях, за

мобилизацию населения, промышленности и транспорта в случае войны. Кроме

того, штаб округа имеет в своем подчинении четыре армии: воздушную,

танковую, две общевойсковые. Накануне войны штаб округа превратится в штаб

фронта и будет управлять этими армиями.

  Организация штаба округа точно такая же, как и организация штаба армии, с

той разницей, что тут все нз ступень больше. Штаб состоит не из отделов, а

из управлений, а управления, в свою очередь, делятся на отделы, а те на

группы. Зная организацию штаба армии, тут совсем легко ориентироваться.

  Все ясно. Все понятно и логично. Мы, молодые пришельцы, еще раз стараемся

во всем убедиться и всюду суем свои носы: а это что? а это зачем?

  Бывший начальник разведки Прикарпатского военного округа генерал-майор

Берестов смещен, а за ним ушла и вся его компания: старики на пенсию,

молодежь в Сибирь, на Новую Землю, в Туркестан. Начальником разведки

назначен полковник Кравцов, и мы - люди Кравцова - бесцеремонно гуляем по

широким коридорам львовского Пентагона. Строился он недавно и специально

как штаб округа. Тут все рассчитано, тут все предусмотрено. Наше Второе

управление занимает целый этаж во внутреннем корпусе колоссального

сооружения. Одно нехорошо - все наши окна выходят в пустой, огромный,

залитый бетоном двор. Наверное, так для безопасности лучше. Отсутствие

приятного вида из окон, пожалуй, единственное неудобство, а в остальном -

все нам подходит. Нравится нам и разумная планировка, и огромные окна, и

широкие кабинеты. Но больше всего нам нравится уход наших предшественников,

которые совсем недавно контролировали всю разведку в округе, включая и нашу

13-ю Армию. А теперь этих ребят судьба разметала по дальним углам империи.

Власть - дело деликатное, хрупкое. Власть нужно крепко держать. И

осторожно.

 

                                    2.

 

  На новом месте вся наша компания, и я в том числе, обживаемся быстро.

Работа у нас все та же, только тут размах шире. Тут интереснее. Меня уже

знают, и мне уже улыбаются в штабе. У меня уже хорошие отношения с ребятами

из "инквизиции" - из группы переводчиков, мне уже рассказывают анекдоты

шифровальщики с узла связи и операторы из центра радиоперехвата. Но и за

пределами Второго управления меня уже знают. Прежде всего в боевом

планировании - в Первом управлении. Боевое планирование без наших прогнозов

жить не может. Но им вход в наше управление запрещен, и потому они нас к

себе зовут:

  - Витя, что в ближайшую неделю супостат в Битбурге делать собирается?

  Битбург - американская авиабаза в Западной Германии. И чтобы ответить на

этот вопрос, я должен зарыться в свои бумаги. Через десять минут я уже в

Первом управлении:

  - Активность на аэродроме в пределах нормы, одно исключение: в среду

прибывают из США три транспортных самолета С-141.

  Когда мы такие прогнозы выдаем, операторы улыбаются: "Хорошо тот парень

работает!"

  Им, операторам, знать не положено, откуда дровишки к нам поступают. Но

операторы - люди, и тоже шпионские истории читают, и оттого они наверняка

знают, что у Кравцова есть супершпион в каком-то натовском штабе.

Супершпиона они между собой называют "тот парень". Хвалят "того парня", и

довольны им очень офицеры боевого планирования. Действительно, есть у

Кравцова люди завербованные. Каждый военный округ вербует иностранцев и для

получения информации, и для диверсий. Но только в данном случае "тот

парень" ни при чем. То, что от секретной агентуры поступает, то Кравцов в

сейфе держит и мало кому показывает. А то, чем мы боевое планирование

питаем, имеет куда более прозаическое происхождение. Называется этот

источник информации - графики активности. И сводится этот способ добывания

информации к внимательному слежению за активностью радиостанций и радаров

противника. На каждую радиостанцию, на каждый радар дело заводится: тип,

назначение, расположение, кому принадлежит, на каких частотах работает.

Очень много сообщений расшифровывается нашим пятым отделом. Но есть

радиостанции, сообщения которых расшифровать не удается годами. И именно

они представляют для нас главный интерес, ибо это и есть самые важные

радиостанции. Понятны нам сообщения или нет, на станцию заводится график

активности и каждый ее выход в эфир фиксируется. Каждая станция имеет свой

характер, свой почерк. Одни станции днем работают, другие - ночью, третьи

имеют выходные дни, четвертые не имеют. Если каждый выход в эфир

фиксировать и анализировать, то скоро становится возможным предсказывать ее

поведение.

  А кроме того, активность радиостанций в эфире сопоставляется с

деятельностью войск противника. Для нас бесценны сведения, поступающие от

водителей советских грузовиков за рубежом, от проводников советских

поездов, от экипажей Аэрофлота, от наших спортсменов и, конечно, от

агентуры. Сведения эти отрывочны и не связаны: "Дивизия поднята по

тревоге", "Ракетная батарея ушла в неизвестном направлении", "Массовый

взлет всех самолетов". Эти кусочки наша электронная машина сопоставляет с

активностью в эфире. Замечаются закономерности, учитываются особые случаи и

исключения из правил. И вот в результате многолетнего анализа появляется

возможность сказать: "Если вышла в эфир РБ-7665-1, значит, через четыре дня

будет произведен массовый взлет в Рамштейне". Это нерушимый закон. А если

вдруг заработает станция, которую мы называем Ц-1000, тут и ребенку ясно,

что боеготовность американских войск в Европе будет повышена. А если, к

примеру...

  - Слушай, Витя, мы, конечно, понимаем, что нельзя об этом говорить... Но

вы уж того... Как бы сказать понятнее... В общем, вы берегите "того парня".

 

                                    3.

 

  Меня проверяют. Меня всю жизнь будут проверять. Такая работа. Меня

проверяют на уравновешенность, на выдержку, на сообразительность, на

преданность. Проверяют не меня одного. Всех проверяют. Кому улыбаешься,

кому не улыбаешься, с кем пьешь, с кем спишь. А если ни с кем - опять же

проверка: а почему?

  -  Заходи.

  -  Товарищ полковник, старший лей...

  -  Садись, - приказывает он.

  Он - это полковник Марчук, новый заместитель Кравцова. У советской

военной разведки формы особой нет. Каждый ходит в форме тех войск, из

которых в разведку пришел.- Я, к примеру, - танкист. Кравцов - артиллерист.

В Разведывательном управлении у нас и пехота, и летчики, и саперы, и

химики. А полковник Марчук - медик. На малиновых петлицах чаша золотистая

да змеюга вокруг. Красивая у медиков эмблема. Не такая, конечно, как у нас,

танкистов, но все же красивая. В армии медицинскую эмблему по-своему

расшяфровывают: хитрый, как змей, и выпить не дурак.

  Марчук смотрит на меня тяжелым, подавляющим взглядом. Гипнотизер, что ли?

Мне от этого взгляда не по себе. Но я его выдерживаю. Тренировка у меня на

этот счет солидная. Каждый в Спецназе на собаках тренируется. Если смотреть

в глаза собаке, то она человеческого взгляда не выдерживает. Человек может

ревущего пса взглядом остановить. Правда, если пес один, а не в своре.

Против своры нужно ножом взгляду помогать. В глаза ей смотришь, а ножичком

под бочок ей, под бочок. А тогда на другую начинай смотреть.

  - Вот что, Суворов, мы на тебя внимательно смотрим. Хорошо ты работаешь и

нравишься нам. Мозг у тебя вроде как электронная машина... ненастроенная,

Но тебя настроить можно. В это я верю. Иначе бы тебя тут не держали. Память

у тебя отменная. Способность к анализу развита достаточно. Вкус у тебя

утонченный. Девочку из группы контроля ты себе хорошую присмотрел. Звонкая

девочка. Мы ее знаем. Она к себе никого не подпускала. Ишь, ты какой. А

вроде ничего в тебе примечательного нет...

  Я не краснею. Не институтка. Я офицер боевой. Да и кожа у меня не та.

Шкура у меня азиатская и кровь азиатская. Оттого не краснею. Физиология не

та. Но как, черт их побери, они про мою девочку узнали?

  - Как ни печально.. Суворов, но мы обязаны такие вещи знать. Мы обязаны о

тебе все знать. Такая у нас работа. Изучая тебя, мы делаем заключения, и в

своем большинстве это положительные заключения. Больше всего нам нравится

прогресс, с которым ты освобождаешься от своих недостатков. Ты почти не

боишься теперь высоты, закрытых помещений. Крови ты не боишься, и это

исключительно важно в нашей работе. Тебя не пугает неизбежность смерти. С

собачками у тебя хорошие отношения. Поднатаскать тебя, конечно, в этом

вопросе следует. Но вот с лягушками и со змеями у тебя совсем плохо.

Боишься?

  -  Боюсь, - признался я. - А вы как узнали?

  - Это не твоя проблема. Твоя проблема научиться змей не бояться. Чего их

бояться? Видишь, у меня змеюги даже на петлицах сидят. А некоторые люди

лягушек даже едят.

  -  Китайцы?

  -  Не только. Французы тоже.

  - В голодный год я, товарищ полковник, лучше бы людей ел...

  -  Они не от голода. Это деликатес. Не веришь?

  Ну, конечно же, я этому не верю. Пропаганда. Мол, плохая жизнь во

Франции. Если он настаивать будет, я, конечно, соглашусь, что плохо

пролетариату во Франции живется. Но это только вслух. А про себя я останусь

при прежнем мнении. Жизнь во Франции хорошая, и пролетариат лягушек не ест.

Но не обманешь Марчука. Сомнение в моих глазах он разглядел без труда.

  - Иди сюда. - В кинозал зовет, где нам фильмы секретные про супостата

крутят. Марчук кнопку нажимает, и на экране замелькала кухня, повара,

лягушки, кастрюли, красный зал, официанты, посетители ресторана. На

фокусников посетители не похожи, но лапки съели.

  -  Ну, что?

  А что тут скажешь? Крыть вроде нечем. Но вот фильм недавно показывали

"Освобождение", и Гитлер там. Но ведь это не Гитлер совсем, а артист из

ГДР. Диц его имя. Вот если бы ты, полковник, сам лягушку съел, тут бы я

тебе поверил, а в кино что угодно показать можно, даже Гитлера, не то что

лягушек.

  - Ну, что? - повторяет он.

  Что ему скажешь? Скажи, что поверил, он тут же и прицепится, да как же

ты, разведчик, такой чепухе поверил? "Я тебе всякую чушь показываю, а ты

веришь? Да как же ты, офицер информации, сможешь отличать ценные документы

от сфабрикованных?

  - Нет, - говорю, - этому фильму я поверить не могу. Подделка. Дешевка.

Если людям есть нечего, то они в крайнем случае могут съесть кота или

собаку. Зачем же лягушек? - Мне ясно совершенно, что фильм учебный.

Сообразительность проверяют. Вон у дамы какой пудель пушистый был. Тут меня

проверяют, заметил я пуделя или нет. Ну, конечно, я его заметил. И вывод

делаю, которого вы явно от меня добиваетесь: не станет нормальный человек

лягушку есть, если у него в запасе есть пудель. Не логично это. А Марчук

уже сердится:

  -  Лягушки денег стоят - и немалых.

  Я молчу. В полемику не ввязываюсь. Каждому ясно, что не могут быть

лягушки дорогими. Но с полковником соглашаюсь дипломатично, неопределенно,

оставляя лазейку для отхода:

  -  С жиру бесятся. Буржуазное разложение.

  - Ну вот. Наконец поверил. Я тебе фильм вот зачем показал: люди их едят,

а ты даже в руки их взять боишься. Откровенно говоря, лягушку или змею я и

сам в руку взять не могу, но мне это и не надо. А ты, Виктор, начинающий

молодой перспективный офицер разведки, тебе это надо.

  Внутри холодеет все: неужели и есть заставят? Марчук психолог. Он мои

мысли, как в книге, читает:

  - Не бойся, есть мы тебя лягушек не заставим. Змей - может быть, а

лягушек - нет.

 

                                    4.

 

  Солдатик совсем маленький. Личико детское. Ресницы длинные, как у

девочки. Диверсант. Спецназовец. Четыре батальона диверсионной бригады

огромными солдатами укомплектованы. Идут по городку, как стая медведей. Но

одна рота в бригаде укомплектована разнокалиберными солдатиками, совсем

маленькими иногда. Это особая профессиональная рота. Она опаснее, чем все

четыре батальона медведей, вместе взятых.

  Тоненькая шейка у солдатика. Фамилия не русская у него - Кипа. Однако в

особой роте он не зря. Значит, он специалист в какой-то особой области

убийств. Видел я однажды, как он отбивал атаку четырех, одетых в защитные

доспехи, вооруженных длинными шестами. Отбивался он от шестов обычной

саперной лопаткой. Не было злости в нем, а умение было. Такой бой всегда

привлекает внимание. Куда бы диверсант ни спешил, а если видит, что на

центральной площадке бой идет, обязательно остановится посмотреть. Ах,

какой хороший бой был! И вот солдатик этот передо мной. Чему-то он меня

обучать будет?

  Вот достает он из ведра маленькую зеленую лягушку и объясняет, что лучше

всего привыкать к ней, играя. С лягушкой можно сделать удивительные вещи.

Можно, например, вставить соломинку и надуть ее. Тогда она на поверхности

плавать будет, но не сможет нырнуть, и это очень смешно. Можно раздеть

лягушку: стриптиз сотворить. Солдатик достает маленький ножичек и

показывает, как это нужно делать. Он делает небольшие надрезы на уголках

рта и одним движением снимает с нее кожу. Кожа, оказывается, с нее

снимается так же легко, как перчатка с руки. Раздетую лягушку Кипа пускает

на пол. Видны все ее мышцы, косточки и сосуды. Лягушка прыгает по полу.

Квакает. Такое впечатление, что ей и не больно совсем. Солдатик запускает

руку в ведро, достает еще одну лягушку, снимает с нее кожу, как шкуру

банана, и пускает ее на пол. Теперь вдвоем прыгайте, чтоб не скучали.

  - Товарищ старший лейтенант, полковник Марчук приказал мне показать вам

все мое хозяйство и немного вас к этим зверюшкам приучить.

  -  Ты и со змеями так же легко обращаешься?

  - С ними-то я и обращаюсь. А лягушки в моем хозяйстве - только чтобы

змеюшек кормить.

  -  Ты и этих к змеям отправишь?

  -  Раздетых? Ага. Зачем добру пропадать?

  Он берет двух голых лягушек и ведет меня в змеиный питомник. Тут влажно и

душно.

  Он открывает крышку и опускает двух лягушек в большой стеклянный ящик,

где застыла в углу серая отвратительная гадина.

  -  Ты с какими змеями работаешь?

  - С гадюками, с эфами. В разведке Туркестанского округа мы кобру просили,

но она еще не прибыла. Такая чепуха, но дорога перевозка. Ее в пути греть

нужно, кормить, поить. Существо нежное, нарушишь режим - непременно

окочурится.

  -  Тебя кто этому ремеслу обучал?

  -  Самоучка я. Любитель. С детства увлекался.

  -  Любишь их?

  - Люблю. - Сказал он это буднично и совсем нетеатрально. И понял я - не

врет солдатик. Любитель худев со своими змеями!

  В этот момент обе голые лягушки пронзительно закричали. Это толстая

ленивая гадина наконец удостоила их своим вниманием.

  - Садитесь, товарищ старший лейтенант. - Глянул я на стул. Убедился, что

не свернулась на нем прохладная скользкая гадина. Сел. Передернуло меня.

  Кипа улыбается:

  - Через десять уроков вы сюда сами проситься будете,

  Но не сбылось его пророчество. Змеи мне все так же отвратительны. Но все

же я могу держать змею в руке. Я знаю, как хватать ее голой рукой. Я знаю,

как потрошить ее и жарить на длинной палочке или на куске проволоки. И если

жизнь поставит альтернативу: съесть человека или змею, я сначала съем змею.

 

                                    5.

 

  Вертолет оставил нас на заболоченном острове. Кравцова вертолет скоро

заберет, а я останусь один на контрольной точке.

  - Если группа начнет входить в связь, не организовав наблюдение и

оборону, такой группе, штрафной час прибавляй...

  -  Понял.

  - За любое нарушение в подготовке шифрованного сообщения с соревнований

снимай всю группу.

  -  Понял.

  - Смотри, чтобы пили воду правильно. Воду глотать нельзя. Нужно немного в

рот набрать и держать ее несколько секунд во рту, смачивая язык и гортань.

Тот, кто воду глотает, тот никогда не напьется, тот потеет, тому воды

никогда не хватает, тот из строя быстро выходит. Увидишь, неправильно воду

пьют, смело по пять штрафных рисуй, можешь и по десять.

  - Я все понимаю, товарищ полковник. Не первый раз на контроле. Вы бы

поспали немного. Вертолет через час вернется. Самое время вам. Вы уж

сколько времени не спите...

  - Да это, Виктор, ничего. Служебные заботы я и за заботы не считаю. Хуже,

когда партийное руководство донимает. Везет нам: во Львове между партийным

руководством и командованием округа хорошие отношения. А вот в Ростове

командующему Северо-Кавказским военным округом генерал-лейтенанту танковых

войск Литовцеву несладко приходится. Местные партийные воротилы вместе с

КГБ ополчились против него. Жизни не дают. Жалобы в Центральный Комитет

пишут. Уже написали жалоб и доносов больше, чем Дюма романов...

  -  И никто генералу Литовцеву помочь не может?

  - Как тебе сказать... Друзей у него много. Но ведь как поможешь? Люди мы

подневольные. Уставы, наставления, военное законодательство чтим, не

нарушаем... Как ты ему в рамках закона поможешь?

  - Товарищ полковник, может, я чем помочь могу?

  - Чем же ты, Витя, старший лейтенант, генераллейтенанту поможешь?

  -  У меня впереди ночь длинная, я подумаю...

  - Думать вообще-то много не надо... Все уж продумано. Действовать надо.

Кажется, вертолет гудит... Это за мной, наверное. Вот что, Виктор, тут на

учениях присутствует мой коллега, начальник разведки Северо-Кавказского

военного округа генерал-майор Забалуев. Он хочет лично посмотреть

прохождение диверсионных групп, но диверсантов своим званием смущать не

желает. Завтра он тут с тобой на контрольной точке будет сидеть. Форма у

него наша, обычная: куртка серая без знаков различия. В действия групп он

вмешиваться не станет. Просто хочет понаблюдать да с тобой потолковать...

Если ты и вправду помочь желаешь, попроси...

  - Вы думаете, товарищ полковник, что после окончания соревнований мне

придется заболеть?

  - Я тебе такого приказа не давал. Если сам чувствуешь, что надо, то тогда

конечно. Но помни: в нашей армии так просто не болеют: нужно справку от

врача иметь.

  -  Будет справка.

  - Только смотри, бывают ситуации, когда человек чувствует себя больным, а

врач - нет. Это нехорошая ситуация. Нужно так болеть, чтобы у врача

сомнений не было. Температура действительно должна быть высокой. Знаешь,

как бывает, сам чувствуешь себя больным, а температуры нет.

  -  Будет температура.

  - Ладно, Виктор. Успехов тебе желаю. У тебя есть, чем генерала накормить?

  -  Есть.

  -  Только с водкой не суйся... если сам не попросит.

 

                                    6.

 

  Через девять дней являюсь к полковнику Кравцову доложить, что после

соревнований заболел, но теперь себя чувствую хорошо. Он улыбается мне и

журит слегка. Тренированный разведчик никогда не болеет. Нужно себя

контролировать. Нужно гнать болезнь от тела. Наше тело подчинено нашей

воле, а усилием воли можно выгнать из себя любую болезнь, даже рак. Сильные

люди не болеют. Болеют слабые духом.

  Он ругает меня, а сам цветет. А сам улыбку свою погасить не в силах. Он

улыбается ярко и открыто. Так солдаты улыбаются после штыкового боя: не

тронь наших! Только тронь, кишки штыками выпустим.

 

                                    7.

 

  Много у тебя, брат-диверсант, врагов. Ранний рассвет и поздний

закат-против тебя. Звенящий комар и ревущий вертолет - твои враги. Плохо

тебе, брат, когда солнце в глаза. Плохо тебе, парень, когда ты попал под

луч прожектора. Плохо тебе, когда сердце твое галопом скачет. Плохо тебе,

когда тысячи электронных устройств эфир прослушивают, ловя твой хриплый

шепот и срывающееся дыхание. Плохо тебе, брат, всегда. Но бывает хуже.

Бывает совсем плохо. Совсем плохо - это когда появляется твой главный враг.

Много еще против тебя придумают всяких хитростей: противопехотных мин и

электронных датчиков, но главный враг всегда останется главным. У главного

твоего врага, мой друг, уши торчком, желтые клыки с каплями злой слюны,

серая шерсть и длинный хвост. Глаза у него карие с желтыми крапинами и

рыжая шерсть под ошейником. Главный твой враг быстрее тебя. Он твой запах

носом чувствует. У главного твоего врага прыжок гигантский, когда он на

твою шею бросается.

  Вот он. Вражина. Главный. Наиглавнейший. У, гад, как клычищи-то оскалил.

Шерсть дыбом. Хвост поджал. Уши прижал. Это перед прыжком. Сейчас, зараза,

прыгнет. Не рычит. Хрипит только. Слюна липкая вокруг пасти. Точно бешеный.

В КГБ для таких собак особая графа в персональном деле предусмотрена.

Называется "злостность". И пишут умудренные специалисты в этой графе

страшные слова: злостность хорошая, злостность отличная. У этого пса

наверняка в графе о злостности одни восклицательные знаки. Зовут зверюгу

Марс, и принадлежит он пограничным войскам КГБ. Не скажу, что огромен пес.

Видел я псов и покрупнее. Но опытен Марс. И это все знают.

  Сегодня не я против Марса. Сегодня против Марса Женя Быченко работает.

Прокричали мы Жене слова напутственные, мол, держись, Женя, мол, всыпь ты

ему, мол, продемонстрируй хватку диверсантскую и все, чему тебя в Спецназе

учили. Советы в таком деле кричать не положено, не принято. Совет, даже

самый расчудесный, в самый последний момент может отвлечь внимание бойца, и

вцепится ему свирепое животное прямо в глотку. Оттого советчиков в такой

ситуации посылают - ...за горизонт,

  Нож Женя в левой руке держит, а куртку - в правой. Но не обмотал он руку

курткой. Просто ее на весу держит, на вытянутой вперед руке. Не нравится

это псу. Необычно это. И нож в левой руке не нравится. Почему в левой? Не

спешит пес. Взгляд свой звериный бросает с ножа на глотку и с глотки на

нож. Но и на куртку пес смотрит. Почему ее человек вокруг руки не обернул?

Знает серый своим песьим разумением, что у человека только одна рука

решающая, вторая только дополняющая, только отвлекающая. И надо ему, псу,

не ошибиться. Надо ему на ту руку броситься, которая страшнее, которая

решающая. А может, все же за горло? Бросает свой взгляд пес, выбирает.

Когда он свое песье решение примет, то остановится его взгляд, и бросится

он. И человек на арене, и мы, зрители, ждем именно этого момента. Перед

прыжком у собаки взгляд останавливается, у человека будет короткое

мгновение для встречного удара. Но опытен Марс. И бросился он внезапно, без

рыка и хрипа. Бросился он, как другие собаки не бросаются. Бросился Марс,

не остановив своего взгляда, не сжавшись перед прыжком. Его длинное тело

вдруг повисло в воздухе, его пасть, его страшные глаза вдруг  полетели на

Женьку, и не крикнул никто, не визгнул. Момент прыжка не уловил никто. Мы

прыжок ожидали секундой позже. И оттого в тишине пес на Женькино горло

летел. Только Женькина куртка стегнула по глазам. Только черный его сапог

подковой сверкнул. Только взвыл пес, отлетев в угол. Взревели мы от

восторга. У-у-у-у-у-у... Зарычали мы, как кабаны дикие. Завизжали от

радости.

  - Режь его, Женька! Режь серого! Ножичком его, ножичком! Топчи серого,

пока не встал!

  Но не стал Женька топтать пса скулящего. Не стал резать задыхающегося.

Перемахнул Женька через барьер прямо в объятия ликующей диверсантской

братии.

  - Ну, Женька! Как ты его сапожищем-то! На выходе поймал! На излете. В

полете прямо! Женька!

  - А на арене, в опилках, возле издыхающего пса плакал солдатик в

ярко-зеленых погонах и зачем-то совал в окровавленную звериную пасть

кусочек замусоленного сахара.

 

                                    8.

 

  - Товарищ старший лейтенант, вас вызывает начальник строевого отдела.

  -  Иду.

  Из всех отделов штаба строевой отдел самый маленький. В штабах военных

округов отделами обычно командуют полковники, управлениями -

генерал-майоры, и только в строевом отделе начальником - майор. Но когда

офицера в строевой отдел вызывают, он подтягивается весь. Что же, черт

побери, ждет меня? Строевой отдел - это небольшой зал, в котором старый

седой майор, крыса канцелярская, да трое ефрейторов-писарей. Мурашки по

коже бегут у любого, когда в строевой отдел вызывают. Неважно, старший

лейтенант ты или генерал-майор. Строевой отдел - это учреждение, в котором

воля командующего округом превращается в письменный приказ. А что написано

пером... Строевой отдел - это канал, по которому Верховный

Главнокомандующий, Министр обороны, начальник Генерального штаба доводят

свои приказы до подчиненных. Строевой отдел эти приказы доводит до тех,

кому они адресованы.

  - Товарищ майор! Старший лейтенант Суворов по вашему приказанию прибыл!

  -  Удостоверение на стол.

  Вздохнул я глубоко, маленькую зеленую книжечку с золотой звездой перед

майором положил. Майор спокойно взял "Удостоверение личности офицера",

внимательно осмотрел его, почему-то долго рассматривал страницу, где

зарегистрировано мое личное оружие, и страницу, где обозначена моя группа

крови. Ни один мускул на его дряблом лице не дрогнет. Делает он свою работу

точно, как машина, и бесстрастно, как палач. Майор ефрейтору передал

удостоверение. У ефрейтора на столе уже все готово. Обмакнул ефрейтор

длинное золотое перо в черную тушь и что-то аккуратно написал в нем. Я стою

вытянувшись, но шею не вытягиваю, чтобы ефрейтору через плечо глянуть.

Потерпим. Через минуту объявит майор чье-то решение. Промокнул ефрейтор

черную тушь, удостоверение майору возвращает. Глянул майор на меня

испытующе, достал из маленького потайного кармашка затейливый ключ на

цепочке, открыл огромную дверь сейфа, достал большую печать, долго

примерялся и вдруг четко и резко ударил ею по только что исписанной

странице удостоверения.

  -  Слушай приказ!

  Вытянулся я.

  - Приказ по личному составу Прикарпатского военного, округа № 0257.

Секретно. Пункт 17. Старшему лейтенанту Суворову В. А" офицеру 2-го

Управления штаба Округа присвоить досрочно воинское звание капитан, в

соответствии с представлением начальника 2-го Управления полковника

Кравцова и начальника штаба округа генерал-лейтенанта Володина. Подпись:

"Генераллейтенант танковых войск Обатуров".

  -  Служу Советскому Союзу!

  -  Поздравляю вас, капитан.

  - Спасибо, товарищ майор. Примите приглашение на вынос тела.

  - Спасибо, Витя, за приглашение. Но не могу я его принять. Если бы я

каждое предложение принимал, то спился бы давно. Не обижайся. Вот только

сегодня 116 человек в списке. 18 из них досрочно. Не обижайся, Витя.

  Майор протянул мне удостоверение и руку.

  -  Еще раз спасибо, товарищ майор.

  Лечу я, как на крыльях, по лестницам и коридорам.

  -  Ты чего счастливый такой?

  -  Тебя зачем к Барсуку в нору вызывали?

  Не отвечаю никому. Нельзя отвечать сейчас. Плохая примета. Первым о

присвоении командир мой должен узнать и никто больше.

  - Витя, чего цветешь? Звание, что ли, тебе досрочно присвоили?

  -  Нет, нет. Мне до капитана еще полтора года ждать.

  Ах, скорее в отдел. Уж эти чертовы двери бронированные, эти допуски и

пропуски.

  -  Товарищ полковник, разрешите войти.

  -  Войди. - Кравцов от карты не отрывается.

  - Товарищ полковник, старший лейтенант Суворов. Представляюсь по случаю

досрочного присвоения воинского звания капитан.

  Осмотрел меня Кравцов. Почему-то под ноги себе глянул.

  -  Поздравляю, капитан.

  -  Служу Советскому Союзу!

  - В Советской Армии капитан больше всех звездочек имеет, аж четыре. У

тебя, Витя, в этом отношении максимум. Поэтому я не желаю тебе много

звездочек, я тебе желаю мало звездочек, но больших.

  - Спасибо, товарищ полковник. Разрешите пригласить вас на вынос тела.

  -  Когда?

  -  Сегодня. Когда же еще?

  - Что ты думаешь, если мы на завтра перенесем? В ночь нам на подготовку

учений ехать. Перепьются ребята вечером, не соберешь их. А выйдем в поле,

там завтра и справим.

  -  Отлично.

  - На сегодня ты свободен. Помни, что выезжаем в три ночи.

  -  Я помню.

  -  Тогда свободен.

  -  Есть.

 

                                    9.

 

  Учения обычно из года в год проводят на одних и тех же полях и полигонах.

Штабные офицеры хорошо знают местность, на которой развернутся учебные бои.

И все же перед большими учениями офицеры, которым предстоит действовать в

качестве посредников и проверяющих, должны еще раз выйти на местность и

убедиться в том, что все к учениям готово: местность оцеплена, макеты,

обозначающие противника, расставлены, опасные зоны обозначены специальными

указателями. Каждый проверяющий на своем участке должен прочувствовать

предстоящее сражение и подготовить для своих проверяемых и обучаемых

вводные вопросы и ситуации, соответствующие именно этой местности, а не

какой-нибудь другой.

  Оттого, что проверяющие знают районы предстоящих учений неплохо (многие

здесь имели свой лейтенантский старт, тут их самих когда-то кто-то

проверял), выезд на местность перед учениями превращается в своего рода

маленький пикник, небольшой коллективный отдых, некоторую разрядку в

нервной штабной суете.

  -  Всем все ясно?

  -  Ясно, - дружно взревели штабные.

  - Тогда и отобедать пора. Прошу к столу. Сегодня Витя Суворов нас

угощает.

  Стола, собственно, никакого нет. Просто десяток серых солдатских одеял

расстелены на чистой полянке в ельнике у звенящего ручья. Все, что есть, -

все на столе: банки рыбных и мясных консервов, розовое сало ломтиками, лук,

огурцы, редиска. Солдаты-водители картошки в костре напекли да ухи

наварили.

  Я полковнику Кравцову рукой на почетное место указываю. Традиция такая.

Он отказывается и мне на это место указывает. Это тоже традиция. Я

отказаться должен. Дважды. А на третий раз должен приглашение принять и

Кравцову место указать справа от себя. Все остальные сами рассаживаются по

старшинству: заместители Кравцова, начальники отделов, их заместители,

дотай" стершие групп, ну, и все прочие.

  Бутылки на стол расставлять должен самый молодой из присутствующих. Это

Толя Батурлин - лейтенант из "инквизиции", из группы переводчиков то есть.

Добрый парень. Но работу свою серьезно делает. Традиция запрещает ему

сейчас улыбаться. Все остальные тоже серьезны. Не положено сейчас ни

улыбаться, ни разговаривать. И вопросы не положено задавать, отчего во

главе стола старший лейтенант сидит. Ясно всем, почему холодные бутылки

расставляют, но неприлично о них говорить и о причине их появления - тоже.

Сиди да помалкивай степенно.

  Бутылки Толик из ручья носит. Они там аккуратной горкой в ледяной воде

сложены. Играет вода на прозрачном стекле, журчит да пенится.

  -  Где ж твой сосуд? - так спросить положено.

  - Вот он. - Подаю Кравцову большой граненый стакан. Наливает Кравцов

стакан по ободок прозрачной влагой. Передо мной ставит. Аккуратно ставит.

Ни одна капля пролиться не должна.

  Но и стакан полным быть должен. Чем полнее, тем лучше. Молчат все. Вроде

бы и не интересует их происходящее. А Кравцов достает из командирской сумки

маленькую серебристую звездочку и осторожно ее в мой стакан опускает. Чуть

слышно та звездочка звякнула, заиграла на дне стакана, заблестела.

  Беру я стакан, эх, не плеснуть бы, к губам несу. Губы навстречу стакану

тянуть не положено, хотя так и подсказывает природа отхлебнуть самую

малость, тогда и не прольешь ни капли. Выше и выше свой стакан поднимаю.

Вот солнечный луч ворвался в ледяную жидкость и рассыпался искрами

многоцветными. А вот теперь от солнца стакан нужно чуть к себе и вниз. Вот

он и губ коснулся. Холодный. Потянул я огненный напиток. Донышко стакана

выше и выше. Вот звездочка на дне шевельнулась и медленно к губам

скользнула. Вот и коснулась губ она. Офицер звездочку свою новую как бы

поцелуем встречает. Звездочку чуть-чуть губами придержал, пока огненная

влага из стакана в душу мою журчала. Вот и все. Звездочку я осторожно левой

рукой беру и вокруг себя смотрю: стакан-то разбить надо. На этот случай на

мягкой траве чьей-то заботливой рукой большой камень положен. Хрястнул я

тот стакан о камень, звонкие осколки посыпались, а звездочку мокрую

полковнику Кравцову подаю. Кравцов на моем правом погоне маленькой

командирской линеечкой место вымеряет. Четвертая звездочка должна быть

прямо на красном просвете, а центр ее должен отстоять на 25 миллиметров

выше предыдущей. Вот она, мокрая, и встала на свое место. Теперь мое время

закусить, запить, огурчиком водочку осадить.

  -  Где ж твой стакан? - так спросить положено.

  Два плеча. Два погона. Значит, и две звездочки. Значит, и два стакана...

в начале церемонии.

  Подаю я второй стакан. Снова в нем огненно-ледяная жидкость заиграла.

Снова до краев.

  Встал я. Стоя пить легче. Встать разрешается. Никто тут не возразит.

Можно было и первый стакан стоя пить. Традиция этому не препятствует. Лишь

бы стаканы полными были. Лишь бы не ронял офицер драгоценные бриллиантовые

капли.

  Сверкнула вторая звездочка-красавица в водочном потоке. Пошла огненная

благодать по душе. Зазвенели осколки битые. Вот и на втором погоне мокрая

да остроконечная появилась. Теперь Кравцов себе наливает. До краев. И

каждый в тишине сам себе льет. Своя рука - владыка. Лей, сколько хочешь.

Если Витю Суворова уважаешь, так полный стакан лей. А уж коли не уважаешь,

лей сколько знаешь. Только пить до дна.

  -  Выпьем... - смиренно предлагает полковник.

  Не положено атакую минуту говорить, за что пьем. Выпьем и все тут. Пьют

все медленно да степенно. Все до дна пьют. Только я не пью. Теперь мое

право на каждого смотреть. Кто сколько налил себе. Кто полный стакан, а кто

на две трети. Но полные у всех были. А теперь вот сухие у всех. Теперь мне

и улыбнуться можно. Не широко. Ибо по традиции я все еще старший лейтенант,

хотя приказ вчера был, хотя сегодня мне уже и звезды новые на погоны

повесили.

  Вот и Кравцов допил. Чуть водичкой запил. Теперь фраза должна ритуальная

последовать.

  -  Нашего полку прибыло!

  Вот именно с этого момента считается, что офицер повышение получил. Вот

только с этого момента - я капитан.

  Закричали все, зашумели. Улыбки у всех. Пожелания-поздравления. Теперь

все говорят. Теперь смеются все. Теперь церемонии кончились. Теперь

традиции побоку. Пьянка офицерская начинается. И если правда в вине, то

быть ей сегодня всецело на нашей стороне. Беги, Толик, к ручью. Беги,

Толик. Ты моложе всех. Будет, Толик, и твое время. Будет праздник и на

твоей улице. Будет обязательно.

 

                                    10.

 

  Жара. Пыль. Песок на зубах хрустит. Степь от горизонта до горизонта.

Солнце белое, жестокое и равнодушное бьет безжалостно в глаза, как лампа

следователя на допросе. Редко-редко где уродливое деревце, изломанное

степными буранами, нарушает пугающее однообразие.

  Добрый человек, плюнь, перекрестись да возвращайся домой. Нечего тебе тут

делать. А мы, грешные, пойдем вперед, туда, где выжженная степь вдруг

обрывается крутым берегом грязного Ингула, туда, где в дрожащем мареве

столпились скелеты караульных вышек, туда, где десятки рядов колючей

проволоки безнадежно опутали чахлые рощицы. Деревца тощие. Листья серые под

толстым слоем пыли. Может, вышки-то не караульные? Может, геологи? Может,

нефть? Какая, к черту, нефть? Вышки с прожекторами и с пулеметами. Много

вышек. Много прожекторов. Много пулеметов. Ну, значит, не ошиблись мы.

Значит, правильный путь держим. Верной дорогой идете, товарищи! Сюда нам.

  Желтые Воды. Будет время - и будет это название звучать так же страшно,

как Хатынь, Освенцим, Суханове, Бабий Яр, Бухенвальд, Кыштым. Но не

наступило еще то время. И потому, услышав это страшное название, не

вздрагивает обыватель. Не коробит его от этого названия, и мурашки по коже

не бегут. Да и не только у обывателя это название никаких ассоциаций не

вызывает, но и у зеков, которых бесконечной колонной гонят со станции к

вышкам. Рады многие: "Не Колыма, не Новая Земля. Украина, черт побери,

живем, ребята!" И не скоро узнают они, а может, и никогда не узнают, что

Центральный Комитет имеет прямую связь с директором "глиноземного завода",

на котором им предстоит работать. Не положено им знать, что из Центрального

Комитета каждый день звонят большие люди директору завода,

производительностью интересуются. Важен завод, важнее Челябинского

танкового. И не очень вам, ребята, повезло, что гонят вас сюда. И не

радуйтесь пайке жирной и щам с мясом. Того, у кого зубы начнут выпадать да

волосы, заберут в другое место. Того, кто догадается, что тут за глинозем,

- тоже быстро заберут. А уж если вы все там в лагере взбунтуетесь, то

охрана в Желтых Водах надежная, а если нужно, то и мы поможем. Имейте в

виду, рядом с вами соседствует самый большой учебный центр Спецназа. С этим

не играйте. Лучше уж подыхайте понемногу, не рыпаясь, на... глиноземном

заводе".

 

                                    11.

 

  Пыль. Жара. Степь. Мы прыгаем. Мы много прыгаем. С больших высот. С малых

высот. Со сверхмалых. Мы прыгаем в два потока с АН-12 и в четыре потока с

Ан-22, А вы себе можете представить выброску в четыре потока? Ни хрена вы

не представляете! Только тот, кто прыгал, тот знает, что это такое. Мы

прыгаем днем и ночью.

  Желтые Воды-это Европа. Желтые Воды-это у самого Кировограда. Но летом

тут всегда душно и засушливо. Лето знойное и безоблачное. Тут нелетной

погоды не бывает. И оттого со всех концов страны сюда собираются роты,

батальоны, полки и бригады Спецназа и бросают их тут от июня до сентября.

Боже, пошли ливень! Пусть раскиснет проклятый аэродром. Он крепок, как

гранит, но это просто глина, и не надо его бетонировать. Солнце

забетонировало его лучше всякого технолога. Ну, пошли же ливень! Пусть он

раскиснет. Мы все тебя. Боже, просим. Много нас тут. Тысячи. Десятки тысяч.

Ну, пошли же ливень!

 

                                    12.

 

  Гроза надвигается, как мировая революция: лениво и неуверенно. Пересохла

степь. Гонит ветер пыльные смерчи. Затянуло горизонт чернотой, и блещет

небо вдали. Далеко-далеко громыхает слабо гром. Но нет дождя. Нет. АХ, как

бы я подставил лицо крупным каплям теплой летней грозы. Но не будет ее.

Будет и завтра изнуряющий зной, будет горячий ветер с мелкими песчинками.

Будет бескрайняя выжженная степь. И пересохшими глотками мы будем орать

"Ура!" Вот как сейчас орем. От края и до края взлетной полосы построен цвет

Спецназа. Чуть колышется море запыленных выцветших голубых беретов.

  - СМИРНО! ДЛЯ ВСТРЕЧИ СПРАВА! НА... КАРАУЛ!!!

  Грянул встречный марш. И вот уж не надо мне ни воды, ни дождя. Понес меня

марш на крыльях. Вдали показалась машина с огромным маршалом. И, увидев

его, взревел первый батальон "Ура!", и покатилось солдатское приветствие по

рядам: "А-а-а-а!" Наверное, с таким воплем вставали батальоны в атаку.

Ура-а-а-а!

  - Товарищ маршал Советского Союза, представляю сводный корпус

специального назначения для проведения строевого смотра и марш-парада.

Начальник 5-го Управления генерал-полковник Петрушевский.

  Глянул маршал на бесконечные ряды диверсантов, улыбнулся.

  Генерал Петрушевский свое воинство представляет:

  - 27-я бригада Спецназ Белорусского военного округа!

  - Здравствуйте, разведчики! - рявкнула маршальская глотка.

  - ЗДРАВ... ЖЛАВ... ТОВ... СОВ... СОЮЗ...! - рявкнула в ответ 27-я

бригада.

  -  Благодарю за службу!

  -  СЛУЖ... СОВ... СОЮЗУ!!! - рявкнула 27-я.

  - 3-я морская бригада Спецназ Черноморского флота!

  -  Здравствуйте, разведчики!

  -  ЗДРАВ... ЖЛАВ...

  -  72-й отдельный учебный батальон Спецназ!

  -  ЗДРАВ... ЖЛАВ...

  - 13-я бригада Спецназ Московского военного округа!

  - 224-й отдельный батальон Спецназ 6-й гвардейской танковой Армии!

  Кричит маршал приветствия, и эхо радостно гонит слова его за горизонт:

БЛАГОДАРЮ ЗА СЛУЖБУ! СЛУЖБУ! СЛУЖБУ!!!

  Суров и строг церемониал военных парадов. И радостен, Не зря придуманы

смотры. Ах, не зря! Машина генерала Петрушевского идет правее и чуть сзади

маршальской машины. Что блестит в глазах генеральских? Гордость! Конечно,

гордость. Полюбуйся, маршал, на моих молодцов. Разве хуже они головорезов

Маргелова? Ах, не хуже! Нет, не хуже.

  - 32-я бригада Спецназ Закавказского военного округа!

  -  Здравствуйте, чудо-богатыри!

  - ЗДРАВ... ЖЛАВ...!!!

  Нет конца аэродрому. Нескончаемой стеной стоит Спецназ.

  -  Благодарю за службу!

  После каждых крупных учений по традиции строят войска для общей проверки.

Традиции этой сотни лет. Так после сражения полководец собирал оставшихся,

считал потери, поздравлял победителей. Грандиозные учения завершены. И

только тут, на бескрайнем поле, когда все участники собраны вместе, можно

представить невероятную мощь 5-го Управления ГРУ. А ведь не все еще тут.

  -  703-я отдельная рота Спецназ 17-й Армии!

  А ведь едет маршал вдоль рядов и, несомненно, мысль его терзает, на кого

же всю эту рать с цепи спустить? На Европу? На Азию? А может, на товарищей

по Политбюро?

  Ну что же ты, маршал? Чего медлишь? Мы тут все свои. Злые мы все. Ну,

спусти с цепи. Всю Россию кровью зальем. Только команду дай. Не всех

убивать, конечно, будем, не всех. Если у кого дача большая да машина

длинная, тех мы не тронем. Это не грех иметь дачу да длинную машину. Тех,

кто о социальной справедливости говорит, мы тоже не тронем. Грех это, но не

очень большой. Заблуждаются люди, что с них возьмешь, с юродивых? Убивать

мы, маршал, только тех будем, кто эти две вещи воедино объединяет: кто о

социальной справедливости болтает да на длинной машине ездит. Тех, как

бешеных собак, на фонари, на столбы телеграфные. От них, маршал, все беды

на нашу землю сыплются, от них. Ну, спусти цепь, маршал! Эх, маршал. Ведь

если не ты, так последователь твой спустит Спецназ с цепи. Спустит. Будь

уверен. Много будет крови. Чем дольше тянуть будете, тем больше потом крови

будет. Но-будет! Будет! Ура-а-а-а-а! Ура!

  Катится рев по полю. Катится в дальних балках, без дождя пересохших, лает

эхо нашего рева.

  -  А поработаем, ребята? - вопрошает маршал.

  - А-а-а-а-а! - ревет Спецназ восторженно в ответ.

  Поработаем значит. Поработаем.

 

                                    13.

 

  Мы работаем. Мы работаем дни и ночи. И уже не различаешь дней и ночей.

Все несется серым колесом. Прыжки дневные. Прыжки ночные. Прыжки со

сверхмалой. Прыжки со средних высот. Прыжки с катапультированием, но это не

для всех. Прыжки из стратосферы, это тоже для избранных. Соревнования.

Соревнования. Соревнования. И снова прыжки. Горькая пыль на губах. Красные

глаза. Злость наружу просится. Иногда апатия полная. И уже укладываем

парашюты свои без трепета. Скорей бы сложить да поспать минут тридцать.

Может, проверить укладку еще раз? Да ну ее на... Учебные бои. Напалм.

Собаки. МВД. КГБ. Опять стрельбы и опять прыжки.

  А смерть рядом с нами ходит. Нет, никого она под свои черные крылья не

прибрала. Но рядом старуха. Не дремлет. В 112-м отдельном батальоне новый

парашют проверяют. Д-1-8. Плохой парашют. Боятся его спецназы. Не хотят на

Д-1-8 прыгать. Что-то не так в нем. На каждые сто прыжков минимум один

перехлест приходится. Тут и конструктор парашюта и испытатели. Объясняют,

что уложили мы не так, хранили не так. Ну вас всех на... а гробиться нашему

брату. Старшина из 112-го батальона прыгал, перехлестнуло ему стропы через

купол, он их стропорезом полоснул. Хорошо приземлился. Мягко. А ему шутки

на земле: надо ж было не с маху полосовать стропы, а найти, где они

шелковой ниточкой сшиты, да ниточку аккуратно и распустить. А старшина

после прыжка такого совсем шуток не понимает. Да матом шутников. И

конструктора заодно.

  Рядом с нами смерть. Вон за теми заборами. Желтые Воды рядом. Концлагеря.

Уран. А значит, и смерть. Не тут ли каждый начальник себе "кукол" да

"гладиаторов" подбирает? Запретные зоны. Вышки сторожевые. Вышки

парашютные. Все рядом. Концлагерь и мы. Зачем это? Чтобы нас пугать? А

может, еще какая причина есть держать главный учебный центр Спецназа рядом

с урановыми рудниками? Рядом с концлагерями. Рядом со смертью.

 

                                    14.

 

  И опять прыжки. "Капитан Суворов. Этот парашют я укладывал сам". Операция

первая. Закрепили вершину купола "этот парашют я укладывал сам". Готовы?

Попрыгали. Вперед. Вперед. "Генерал-майор Кравцов. Этот парашют я укладывал

сам". Я долго тупо смотрю на расписку моего соседа, который закончил

укладку. Что-то в этой надписи мне непонятно. Что-то не так. Но тупые мозги

у меня. Недосып. Я мучительно напрягаю свое сознание, и вдруг меня озаряет:

  -  Товарищ генерал!

  - Тихо, не шуми. Да, Витя. Да. - И он смеется. - Только не шуми. Я уже 32

часа как генерал. Ты первый сообразил.

  -  Поздравляю вас...

  -  Спасибо.

  -  Много вам звезд...

  - Да не шуми ты. Пить потом будем. Не время сейчас. Ах, черт. Замотался я

совсем. Ты-то свой парашют уложил?

  -  Оба, товарищ генерал.

  -  Сдай их оба.

  - Есть сдать. - И, предчувствуя что-то, вопреки уставам, я лишний вопрос

задал: - Я не прыгаю сегодня?

  -  Ты никогда больше прыгать не будешь.

  -  Ясно. - Хотя ничего мне не ясно.

  - Вызывают тебя в Киев. А там, наверное, в Москву.

  -  Есть.

  - О вызове ни с кем не болтать. При оформлении документов в строевом

отделе скажешь, что вызов из 10-го главного управления Генерального штаба.

  -  Есть, - рявкнул я.

  -  Тогда до свидания, капитан. И успехов тебе.

 

                                    15.

 

  - Капитан, есть предварительное решение Генерального штаба забросить тебя

в тыл противника для выполнения особого задания, - незнакомый генерал

измерил меня тяжелым взглядом. - Сколько времени надо на подготовку?

  -  Три минуты, товарищ генерал.

  -  Почему не пять? - Он впервые улыбнулся.

  - Мне только в туалет сбегать, три минуты достаточно. - И, понимая, что

мою шутку он может не оценить, я добавил: - Всю ночь меня сюда в автобусе

везли, там никакой возможности не было.

  - Николай Герасимович, - обратился генерал к кому-то, - проводите

капитана.

  Через две с половиной минуты я вновь стоял перед генералом.

  -  Теперь готов?

  -  Готов, товарищ генерал.

  -  Куда угодно?

  -  В огонь и в воду, товарищ генерал.

  -  И тебя не интересует - куда?

  -  Интересует, товарищ генерал.

  - Если бы мы решили тебя готовить к выполнению задачи очень долго.

Например, пять лет. Как бы ты отнесся к этому?

  -  Положительно.

  -  Почему?

  - Это означает, что задание будет действительно серьезным. Это мне

подходит.

  - Что ты, капитан, знаешь о Десятом главном управлении Генерального

штаба?

  - Оно осуществляет поставки вооружения всем, кто борется за свободу,

готовит командиров для национально-освободительных движений, направляет

военных советников в Азию, Африку, на Кубу...

  - Как бы ты отнесся к предложению стать офицером Десятого главного

управления?

  -  Это была бы высшая честь для меня.

  - Десятое главное управление направляет советников в страны с жарким

влажным и с жарким сухим климатом. Что бы ты предпочел?

  -  Жаркий влажный.

  -  Почему?

  - Это Вьетнам, Камбоджа, Лаос. Там воюют. А в жарком сухом сейчас

прекращение огня...

  - Ты ошибаешься, капитан. Воюют всегда и везде. Перемирия никогда нигде

нет и не будет. Война идет постоянно. Открытая война иногда прерывается, но

тайная никогда. Мы рассматриваем вопрос об отправке тебя на войну. На

тайную войну.

  -  В КГБ?

  -  Нет.

  -  Разве бывает тайная война без участия КГБ?

  -  Бывает.

  - И эту войну ведет Десятое главное управление?

  - Нет, ее ведет Второе главное управление Генерального штаба - ГРУ. Для

прикрытия своего существования ГРУ использует разные организации, в том

числе и Десятое главное управление. Тебя, капитан, мы отправим на экзамены

в тайную академию ГРУ, но все будет организовано так, как будто ты

становишься военным советником. Десятое главное управление - это твое

прикрытие. Все документы будут оформляться только в Десятом главном

управлении. Это управление вызовет тебя в Москву, а там мы тайно заберем

тебя к себе сдавать экзамены...

  -  А если я экзаменов не сдам?

  Он брезгливо фыркнул:

  - Тогда мы тебя и вправду отдадим в Десятое главное управление, и ты

действительно станешь военным советником. Они тебя возьмут, ты им

нравишься. Но ты и нам нравишься. Мы уверены, что ты наши экзамены сдашь,

иначе мы бы с тобой сейчас не беседовали.

  -  Все ясно, товарищ генерал.

  - А коль так, необходимо выполнить некоторые формальности.

  Он извлек из сейфа хрустящий, как новенький червонец, лист бумаги с

гербом и грифом "Совершенно секретно".

  -  Прочитай и подпиши.

  На листе двенадцать коротких пунктов. Каждый начинается словом

"запрещается" и завершается грозным предупреждением: "карается высшей мерой

наказания". А заключение гласит: "Попытка разглашения данного документа или

любой его части карается высшей мерой наказания".

  - Готов?

  Вместо ответа я только кивнул. Он придвинул мне ручку. Я подписал, и лист

исчез в недрах сейфа.

  - До встречи в Москве, капитан.

 

                                    16.

 

  Сдав дела совсем молоденькому старшему лейтенанту, я предстал перед своим

теперь уже бывшим командиром:

  - Товарищ генерал, капитан Суворов. Представляюсь по случаю перевода в

Десятое главное управление Генерального штаба.

  -  Садись.

  Сел.

  Он долго смотрит мне в лицо. Я выдерживаю его пристальный взгляд. Он

подтянут и строг, и он не улыбается мне.

  - Ты, Виктор, идешь на серьезное дело. Тебя забирают в Десятку, но я

думаю, это только прикрытие. Мне кажется, что тебя заберут куда-то выше.

Может быть, даже в ГРУ. В Аквариум. Просто они не имеют права об этом

говорить. Но вспомни мои слова - приедешь в Десятое главное, а тебя заберут

в другое место. Наверное, так оно и будет. Если мой анализ происходящего

правильный, то тебя ждут очень серьезные экзамены. Если ты хочешь их

пройти, то будь самим собой всегда. В тебе есть что-то преступное, что-то

порочное, но не пытайся скрывать этого.

  -  Я не буду этого скрывать.

  - И будь добрым. Всегда будь добрым. Всю жизнь. Ты обещаешь мне?

  -  Обещаю.

  - Если тебе придется убивать - человека, будь добрым! Улыбайся ему перед

тем, как его убить.

  - Я постараюсь.

  - Но если тебя будут убивать - не скули и не плачь. Этого не простят.

Улыбайся, когда тебя будут убивать. Улыбайся палачу. Этим ты обессмертишь

себя. Все цавно каждый из нас когда-нибудь подохнет. Подыхай человеком,

Витя. Гордо подыхай. Обещаешь?

  На следующий день зеленый автобус доставил группу офицеров на пустынную

железнодорожную станцию, где формировался воинский эшелон.

  Всех их вызывало в Москву Десятое главное управление Генерального штаба.

  Всем им предстояло стать военными советниками во Вьетнаме, в Алжире,

Йемене, Сирии, Египте. В этой группе находился и я.

  Для всех моих друзей, коллег, начальников и подчиненных с этого момента я

перестал существовать. Пункт первый документа, который я подписал, запрещал

мне любые контакты со всеми людьми, которых я знал в прошлом.

 

1